Летнее чтение. Бумка и Пиня

Опубликовано: 30 июля 2017 г.
Рубрики:

Те из взрослых, кто посерьёзнее меня, кто всё знает заранее и при каждом случае может сказать: «Ну, вот видишь, а я же предупреждал», те, конечно, скажут, что я сам и виноват, что этого и следовало ожидать... ну, или что-нибудь такое же умное и бесполезное. И мне ничуть не будет обидно. А что на них, на взрослых-то, обижаться – что они понимают! Я и сам бываю таким занудным. А вот на Бумку я поначалу рассердился. Ну, как тут не расстроится, когда вернувшись вечером с работы, ещё в прихожей услышал я возню и хохот, доносившиеся из кухни. А когда открыл морозилку, то обнаружил там Бумку и маленького нахального пингвина. Они рассказывали друг другу какие-то истории, веселились и уминали рыбные палочки. Мало того, судя по рыбным хребтам, валявшимся там же, пингвину полюбилась и маринованная килечка, которую я припас себе на вечер.

– Привет, – весело прокричал Бумка. – Знакомься – это Пиня. Мой старый друг. Он поживёт у нас немного, пока подоспеет его стая.

– А что – потом у нас будет жить вся стая? – спросил я замирающим голосом.

– Нет, – огорчённо ответил Бумка. – Не могут. Я предлагал им погостить недельку-другую, но Пиня говорит, им надо торопиться – их ждут в Антарктиде.

– Какая жалость, – сказал я, постаравшись вложить в ответ как можно больше сарказма, и напрасно: вот уж кому наплевать на эти тонкости, так это белым медведям.

– Да, – печально согласился Бумка. – Жаль. Это было бы так весело.

Впрочем, им и вдвоём было не скучно. Пиня оказался на редкость изобретательным, компанейским и прожорливым пингвином. За несколько дней они вдвоём уничтожили месячный запас рыбных палочек и две банки маринованной кильки, устроили трамплин из моего любимого кресла и вморозили пульт от телевизора в лёд, пытаясь приготовить кубики для коктейля. Я тоже не скучал. В промежутках между подтиранием луж и походами в магазин за рыбой и палочками я чинил торшер, превращённый в мачту корабля, запоздало объяснял, что наполнять водой, дабы устроить заплыв, нужно не всю ванную комнату, а только ванну, и пытался объяснить соседям со всех сторон, что мои шумные племянники, подброшенные на несколько дней троюродной сестрой, вот-вот уедут.

А он всё никак не улетал. Выяснилось после, что Пинина стая задержалась в дороге, соблазнившись грандиозным призом, обещанным за победу в «Шоу пингвинов» где-то в Исландии. Свой номер оттанцевали они замечательно и приз получили, вот только вместо обещанной цистерны со свежей рыбой оказалась там бочка с лежалой селёдкой. И пока они выясняли, кто и почему, а после летали дружно всей большой стаей удобрить этому обманщику дом сверху донизу – неделя и прошла.

PC: Поставив этот рассказ в свой раздел на Фэйсбуке, получил я, среди всех, очень даже позитивных отзывов, и такое письмо от школьной преподавательницы зоологии: «Уважаемый Автор. Хочу сообщить вам, что согласно науке пингвины не летают! »

Ну, и что я должен ответить такому Читателю?

Отвечаю очень вежливо: Уважаемая училка, если у вас пингвины не летают, так тогда у вас и белые медведи не живут в морозилках и не делают замечательное мороженое! Ну вот и скучайте себе вместе с вашей наукой в жару и без мороженого!

Право, некоторые взрослые бывают совершенно несносны и бестактны.

Но, наконец, этот долгожданный день настал. Я крепился и старательно делал грустное лицо. Собрал Пине в дорогу пакет с рыбными палочками и банку кильки. Махал вслед улетающей стае платочком, гладил грустного медведя и ликовал в душе. Этим же вечером, когда я уставший, но довольный сидел в том, что осталось от моего любимого кресла и пытался починить пульт от телевизора, Бумка вылез из морозилки, прошлёпал по паркету и забрался ко мне на колени. Он поёрзал, устраиваясь поудобнее, свернулся клубочком и сонно пробормотал:

– Ну, ладно – не дуйся. Я же понимаю... А я тебе зато сделаю торт из мороженого – настоящий. Его моя бабушка только раз в год делала – в день первого полярного сияния – самый большой праздник у белых медведей.

И сделал. 

А вот и не расскажу, а то вы обзавидуетесь.