Норман Оппенгеймер - ещё один лишний человек. О новом фильме Джозефа Седара

Опубликовано: 30 марта 2017 г.
Рубрики:

 В широкий прокат выходит американо-израильский кинофильм "Норман". В русском прокате он пойдёт под названием "Стратегия Оппенгеймера".

 Полное название фильма "Норман: умеренный взлёт и трагическое падение нью-йоркского посредника". А "Стратегия Оппенгеймера" - это было рабочее название сценария, отвергнутое из опасения, что это вызовет ассоциацию с Робертом Оппенгеймером, создателем ядерного оружия.

 

Норман, которого играет Ричард Гир - одинокий, пенсионного возраста неудачник, полный эгергии, озабоченный желанием попасть в круг богатых и влиятельных людей, чтобы выглядеть среди них своим, постоянно навязывает им свою дружбу, старается убедить их и самого себя в том, что он в этой жизни не лишный. Норман считает, что он, как посредник - профессионал высокого класса. "Я знаю этого, я знаю того, и я тебе помогу, я улажу твои проблемы", обещает он. Такой тип, наверно, каждому встречался в жизни. А потом оказывалось, что всё это враньё, что никого он не знает, что помочь не может, а вы, рассчитывая на его помощь, упустили время, потеряли деньги, попали в ещё большую беду. Тот самый случай, когда "хотели как лучше, а получилось как всегда".

 Норман очень хочет, чтобы его принимали всерьёз, чтобы не отмахивались, как от назойливой мухи, хотя он, действительно, назойлив. Жалкий, смешной, надоедливый, старый нью-йоркский еврей, всё ещё пытающийся найти своё место в жизни высшего общества. Но однажды ему повезло: на манхеттенской улице у витрины обувного магазина он завязывет разговор с человеком, который оказывается израильским политиком среднего звена Микой Эшелем. Из желания продемонстрировать гостю свою значимость, понравиться и оказать услугу Норман, в знак симпатии и будущей дружбы, покупает ему туфли. Мика Эшель долго отказывается – туфли, хотя и понравились, но слишком дорогие.

Однако обидеть симпатичного, доброго Нормана тоже неудобно. И Мика принимает подарок. Дружба завязывается. Мика Эшель даёт Норману личный номер телефона. А через три года второстепенный правительственный чиновник становится премьер-министром Израиля. И с этого начинается восхождение Нормана. Он испытывает эйфорию. Его теперь знают, его уважают. И он с удовольствием рассказывает первой встречной о своих связях. Но у этой первой встречной есть свои связи - в израильской оппозиции, в юридических кругах. И на основе рассказа Нормана о туфлях, подаренных когда-то Эшелю, премьер-министра обвиняют в коррупции. Политический скандал. От Нормана требуют свидетельских показаний против его друга. Загнанный в тупик, Норман предпочитает умереть.

Так жалкий, смешной, нелепый шлемазл становится трагической фигурой, даже героем. Сюжет злободневный: коррупция, реальная и мнимая, в высших эшелонах власти, политическая борьба, отношения американских евреев с Израилем. Эта история прекрасно разыграна актёрами, и прежде всего, исполнителем роли Нормана Ричардом Гиром. Не так много звёзд Голливуда, постарев, смогли перейти на возрастные роли. Ричард Гир, обладатель кинопремии "Золотой глобус", смог.

Режиссёр собрал в этом фильме отличный международный актёрский ансамбль: Лиор Ашкенази (премия израильской кионоакадемии), Майкл Шин (лауреат многих британских театральных и телевизионных премий), Стив Бушеми (премия нью-йоркских кинокритиков), Шарлотт Гейнсбург (награда Каннского фестиваля за лучшую женскую роль), Ханк Азариа (обладатель пяти телевизионных премий "Эмми")...

 Помимо известных актёров, режиссёр сумел найти поддержку у крупных продюсерских и дистрибьютерских компаний, среди которых Sony Pictures Classics.

 Израильско-американский режиссёр Джозеф Седар не только постановщик, но и автор сценария. Предыдущая его картина Footnote ("Примечание") получила в Каннах "Серебряного медведя" в категории "Лучший киносценарий" и была номинирована на премию "Оскар" в категории "Лучший фильм на иностранном языке". Это была вторая номинация режиссёра на "Оскара", первой номинации удостоился его фильм Beaufort ("Бофор") в 2007 году. Известность Джозеф Седар завоевал фильмом Campfire ("Костёр"). Эта картина получила пять премий "Офир" израильской киноакадемии, специальные премии Берлинского кинофестиваля и кинофестиваля в Чикаго. А начинал он свою кинокарьеру кинофильмом "Иерусалим, я люблю тебя".

 Накануне американской премьеры "Нормана" ("Стратегии Оппенгеймера") Джозеф Седар дал нам эксклюзивное интервью.

 - Джозеф, мне показалось, что ваш фильм настолько аллегоричен, что поднимается до библейской притчи. Именно такую задачу вы ставили, приступая к работе?

 - Ну, "библейская притча" - слишком высоко для меня. Хотя мне приятно, что вы так говорите. Я хотел показать этакого торговца собственными услугами, готового на обман ради всеобщего блага. Но он не властен над собой, над результатами своих действий и часто становится жертвой собственных махинаций. У меня к таким людям отношение "горько-сладкое". Я им сочувствую, как жертвам самих себя, но и злюсь, ибо они делают своими жертвами других.

 - Чего вы ждёте от зрителей: чтобы они смеялись над Норманом, жалели его, узнавали в нём типичного нью-йоркского еврея или видели в нём себя?

 - Скорее последнее. Если зрители увидят в Нормане себя и посмеются над собой или огорчатся за себя, то есть сопоставят себя с героем фильма, значит, то, чего я желал, получилось. Чтобы вы лучше поняли моё личное отношение к Норману, я скажу так: он для меня как близкий родственник, за поступки которого мне бывает очень стыдно, но от этого я не перестаю любить его.

 - В конце вашего фильма синагога, для которой Норман обещал достать деньги, но не сумел, и которая должна была закрыться, вдруг получает нужную сумму уже после смерти Нормана. Значит, произошло чудо и Норман оказался не пустобрёхом? Откуда взялись деньги?

 - Такова динамика бизнеса Нормана. Он добывал деньги под разные идеи, добывал разными обещаниями различным людям. Например, я хочу купить ваш микрофон. Но вы не хотите продавать свой микрофон, а у меня нет денег, чтобы его купить. Зато у меня есть человек, который может найти того, кто мне даст денег взаймы, а вы найдёте человека, который продаст такой же микрофон, как у вас...

 - Так в давние советские времена проходил тройной обмен квартирами с помощью посредника...

 - Норман устраивает сложные дела, "сводит стенку со стенкой", как говорится. Это долгий путь со множеством участников, но в конце концов что-то получается. Как с той синагогой.

 - В основе вашего сценария была реальная история обвинения премьер-министра Израиля в коррупции?

 - Последний скандал, когда началось расследование обвинений в коррупции премьер-министра Нетаньяху, разгорелся уже после того, как наш фильм был сделан. Но не нужно быть гением, чтобы предсказать такое развитие событий, тем более, что по такому обвинению был осуждён бывший премьер-министр Ольмерт. Отношения между израильскими политиками и богатыми американскими евреями гораздо сложнее, чем просто подкуп или вымогательство. Часто это не классическая коррупция, а желание одних помочь Израилю, и желание других отблагодарить за помощь. Это естественное проявление взаимной любви. Американские евреи хотят быть участниками чуда по имени Израиль. И они готовы платить за это. Кому платить? Высокому представителю Израиля. Хотя есть в этом дружеском обмене элементы циничной эксплуатации чувств. Политики во власти всё же должны говорить "нет" подаркам, которые можно истолковать как подношение, как взятку. Но отказ не должен быть оскорбительным по отношению к человеку, который искренне хотел сделать подарок.

 - Ричард Гир не раз отзывался негативно об Израиле, критиковал его поселенческую политику. Вам как израильтянину это не мешало в работе с актёром?

 - Слова Ричарда и его восприятие ситуации на Ближнем Востоке имеют давнюю историю. Он убеждённый гуманист, защищающий права меньшинств - тибетского в Китае, арабского в Израиле. У Ричарда Гира в Израиле много друзей - политиков, учёных, артистов, бизнесменов, евреев и палестинцев. Его приезд в Израиль на премьеру фильма очень помог привлечь внимание публики к нашей работе. Но Гир, когда его спрашивали, честно выражал своё мнение о ситуации в Израиле. Для меня как израильтянина важно, что в нашей стране каждый может свободно высказываться, а мы способны терпеливо выслушивать критику. Мы много говорили с Ричардом Гиром об Израиле. В вопросе о Ближнем Востоке нет белого или чёрного, нет однозначного решения проблем, нет чёткого разделения на "правильно" и "неправильно". Обмен мнениями с Ричардом помог мне глубже понять, насколько сложна ситуация.

 ...Смотрю фильм. Активная жестикуляция, пластика Ричарда Гира, его экспрессия и даже внешний вид напоминают персонажей Вуди Алена, который во всех своих ролях остаётся типичным манхеттенским евреем. Гир создаёт многослойный образ неисправимого оптимиста, не понимающего, как можно его не любить. Он не умеет обижаться, если его гонят. А гонят потому, что опасаются принять его помощь, за которой может последовать просьба об ответной услуге. Все пытаются поскорей отделаться от него, обходят его стороной. А он всё время куда-то бежит, всё время на телефоне, весь в деловой суете, всем раздаёт свою визитку с названием бизнеса "Стратегия Оппенгеймера"...

 ...Есть кинофильмы, которые смотришь и забываешь, как только выходишь из зала. А есть такие, которые помнишь и о которых думаешь. Таков "Норман" Джозефа Седара.