Любовница

Опубликовано: 24 ноября 2015 г.
Рубрики:

Они встретились на симпозиуме.

Андрею было сорок четыре, Свете пятьдесят два.

Она была его куратором, до этого они общались только онлайн - моментальные сообщения, почта.

Провели бриффинг, раздали материалы, Света рассказала о новых продуктах. Андрей показал образцы и рассказал о каждом из них подробно. Потом был фуршет. Заслушали представителей филиалов. Потом ресторан - за счет фирмы. После него баня.

В баню Света не пошла, сказала: муж ждет. Андрей тоже не пошел - отправился за ней. Знал, что она остановилась в гостинице, и знал, что никакого мужа там нет - ему сказала об этом организатор Аллочка.

Света открыла ему в халате. Он смутился – она смотрела спокойно и без всякого, как он надеялся, ожидания. Что-то между ними днем произошло – ему так показалось.

- Приготовил столько умных слов, - сказал он, - и все забыл.

Она молчала.

- Пойдем куда-нибудь? - предложил Андрей, помолчал и поправился. - Пойдемте.

Она продолжала молчать. Он решил, что терять ему уже нечего и быстро сказал:

- Послезавтра я уезжаю. Всю жизнь я такой - хожу долго кругами, присматриваюсь. А тут решил вдруг...

- И я, - сказала она

- Что?.. - не понял он.

- И я послезавтра уезжаю.

Они помолчали.

- Не хотел бы потом всю жизнь думать о том, что я мог, но не сделал, - сказал Андрей

- Ну пока вы ничего такого не сделали, - сказала она.

- Я на пути к тому, чтобы.

Он замолчал, давая понять, что ей самой нужно додумать, что должно было прозвучать после этого «чтобы».

Света сказала:

- Я сейчас.

И ушла в номер.

Потом вышла – уже в костюме.

Они спустились в бар. Заказали, выпили. Заказали еще.

Потом долго гуляли по городу.

Он расспрашивал Свету про нее. Про себя она не рассказывала – говорила про образцы. Он рассказывал о себе – немного и только самое, на его взгляд, интересное. Она слушала без всякого выражения. Он даже подумал: «Правильно про нее говорят – бесчувственная. Я про нее себе все насочинял».

Он проводил ее в гостиницу.

Зашел в номер – она его не приглашала, но вроде и не возражала. Поцеловал ее. Она не отстранилась, но и не ответила. Он снял с нее блузку – она молча и бесстрастно смотрела куда-то ему в нос.

Он уложил ее на постель, помедлил, и погасил свет.

Утром на совещание они вышли вместе. Потом он отстал и пошел другим путем.

После совещания Андрей пришел к Свете в номер. Она впустила его, держа у уха телефон – по разговору Андрей понял, что на том конце муж.

- Нет, приезжать не надо, - сказала она. - Давай в следующий раз. У меня изменились обстоятельства.

Так и сказала – «изменились обстоятельства».

Не кладя трубку, начала раздеваться. Сбросила юбку, трусы. Блузку. Лифчик.

Сделала рукой приглашающий жест - Андрей, опасливо косясь на телефон, разделся.

Света выключила свет, сказала в трубку:

- Приезжаю завтра в шесть тридцать. Встречай.

Нажала отбой и подошла к Андрею вплотную.

На вокзале он не знал, что ей сказать. Что ему было хорошо и он хочет увидеть ее еще? Что он будет скучать? Что они могли бы быть вместе, если бы не?

Она пожала ему руку, сказала коротко:

- До понедельника.

Как будто они и правда увидятся на работе в понедельник.

Зашла в вагон.

В окно выглядывать не стала, и Андрею пришлось оббежать поезд, чтобы увидеть ее купе. Она сидела у окна и смотрела в стол. Внутри у него все сжалось, он крикнул:

- Света!

И замахал руками.

Света посмотрела на него, кивнула и опять стала смотреть в стол.

Он подумал: правду про нее говорят.

И ушел.

В понедельник Андрей как обычно прислал ей отчеты. Она как обычно прислала ему графики и дайджест новинок.

Он стал писать ей каждый день. Света отвечала – как правило, односложно.

Через шесть месяцев он сказал, что приедет к ней. На три дня. Остановится в гостинице – дата, время, адрес гостиницы.

Она написала:

- Приезжайте.

Он сказал жене, что едет на симпозиум, и уехал.

Света сказала мужу, что едет в командировку за Урал, пешком дошла до гостиницы Андрея и сняла там номер.

Он приходил к ней в обед, уходил утром. Любовью занимались они в темноте - хотя он часто спрашивал разрешения включить свет. Она не разрешала. Она аккуратно снимала одежду, вешала на плечики. Строго смотрела на него, словно следила за тем, чтобы он тоже делал все аккуратно. Он раздевался по ее примеру спокойно и не торопясь, хотя внутри у него все бурлило.

Она по-прежнему называла его на «вы». Он очень хотел сказать ей «ты», но не решался.

Света рассказывала ему про их новинки, он рассказывал ей о себе – уже не выбирая, все подряд. Расспрашивал про нее. Про себя она говорить не желала и вместо этого рассказывала ему про их филиалы, про тех, кто там работает сейчас, работал раньше и будет работать в скором будущем.

На вокзале она пожала ему руку, развернулась и пошла к выходу. Он подумал, что, наверное, любит ее. Подумал было догнать и сказать, а еще спросить, любит ли она его, но посмотрел на ее прямую ровную спину и передумал.

Через полгода он приехал снова.

Они снова сняли гостиницу – два разных номера. Он приходил в обед, уходил утром. Ночью они занимались любовью. Раздевались, выключали свет, ложились в постель — делали это уже почти синхронно.

На вокзале он сказал, что любит ее.

Она ничего не сказала, пожала ему руку и ушла.

* * *

Андрей приезжал к Свете каждые полгода в течение шести лет.

Осенью в начале октября и весной в начале апреля.

На седьмой год в апреле он не приехал. За полгода до этого ее сделали заместителем генерального, и переписывались они теперь редко. Писал, как правило, он – но последние два года про себя ему рассказывать стало нечего, а про других ему было неинтересно – так он ей объяснял. Телефон она знала только его рабочий, но никогда по нему не звонила – они все вопросы решали перепиской. Даже фамилию она его не знала. Андрей Сергеевич и все.

По рабочим вопросам они теперь не пересекались вообще.

Она подождала до конца апреля. Потом до конца мая.

Потом прошло лето – на море ехать она категорически отказалась, чем очень удивила мужа.

Каждый день в сентябре у нее начинался одинаково – она проверяла почту и спрашивала у личной секретарши, не было ли звонков или сообщений от Андрея Сергеевича – даже если приходила в понедельник и раньше секретарши.

Он не написал ни в сентябре, ни в октябре – она прождала весь месяц, и две последние недели ходила каждый четный день на вокзал встречать поезд, на котором он обычно приезжал.

Первого ноября она позвонила в его офис.

Там ей сказали, что десять месяцев назад Андрей Сергеевич умер. Что-то с почками. Застудил в поезде, вроде.

Света прямо так, с чем была и в чем была, поехала на вокзал. Купила билет. Просидела в зале двенадцать часов, ожидая поезд. На звонки она не отвечала, домой ей идти не хотелось – она не знала, что будет там делать и что будет говорить.

В его город поезд прибыл вечером.

Она отправилась к нему домой. Адрес она знала – сказали в его офисе. Жену его звали Василина Ивановна – об этом ей тоже сообщили.

* * *

В дверь постучали.

Василина Ивановна пошла открывать.

Полчаса назад ей позвонила женщина, назвалась коллегой ее мужа и спросила разрешения приехать — она в городе проездом, сама из головного офиса, часто общалась с Андреем Сергеевичем по работе, потом ушла на повышение и о том, что случилось, узнала только сейчас. Случайно.

Василина Ивановна сразу решила, что это та самая, к которой ее Андрей мотался два раза в год. Он говорил, что ездит на симпозиумы, и она ему верила – он никогда ей не изменял, но после того, как его не стало, вдруг засомневалась. Дошли кое-какие слухи. Говорили, что любовница его, хоть и старше ее мужа, но выглядит потрясающе. Ей ни за что не дашь даже сорока.

Эти полчаса Василина Ивановна готовилась к встрече. Не то чтобы она хотела скандала, но встретить любовницу должна была во всеоружии. Она одела лучшее свое платье, затянувшись предварительно в корсет, вымыла и уложила волосы, накрасилась. Она даже успела сделать эпиляцию – хотя не делала этого уже лет семь.

Открыла дверь и поняла, что готовилась напрасно.

Перед ней стояла хорошо одетая старуха. На вид ей было лет восемьдесят, если не больше. Губы ее тряслись, руки дрожали, белки глаз были все в красных прожилках. На ней была короткая дорогая шубка, деловой костюм и кожаный берет.

Василина Ивановна вздохнула с облегчением. Очевидно было, что никакая это не любовница, - возраста та была как мать Андрея. Она была именно та, за кого себя выдавала, – коллега по работе, с головного офиса.

Василина Ивановна пригласила женщину войти.

Та сказала, что ее еще ждут остальные – они поедут группой, а поезд у них отходит через два часа. Василина Ивановна назвала номер места, объяснила, как проехать. Кладбище было недалеко, до него можно было дойти пешком. Край забора его был виден из окна. Сказала, что сама пойти не может — ей нужно на работу.

Коллега поблагодарила и ушла.

Через два дня Василина Ивановна шла вдоль кладбищенского забора. Увидела в проезде между могил стоявших полукругом людей и машину скорой помощи.

- Она давно там сидела, я еще вчера ее тут видела, - сказала полная женщина.

- Не хотела уходить, - покивал головой высокий парень. - Я ей говорю – холодно, идите домой. Она – ни в какую.

Василина Ивановна прошла мимо. Мельком увидела лежащий на земле кожаный берет и шубку.

Подумала, что где-то уже это видела, притом совсем недавно, попыталась вспомнить где, – не смогла.

Еще раз посмотрела на людей, на «скорую», вздохнула, подумала, что надо бы навестить могилу мужа, перекрестилась, и зашагала дальше.

Комментарии

Аватар пользователя Peter Nemirovsky

Очень понравилось, спасибо!