Бумка

Опубликовано: 9 июня 2017 г.
Рубрики:

Теперь уже все мои знакомые знают, что у меня в морозилке живёт полярный медведь. Небольшой такой, сантиметров тридцать, но взрослый – не медвежонок. Я долго скрывал это, но потом мне надоело каждый раз выдумывать объяснения, откуда и почему у меня всегда найдётся мороженое для гостей – и я стал говорить всем правду. Не все, конечно, верили – а мне-то что? Не веришь – не ешь свежеприготовленное, нежнейшее, облитое молочным шоколадом мороженое, обёрнутое в серебряную фольгу с фирменным знаком: белым медведем в голубом круге. Бумка – так зовут моего жильца – утверждает, что это портрет его дедушки, который и изобрёл этот рецепт. Ну, дедушка это или бабушка, по рисунку я определить не могу, но мороженое очень вкусное и я страшно рад тому, что однажды вечером, открыв морозилку, чтобы достать и приготовить себе на ужин последнее, что там оставалось – рыбные палочки, – увидел там Бумку. Он уютно свернулся калачиком на нижней полке, и, когда я, открыв дверцу, уставился на него – приоткрыл один блестящий коричневый глаз и молча посмотрел на меня. Я, не говоря ни слова, смотрел на него. Так прошла целая минута. Потом Бумка закрыл глаз, зевнул во всю пасть и сонно пробормотал: «Ну, если сказать ничего не хочешь, то закрой, пожалуйста, дверцу – а то жарко очень». Так мы и познакомились. Да, кстати, рыбных палочек в морозилке не оказалось – Бумка их съел, а мне пришлось поужинать булкой и сладким чаем. С тех пор мы так и живём: я покупаю ему рыбные палочки – его любимое лакомство, а он мне готовит мороженое. Молоко, шоколад и сахар, конечно, покупаю я. Есть ещё пара секретных ингредиентов, которые я тоже приношу, но Бумка категорически запретил мне о них кому бы то ни было рассказывать. Иногда он исчезает, говорит, что пойдёт погулять и пообщаться с родственниками, но всегда оставляет мне запас: пять - шесть брикетов пломбира. Его нет неделю, другую, и я уже начинаю волноваться, не случилось ли чего - и просматриваю разделы происшествий во всех газетах, но потом он появляется – и я вздыхаю с облегчением.

Жить с ним не просто: он оставляет следы мокрых лап на паркете; капризничает, если рыбные палочки оказываются не той фирмы; возмущается, когда я раз в месяц пытаюсь разморозить и почистить холодильник. А ещё требует выключить отопление – и мне приходится заворачиваться в толстый плед, когда мы с ним вечером усаживаемся у телевизора, - забирает у меня пульт и переключает на каналы, где показывают животных. Ничего другого смотреть он не хочет. Впрочем, однажды, случайно, включив какое-то популярное телешоу, он громко смеялся, а после сказал, что такое он уже раз видел в клетке у мартышек, когда недолго жил в зоопарке.

А ещё иногда, в холодные зимние ночи, когда все собачники уже увели своих любимцев спать в их нагретые у хозяйских ног постели, мы с Бумкой выходим погулять. Мы идём рядом и тихо беседуем безо всяких поводков и ошейников: ведь мы равны, мы друзья.

А почему «Бумка» – ведь на самом деле, белые медведи обходятся без имён – да потому, что сейчас каждый, кто заведёт себе белого медведя, так обязательно назовёт его Умкой. Вот я и решил назвать своего иначе, тем более что он так смешно бумкает в морозилке: напевает себе что-то под нос, когда готовит мороженое, – ну, просто настоящий Бумка!