Ржавое железо. В Москве уничтожен музей «Союзники и ленд-лиз»

Опубликовано: 21 ноября 2015 г.
Рубрики:

Вспоминаю, как в прошлом военный представитель России по закупке ленд-лизовской техники, Игорь Петрович Лебедев, положил перед задним стеклом «Волги» генеральскую фуражку - для ГАИ, - как пошутил он, и мы отъехали от дома на Краснохолмской набережной на его любимую дачу.

 

И сразу он начал рассказывать:

- Мои предки были военными. Из поколения в поколение. Дед полный георгиевский кавалер. Во время войны я был послан в Куйбышев вместе с эвакуирующимся авиационным заводом. Но в пути меня догнала телеграмма с приказом вернуться в Москву. Там я получил задание – возглавить закупочную комиссию по ленд-лизу.

В просторном домашнем кабинете Игоря Петровича разложены толстые англоязычные справочники с желтыми страницами. Перед ним – весь объем авиационной промышленности США с тех лет по сегодняшний день. Он уточнил все, что было сделано по ленд-лизу. И что войдет в историю и базу данных, составленную по заданию Академии наук. Сделано это было еще при Евгении Велихове, с которым у него были прекрасные отношения. Академик содействовал изданию работ генерала-майора. 

  Я видела это, так как мы с ним и членами его семьи, заезжали в отделение гибких технологий Академии наук в Перяславле-Залесском под Москвой, куда он привозил материалы. В коридоре дома, ранее принадлежавшего купцу Савве Морозову, шел ремонт. Пахло краской. Лежали на кирпичах доски, поверх свежевыкрашенного пола. И, громыхая гомким красивым голосом, Игорь Петрович от входа сообщал всем: «Генерал Лебедев приехал!».

Теперь все это история.

 Старшее поколение хорошо помнило поступавшие по ленд-лизу джипы, «студебеккеры», американскую тушенку, утепленную одежду для авиаторов и водителей, а также многое другое. Игорь Петрович занимался авиацией.

Истинные размеры помощи США и стран союзников в России не были известны до 1994 года.


Благодаря М.С.Горбачеву, были открыты архивы России, в том числе и архив Главного Штаба военно-воздушных сил. Военпред Лебедев смог уточнить свои мемуарные записи.

И узнать совпадают ли данные о ленд-лизе, зафиксированные на его родине, с тем, что он знает лично. 
Оказалось, что каждый пятый самолет для фронта был выпущен союзниками. По данным генерал-майора, за время войны СССР получил от союзников в помощь по ленд-лизу 18 700 (по другим данным, 22 200) самолетов, включая истребители "аэрокобра", "китти-хаук", "томагавк", "харрикейн", средние бомбардировщики Б-25, А-20 „Бостон", транспортный Си-47, 12 200 танков и самоходных установок, 100 тысяч километров телефонного провода, 2,5 миллиона телефонов; 15 миллионов пар сапог, более 50 тысяч тонн кожи для пошива обуви, 54 тысяч метров шерсти, 250 тысяч тонн тушенки, 300 тысяч тонн жира, 65 тысяч тонн коровьего масла, 700 тысяч тонн сахара, 1860 паровозов, 100 цистерн на колесах, 70 электродизельных локомотивов, около тысячи саморазгрузочных вагонов, 10 тысяч железнодорожных платформ.

Это с их помощью на фронт и в тылы доставили от союзников 344 тысячи тонн взрывчатки, почти 2 миллиона тонн нефтепродуктов, а еще 2,5 миллиона тонн специальной стали для брони, 400 тысяч тонн меди и бронзы, 250 тысяч тонн алюминия.

Из этого алюминия, по подсчетам специалистов, можно было построить 100 тысяч истребителей и бомбардировщиков — почти столько, сколько наши авиазаводы произвели за всю войну.

Технику не только предоставляли, но и обучали пользоваться ею.  

В Филадельфии на заводе в Элизабет-Сити шло обучение русских и одновременно проходила проверка самолетов. Помогал осваивать технику бывшим соотечественникам лейтенант ВМС США Григорий Гагарин – потомок эмигрантов из России, имеющий аристократическую родословную.

 На этом же заводе работал и Игорь Петрович. Даже засекреченную технику показывали русским американцы. Такую, как прицел «Норден», бомбардировщики Бостон «А-20».

  - На местном аэродроме, - рассказывал он, - я сразу обратил внимание на роскошный Бостон «А-20» с множеством антенн. Стал расспрашивать, ведь было видно, что это новое оборудование. Когда я уточнял детали, американцы уходили от ответа. Но, видимо,  получив разрешение, все объяснили. 

 24 июня 1941 г. Франклин Рузвельт выступил с заявлением о необходимости поддержать Советский Союз морально и материально. Президент Рузвельт настаивал на том, что нужно срочно ввести действие ленд-лиза. Была проведена благотворительная кампания, проходившая под лозунгом «Загрузим корабль полностью». 

В 1941 году Конгрессом США был принят закон - LendLeaseActо том, что помогать, а именно передавать, обменивать, предоставлять в аренду, взаймы военные материалы или информацию необходимо тольк в случае, если это жизненно необходимо для обороны США. В это время США и союзники, видя слабость СССР, посчитали гитлеровскую Германию опасным для себя противником. 

  Как это часто бывает в непредсказуемой России, история повернула вспять. Американцы снова стали врагами. В стране так и не отдали долг уважения и благодарности участникам такой колоссальной акции.
  Силовые структуры, всегда руководившие Россией, никогда не говорили народу правду о ленд-лизе.
  При Ельцине была попытка установить добрые отношения с США, при этом возникла и тема ленд-лиза. В 2000 году был повторен перелет Сибирь-Аляска. Он назывался «Памяти союзников-авиаторов». Самолет Ли-2 отправился в трансконтинентальный перелет.

Исполняющий тогда обязанности президента В.В.Путин направил приветствие участникам перелета. Средства массовой информации России об этом промолчали. Осуществляли полет молодые летчики Андрей Иванов и Олег Нехорошев. Они были из организации пилотов и граждан-владельцев воздушных судов АОРА-Россия. Даже в этой акции не участвовало государство. А перелет напоминал модные сейчас реконструкции исторических событий. Трогательно было видеть ветеранов, приникших к иллюминаторам и узнававших свой трудный путь.

- Игорь Петрович, расскажите о девушках, работавших на авиазаводах США. На одном из авиазаводов работала тогда еще никому не известная Мэрилин Монро, - попросила я, сидя на балконе дачи и глядя на сосновый бор.

- У нас работали девушки, красили самолеты. К нам приезжали бригады голливудских артистов, выступающих для армии. Она работала, кажется, на заводе самолетов-мишеней. Многое я и мои друзья хотели бы рассказать. Я и дочери участника перелета, сибиряка, майора Чибисова, написали по книге об американской помощи. Они вышли крошечными тиражами.

 Мы привлекли Александра и Веронику Нестеровых в 2006 году к созданию фильма о ленд-лизе. Фильм начинался в нашем музее, который мы создали с военным врачом Николаем Бородиным. Он назывался «Музей союзников и ленд-лиза». Он был показан в Институте Кеннана в Вашингтоне.

- А где этот музей?

- Теперь нигде. Родина не предоставила нам помещения. Мы нашли его одиннадцать лет назад в московской школе на улице Житной. Те, кто имел уникальные материалы, отрывали их буквально от сердца. Сын маршала Рокоссовского отдал нам ленд-лизовский Виллис отца. Экспонатов было много. А теперь...

Я оглянулась на шорох. Игорь Петрович доставал валидол.

А теперь его экспонаты вынесли на улицу. Директор школы сказала: «Это старое, ржавое железо. В зале должны быть танцы».

- Как же так?

- Я всегда говорил, Россия – это соединение космоса с дикостью.