Снимем табу. Аборты

Опубликовано: 15 сентября 2015 г.
Рубрики:

Статья Романа Солодова назрела. Вопрос об абортах дискутируется не только в Америке, но и в России. Причем, и там, и там государство пытается присвоить себе решение этого сугубо семейного или личного вопроса. Решив опубликовать эту - в некоторых своих утверждениях весьма спорную статью, - редакция предоставляет трибуну «другой стороне».
Редакция журнала ЧАЙКА

Эту тему в русскоязычном обществе обсуждали редко. Она, можно сказать, не являлась предметом для долгих разговоров. Общество давно выработало определенные правила в этом вопросе, и люди легко им следуют. А оно, это событие, случается в мире 5 раз каждые четыре секунды. В Соединенных Штатах к 2008 году из тысячи женщин это стали делать двадцать восемь. С тех пор установилось как бы плато. С 1980 года в этой стране оно произошло свыше 1 миллиарда 345 миллионов раз. Тысячи уже роли не играют.

И в русской литературе о нем тоже особо не распространяются. Об этом писал Горький в романе «Клим Самгин». Трифонов откровенно показал, что это событие стало рутинным в интеллигентном обществе. В наши дни этой теме уделила большое внимание Улицкая в романе «Казус Кукоцкого», что свидетельствует об изменениях в состоянии общества – об этом стали говорить вслух.

Речь я веду об абортах. Тема не из приятных. Казалось бы, аборт является глубоко личным делом женщины. Сегодня общество сняло множество ограничений, касающихся личных дел. В компании обсуждаются однополые браки, перемена пола, гомосексуалисты и лесбиянки перестали делать секрет из своих отношений. И только об абортах почти не говорят. А ведь по статистике каждая женщина из трех к сорокапятилетнему возрасту сделала хотя бы один. И когда за тридцать пять лет их количество переваливает за миллиард, то можно говорить о массовом явлении.

Сегодня аборт стал сравнительно безопасен. В развитых странах количество неудач от общего числа сегодня составляет 6% против 56 в развивающихся. И все же, как бы общество ни расширяло границы допустимого в обсуждении секса и частной жизни, аборты, надо надеяться, не станут предметом долгого разговора. Пусть эта тема останется под неписаным запретом.

Но сегодня есть узкая категория людей, которые осмеливаются обсуждать аборты публично. Громко демонстрировать свое резко отрицательное к ним отношение. Это политики, служители культов и примыкающие к ним по взглядам противники абортов. Особенно громко об этом кричат политики. Знают, что чем громче крик, тем больше количество народа можно склонить на свою сторону.

Кричат противники абортов. Знают точно, что столь же громкого ответа не будет. Никто не хочет прослыть сторонником этой процедуры. Каждый политик, будь то республиканец или демократ, начинает обсуждение со слов: «Я категорически против абортов». А потом уже начинаются прения.

Сторонники права выбора почти всегда оправдываются. Совсем недавний пример тому подтверждение. Президент организации «Планируемая рождаемость» (Planned Parenthood) Сесиль Ричардс просила прощения за отсутствие сострадания в разговоре двух врачей между собой. Он был тайно записан сотрудником организации «Центр за медицинский прогресс» (Center for Medical Progress) и выдан в эфир. Врачи говорили об абортах профессионально и потому называли вещи своими именами. Слушать их было неприятно.

Но почему никто не требует сострадания от кардиологов или хирургов, урологов проктологов… когда они говорят о своих профессиональных проблемах между собой? Там такого наслушаешься! Однако никому в голову не придет вмешиваться, тем более указывать врачам, как им говорить… Но когда речь заходит об абортах, тут все на страже.

А какой поднялся крик, когда, опять же тайно, засняли процедуру извлечения плода из чрева женщины, а потом началось обсуждение продажи тканей для исследования. Главное требование: лишить организацию правительственных субсидий. А это означает только одно: затруднение женщине доступа к необходимой ей процедуре.

Еще несколько цифр предлагаю вниманию читателей. С 1973 года в США было сделано 58 миллионов 185 тысяч абортов. Из них на «Планируемую рождаемость» пришлось 6 миллионов 875 тысяч. Это составляет 11 процентов от общего количества. Но туда приходят женщины с проблемами, они приходят к профессионалам, зная, что им окажут квалифицированную помощь более высокого качества, нежели в клиниках, где делают аборты. Они в этом нуждаются! Тем более женщины, забеременевшие в результате изнасилования. На сегодня только в этом году было сделано почти семь тысяч абортов для этих несчастных. А год еще не кончился. И когда выступают лицемеры, кричащие, что даже в случае изнасилования нельзя делать аборты, то хочется спросить таких, на что же вы обрекаете женщину? На то, чтобы потом всю жизнь она видела в улыбке ребенка оскал насильника, кривую ухмылку похотливого папаши или одержимого сексом старшего брата? Всю оставшуюся жизнь жить с этим воспоминаниями? И растить ребенка, которого ненавидишь, ибо зачат он был не в любви, но в ненависти?

Вспоминается эпизод, когда Бьюкенену (крутому консерватору) задали вопрос, а что же делать, если я не хочу такого ребенка, который во мне в результате изнасилования? Я вас утешу, - ответил он мягко. - Мы предоставим вам помощь, советников, психологов… И женщина сказала, глядя ему в глаза:

- Вы меня будете утешать всю оставшуюся жизнь? Вы окажетесь в Белом доме и забудете обо мне на следующий же день. За такого, как вы, я никогда не отдам своего голоса.

Кадры извлечения и расчленения плода в самом деле жестоки. Лучше не смотреть. Но разве жизнь не жестока? Мы живем в раю, и нет в мире войн, геноцида, десятков миллионов беженцев, торговли женскими телами, убийств, грабежей, воровства, предательства, обмана? Нет в мире изнасилований, инцеста? Все то, что нас окружает, очень далеко от идеала. И мы об этом говорим, и даже создаем великие произведения искусства. К сожалению, аборты являются такой же неотъемлемой частью нашей жизни, как и все остальное. Но когда врачи обсуждают тему абортов между собой, поднимается крик о том, что нет сострадания в их речах. Лицемерие это.

А теперь о том, почему эти люди, запрещающие своей мужской властью все аборты, являются лицемерами. Здесь речь идет о политиках прежде всего, потому что в их власти разрешить или запретить прерывание беременности. И когда они стоят на подиуме в окружении счастливых членов своей семьи (нет политика, у которого были бы несчастны его жена и дети) и провозглашают, что жизнь согласно последним открытиям науки начинается в момент зачатия и потому уничтожать ее никак нельзя, то, глядя на его детей – а их, как правило, не больше двух - хочется спросить такого ревнителя жизни: а где еще ваши дети? Почему их только двое? Или вы прибегаете в противозачаточным средствам, как об этом с непосредственной искренностью заявил губернатор Нью Джерси Крис Кристи? Но если так, то вы убиваете ваши же сперматозоиды, которые не только являются живыми существами, но несут всю информацию о вас в виде ДНК. Что еще может быть «живее всех живых»? Почему вы допускаете это убийство и категорически против убийства женского плода? Будьте последовательны, Заведите пять, шесть, десять детей... сколько Бог даст. Вы же этого не делаете, а значит, вашей вере в Бога грош цена. И вашим крикам об убийстве плода цена не выше.

У меня две дочери. Старшая ортодоксально верующая. У нее 12 детей. Столько Бог дал. И никаких проблем. Младшая – человек светский, делает карьеру. У нее двое детей. Нет лицемерия в их семьях и я, как их отец, счастлив и всех своих внуков, внучек и правнуков люблю одинаково.

Господа ревнители превращают женщину в самку, когда они противятся ее праву на аборт. Это в животном мире у самки нет выбора. Но мы-то люди. А они отказывают женщине в праве быть человеком. Кроме того, ссылки на науку в этом вопросе вообще несостоятельны. Ученые могут говорить, что угодно. Дела эти утверждения не меняют - у женщины есть ее права! И потому это не дважды два. Это даже не бином Ньютона. До тех пор, пока плод, будучи извлеченным из чрева женщины не в состоянии выжить в любой самой что ни на есть благоприятной атмосфере – сурдокамера, полная стерильность, искусственное питание и так далее, - он принадлежит только ей и только она может решать судьбу своего плода.

И еще один момент: американцы очень не любят, когда правительство лезет в их личные дела. На этом неприятии строят свою пропаганду многие политики. Они любят повторять изречение Рональда Рейгана: «Правительство есть проблема». Мол, лезет оно в дела американского народа, когда его не просят. Но почему политики считают, что можно создавать препятствия женщине в ее желании сделать аборт, вмешиваясь тем самым в ее личную жизнь, остается непонятным. Логика хромает у таких ревнителей чужой жизни. Губернатор Огайо Кесик (один из многочисленных кандидатов от Республиканской партии, считается умеренным) с 2011 года подписал 16 (!) законопроектов, ограничивающих права женщин на аборт. И сейчас в этом штате рассматривается законопроект о запрещении абортов для женщин, у которых диагностирован плод с синдромом Дауна. То есть эта причина будет являться недостаточной, чтобы женщина использовала свое право сама решать, нужен ей такой ребенок или нет.

Есть две главных причины, по которым сторонники выбора женщины оказываются прижатыми к канатам. Они только реагируют на событие, но сами активности не проявляют. И вторая причина в том, что, отражая нападения, они подсознательно встают в позицию нападающих. Оппоненты, к примеру, говорят, что женщина идет на аборт в спешке и растерянности. Сторонники утверждают, что выбор женщины есть наиболее трудное и болезненное решение, которое ей приходится принимать. Оппоненты говорят, что женщина идет на аборт в результате безответственности – сама виновата. Она не виновата в изнасиловании, инцесте, фатальных отклонений в ходе беременности, отвечают сторонники.

Но ведь это только часть правды. Большинство женщин идут на секс сознательно по собственному выбору, забеременев, решают делать аборт и больших угрызений совести по этому поводу не испытывают. Не обязательно их показывать – попробуйте поставить такую женщину (а их миллионы) перед камерой. Но говорить об этом надо. И пусть кто из противников попробует это опровергнуть.

Не забудем еще одно обстоятельство. Противники, в отличие от сторонников, никогда не извиняются за свои действия. Они стреляют в докторов - и не извиняются. Кажется, что США это единственная страна, где расстреливают докторов. Они нападают на работников клиник - и не извиняются. Они все время нападают. А сторонники все время «забывают» сказать простую вещь: это хорошо, что у женщины есть право на аборт. Общество выигрывает, когда женщины выбирают материнство добровольно и никто их к этому не принуждает.

Нельзя вскользь упоминать об этом. Тем самым сторонники поневоле играют на руку противникам абортов. Они желают избежать «позора» женщины, принявшей такое решение. Но их невнятное мычание на самом деле позорит женщину. Как?! Вы не мучились, когда принимали это решение? Вы не пользовались противозачаточными средствами? Вы не хотите сейчас ребенка? Позор вам!

А почему молчат мужья, любовники, родители? Где семейные пары, которые решали, что двух детей им хватит? Ведь известно, что рождение ребенка снижает жизненный уровень семьи. Так и должно быть, если нормально относиться к родительским обязанностям. И появление еще одного ляжет тяжким бременем на всех, включая новорожденных. Уже рожденные дети не получат того образования и внимания, на которое они вправе рассчитывать. Ну не ко времени сейчас еще один ребенок! Не ко времени сейчас даже первый ребенок, когда только-только устроилась на работу и появилась возможность сделать карьеру. Не ко времени сейчас еще один ребенок, если женщина - мать-одиночка и еле справляется с уже рожденным ею ребенком. Причин, когда ребенок первый ли, второй ли, третий нежелателен, бесчисленное множество!

Я вспоминаю замечательный фильм «Крестный отец». Там есть тяжелая семейная сцена между Майклом Карлеоне и его женой, Кей Адамс, когда она признается ему, что сделала аборт. Его реакция естественна – он, человек семьи, для которой ее поступок - преступление. Он закрывает перед ней двери, когда она приходит навестить своих детей. Он считает себя вправе так поступать. И, кстати, решать судьбу своих ближайших родственников – отдавая приказы их убивать, и противников, с которыми его люди безжалостно расправляются. Но Кей делает этот противоестественный для нее выбор, не желая, чтобы ее ребенок рос в атмосфере насилия и повторил бы судьбу своего отца, деда… Что и произошло потом с ее старшими детьми. Видно было, как трудно ей далось такое решение. Но у нее не было другого выхода.

Как зачастую его нет у женщин, идущих на аборт. У них сегодня нет права голоса. Но почему же молчат те, кто «помог» женщине сделать выбор в пользу аборта? Почему не слышен глас народа?

Никто на экран телевизора не выйдет с таким признанием. Только в письмах читателей мне пришлось увидеть признание женщин о совершенном ими «грехе». О том, как они счастливы, что пошли на это, какие выгоды они от этого получили и их семьи тоже…Недавно в журнале «Психологическая медицина» (Psychological Medicine) были опубликованы результаты опросов женщин, сделавших аборт. 95% женщин считают, что это было трудным, но правильным решением либо сразу после процедуры, либо три года спустя.

Не забудем, что аборты в стране были разрешены только в 1973 году. До этого веками, можно сказать, общество воспитывалось в пуританском отношении к вопросам секса и уж тем более к абортам. И слишком мало прошло времени, чтобы общество стало принимать без возражений право женщины. Сегодня у входов в клиники для абортов стоят с плакатами не только старухи, выросшие на запрете, но их дети, впитавшие этот запрет с молоком матери. И когда они не слышат тех, кто считает правильным свое решение об аборте, то трудно убедить этих людей разойтись по домам и заняться своим делом.

Когда же слышишь доводы противников о вине женщины, что, дескать, не предохранялась, вела себя безответственно, о чем она думала… то эти люди представляются мне в виде стареющих зануд. Бывают такие характеры от рождения. Они с малолетства просчитывают все, и ошибок, тем более в сексе, не допускают! А вот заклеймить, опозорить, прокричать об убийстве - здесь они первые, здесь они громкие…

Они не пропустят женщину, оставившую ребенка после насилия над ней и счастливую, что она это сделала. Во всяком случае, на экране она улыбается. Они покажут женщину, презревшую совет врача избежать родов, ибо это опасно для ее жизни. Смотрите все! Я оставила плод - и теперь у меня все в порядке и я счастлива. Они найдут женщину с потухшими глазами, сожалеющую о своем решении сделать аборт…

Верховный Суд поддержал решение нижних инстанций на запрет поздних абортов (Partial-Birth Abortion Ban Act). Один из судей так и написал, что женщина должна быть защищена от решения, о котором она пожалеет впоследствии.

Вполне понятно, почему женщина, сделавшая аборт, не хочет распространяться на эту тему. Что сделано, то сделано, жизнь продолжается. Но без их голосов и поддержки миллионов женщин адвокаты выбора будут рассматриваться как идеологи, полностью оторвавшиеся от американского народа. Общественное мнение в этой стране - великая сила.

А почему молчат мужчины, которых решение женщины освободило от бремени отцовства, когда они не были к нему готовы? Почему молчат доктора, которым противники абортов мешают исполнять их профессиональные обязанности? Почему молчат ученые, которым жизненно необходимы ткани извлеченных плодов для успешных исследований? Для того, кстати, чтобы успешней лечить тех самых детей, которые были оставлены матерями под влиянием противников абортов вопреки совету докторов. Молчание не доведет страну до добра. Шаг за шагом она может прийти к ситуации, существовавшей до 1973 года.

Безусловно, бывают в жизни общества моменты, когда государство вмешивается в эти дела. После опустошительных войн или эпидемий, возможно, такое вмешательство допустимо. Так было в СССР после страшной войны. Нужно было восполнять убыль населения. Но Америка сейчас в таких крутых мерах не нуждается. Страна прочно занимает третье место в мире по количеству населения. И прирост хороший - 2% в год. Можно не подсчитывать громогласно, сколько нежеланных детей страна не досчиталась с 1973 года. Нет причин бить тревогу. Нет нужды в ограничении права женщины.

И последнее. Можно много говорить об этой проблеме. Но главное, в ней одно – никто не может запретить женщине принимать решение и исполнять его. Советы? Да. Уговоры? Да. Но до определенной черты. Нет над женщиной власти ни у родителей, ни у мужа, ни у любовника, ни у церкви, ни у сенатора, ни у губернатора, ни у президента… Ни у кого нет права ей запрещать. Женщина вольна с своем выборе, и мужчинам в этом случае делать нечего. Это женщина в праве спросить их – а кто вы есть, чтобы мне запрещать? Для религиозной женщины этого вопроса вообще не существует. Она рожает! А если женщина атеистка, то этот вопрос - между ею и ее совестью.

В заключение предлагаю читателю сайт: http://www.numberofabortions.com, Там можно получить информацию об количестве зарегистрированных абортов во всем мире и в США на момент открытия этого сайта.