Такая музыка. Русской пианистке грозит смертная казнь

Опубликовано: 26 марта 2016 г.
Рубрики:

  31-летняя россиянка Софья Цыганкова, жена известного пианиста Вадима Холоденко, лауреата конкурса Вана Клиберна, в минувший понедельник арестована в госпитале и этапирована в тюрьму графства Таррант, Техас. В тот же день судья округа через переводчика зачитал официальное обвинение Софье Цыганковой в убийстве собственных детей – пятилетней Ники и годовалой Микаэлы. Обвиняемая может быть отпущена под залог в два миллиона долларов, которых у нее нет и в помине. Все ее счета оплачивает Вадим Холоденко, хотя с августа прошлого года супруги не живут вместе и находятся в процессе развода.

Три лауреата и один журналист

  

В моем городе несколько концертных залов. Один из них принадлежит Луисвиллскому университету. Сценическая площадка для студентов и преподавателей музыкального факультета, на американский лад – "школа". С помощью спонсоров здесь три-четыре раза в год выступают исполнители классической музыки мирового уровня. У меня давний "блат" в школе, и, если есть возможность, мои друзья сводят меня с некоторыми гостями-музыкантами для общения в неформальной обстановке.

  В частности, такого рода знакомство у меня состоялось год назад с Вадимом Холоденко, последним по счету лауреатом фортепианногоконкурса имени Вана Клиберна.Золотые медалисты конкурсов Чайковского и Клиберна автоматически попадают в мировую музыкальную элиту. Но я, что говорится, "заелся". Дважды писал о блистательной Ольге Керн, затем интервью с Александром Кобриным, еще одним русским лауреатом Клиберна. С Вадимом мы пошутили: три лауреата конкурса Клиберна на одного журналиста, явный перебор. К тому же, любителя классики, а не профессионального музыкального обозревателя. Просто общались за жизнь и планах на будущее.

Никогда не говори никогда

  Спустя год приходится писать о Холоденко не как о музыканте, а  в связи с ужасной трагедией, происшедшей 17 марта. В 9:27 утра в полицию городка Бенбрук – спутник техасского Форт-Уорта – поступил звонок от Вадима Холоденко, приехавшего забрать на день дочерей у жены, о чем они договорились накануне. Рутинный приезд обернулся сценой кошмара из фильма ужасов. Обе дочери в своей спальне мертвы, жена жива, но в прострации и крови, с колотыми ранами на запястьях и груди, вместо слов - нечленораздельные звуки. На полу нож и пустая капсула из-под лекарства.

  Как заявил в конце дня Дэвид Бэбкок, шеф полиции Бенбрука, Софья Цыганкова находится в госпитале. Ножевые раны не опасны для жизни, но требуют хирургического вмешательства. Тела детей в морге. Возбуждено уголовное дело по факту двойного убийства и одного покушения на жизнь. Кто убийца, говорить преждевременно. Конкретных подозреваемых нет. Отец детей и пока еще муж потерпевшей, Вадим Холоденко сотрудничает со следствием, и к нему нет претензий.

  Искусство вуалировать правду характерно не только для дипломатов. Что бы не говорили полицейские, но в семейных убийствах близкие потерпевших автоматически попадают в список основных подозреваемых. В первую очередь у них, больше, чем у кого-то со стороны, могут быть веские причины для совершения преступления. Не в пользу Вадима Холоденко сложился целый ряд фактов. Чтобы их понять, надо открутить время назад.

  Киевский вундеркинд, кстати первый в семье музыкант, уже в 13 лет гастролировал с концертами в США, Китае, Венгрии и Хорватии. Учился в Киевской музыкальной школе и Московской консерватории. Стипендиат фондов Владимира Спивакова, Мстислава Ростроповича и Юрия Башмета. В 26 лет стал победителем конкурса имени Вана Клиберна. Далекий от политики, исключительно из личных и творческих планов, Вадим хотел получить российское гражданство. На то были три веских основания – окончание Московской консерватории, женитьба в 2010-м году на москвичке Софье Цыганковой, дочь-россиянка. Как мне рассказывал Вадим, все уперлось в российскую бюрократию.

  Когда Холоденко выиграл конкурс Клиберна и ему предложили работу в симфоническом оркестре Форт-Уорта в качестве свободного исполнителя, Вадим решил – это судьба. К тому же в США, в Бостоне, живет отец, отношения с которым наладилсь только недавно. Вадим перевез в Америку жену и двухлетнюю дочь Нику. Вадим и Софья решили обосноваться здесь насовсем, получить грин-карту, а затем и гражданство США. Спустя два года, родилась еще одна дочь – Микаэла, первая американка в семье. Полгода жили в доме мецената Имельды Кастро, затем сняли дуплекс в спокойном Бенбруке. Внешне все обстояло как нельзя лучше. Наконец, семья зажила нормальной жизнью – дети, работа, своя крыша. Но не успели въехать в новый дом в августе прошлого года, как Вадим ушел в "свободное плавание". А в ноябре подал документы на развод. Правда, дочерей не забывал и постоянно с ними общался. И вдруг, за неделю до официального развода, происходит кошмарная трагедия.

  И с нею ряд вопросов. Главный – зачем Вадиму Холоденко надо было снимать дом, чтобы тут же из него уйти? Кроме того, шеф полиции обмолвился, что кроме Холоденко еще один человек тоже звонил о случившемся. Кто он, шеф не сказал. Как и о деталях предыдущих трех вызовах полиции к Холоденко-Цыганковой в 2014-15 годах.

Техасский тупик

  На этом каноны детективного жанра заканчиваются. Главный подозреваемый оказывается невиновным. Главная жертва становится преступником. 21 марта Дэвид Бэбкок официально заявил, что в результате проведенных следственных действий и допросов в госпитале Софье Цыганковой предъявлены обвинения в убийстве дочерей. Пока еще нет результатов судмедэкспертизы о способе умерщвления детей, есть версии отравления либо удушения подушками. Неадекватность поведения женщины возможна как результат передозировки психотропного лекарства, полученного накануне после визита к врачу-психиатру.

 

 Пока это только вопросы без ответа, что послужило первопричиной для красивой современной интеллигентной женщины повторить поступок колхидской царевны Медеи, убившей своих детей. Могу высказать лишь сугубо частное предположение. За пять лет официального брака Вадим и Софья фактически стали жить как семья только в последние год-два. До этого – она в Москве, он – по всему миру. И только когда очутились под одной крышей, поняли, что они чужие друг другу. У Вадима – слава, востребованность, любимая работа, новая гёрлфренд. Софья, кстати, тоже хороший музыкант, выпускница Московской консерватории, дипломант конкурса в Италии, одна в чужой стране, без родных и близких, без языка, с двумя дочерьми, старшая с серьезными проблемами со здоровьем, без работы и самостоятельных средств к существованию. Накопившаяся хроническая депрессия, нервный срыв, женщина "едет с катушек". Убийство оправдать нельзя, понять состояние можно. В любом случае Софью по-человечески жаль, впереди у нее ничего светлого. Тупик.

  22 марта в методистской церкви Форт-Уорта состоялось отпевание Ники и Микаэлы. Накануне Вадим Холоденко выступил с письменным обращением. В нем он, в частности, сказал. – "Смерть моих детей останется со мной на всю жизнь. Я благодарю всех жителей Форт-Уорта, людей из многих стран мира, кто в эти трагические дни и часы поддерживает меня. Где бы я не оказался потом, мое сердце навсегда останется в Форт-Уорте. Земля, где будут покоиться тела моих дочерей".

Проклятие Клиберна

   Ван Клиберн (Вэн Клайберн, как кому нравится) был любимцем двух антиподов – США и Советского Союза. Миллионы советских женщин, даже ничего не понимая в классической музыке, были без ума от американского красавца-гея. Впрочем, тогда о таких вещах народу не докладывали. Клиберн был баловнем судьбы – богат, красив, талантлив – чего не скажешь о конкурсе его имени. В профессиональной среде авторитет и вес конкурса огромен, но за ним тянется шлейф человеческих несчастий и трагедий, который окрестили "проклятием Клиберна". Несправедливо лично к прославленному музыканту, но из "песни" слов не выкинуть.

  Победа в конкурсе открывает лауреатам и дипломантам зеленый свет на концертные площадки всех стран. Но только единицы сделали карьеру мирового класса. Пожалуй, можно назвать лишь два имени. Из старшего поколения 70-летний румынский еврей Раду Лупу считается одним из величайших пианистов нашего времени. Из современных – Ольга Керн, и то с оговоркой. Парадокс: на своей родине русская пианистка почти неизвестна.

  Остальные герои конкурсов были "калифами на час". Судьба некоторых сложилась трагически. Лауреат 5-го конкурса (1977 г.) музыкант из ЮАР Стивен де Гроте после конкурса остался в США, в 1985-м году попал в авиакатастрофу на собственном самолете. Получил тяжелые травмы, но чудом остался жив. Ненадолго. Смерть подстерегла с другой стороны – де Гроте умер в 36 лет от СПИДа.

  19-летний пианист (и спортсмен по кунг-фу!) из Ташкента Алексей Султанов одержал в 1989-м году, по мнению музыкальных критиков, неоднозначную победу. В чем винили не его, а судей. Поначалу карьера Султанова складывалась неплохо, но вскоре резко пошла вниз. Два инсульта, паралич и смерть в 35 лет.

  Золотой медалист конкурса бразилец Жозе Фегали застрелился в 53 года по причине творческого кризиса.

  Фегали, Султанов и сам Клиберн умерли в Форт-Уорте. И наконец, трагическая судьба семьи Холоденко.

  По мнению знатоков музыкального закулисья, свалившаяся в одночасье слава не всем оказывается по плечу. Сразу после победы музыкант включается в "крысиные гонки" с бесконечными концертами, перелетами, отелями, стрессами. Как мне говорила Ольга Керн, в год у нее бывает до 150 выступлений и записей во всех частях света. Но такова жизнь популярного артиста. Или ты ее, или она тебя.