Пути на тот свет

Опубликовано: 27 июля 2015 г.
Рубрики:

Путь первый. Таблетки

Путь на этот свет пока один. На тот - хоть отбавляй. Самый гуманный – лекарства. Врач, по определению, не может быть заинтересован в смерти своего пациента. Скорее, наоборот, желает ему «многая лета». Но нередко благие намерения заканчиваются казенным домом. Госпиталем, или еще чем хуже.

Мой семейный врач – симпатичная, милая женщина. У меня не богатырское здоровье, но и грех особенно жаловаться. Жить можно. Но был бы пациент - проблема найдется. После очередных анализов – не то давление, не тот сахар, не тот гемоглобин, и еще много чего не то.

Рутинные, раз в полгода визиты к "участковому врачу" заканчиваются парой-тройкой новых рецептов на лекарства. Большей частью, в превентивных целях. В конце концов я устроил маленький бунт и заявил терапевту – если ей надо для отчетов, я соглашаюсь на три лекарства, ни одним больше! В случае чего, она не в ответе. Мой доктор оказалась не лыком шита. Новые лекарства перестала выписывать, но каждый раз увеличивает дозу старых. Но и я парень не простак. Разбухшие в весе и объеме таблетки стал делить ножом на две-три части, либо пить одну, но раз в три дня. Иногда забываю на недели, и ничего, жив. Такие вот взрослые игры в фармацевтику.

В русской комьюнити Америки стойкое убеждение – главная задача семейных врачей впихнуть в нас как можно больше лекарств. По очень простой причине – за каждую выписанную таблетку family doctors имеют от фармацевтических компаний «свой интерес». Чем больше рецептов, тем больше нулей в зарплате. Оно так, и не совсем так. Девятый вал выписанных лекарств растет не только от жадности врачей - из гуманных побуждений тоже. Фармацевтическая наука и индустрия не спят и каждый год выдают на гора сотни новых чудо-лекарств. Какие-то и впрямь могут, если не спасти, то облегчить или продлить жизнь пациенту. Грех не попробовать.

На деле получается: на каждый чих новая таблетка, микстура, мазь, особенно для пациентов Медикейда-Медикэра. Пей-глотай, за все уплачено! У моих возрастных знакомых в "уголках здоровья" бывает по 20-30 и больше лекарств. Каждый день глотают целиком таблицу Менделеева!

Ни для кого не секрет, любое современное лекарство – результат работы химических лабораторий. Если уж органика имеет побочные последствия, химия подавно. И фармацевты честно предупреждают об этом пациентов, иначе засудят. Но ни один самый гениальный врач, самый талантливейший фармаколог не в состоянии предугадать чем чревата комбинация из трех десятков лекарств в одном организме. Каждое с дюжиной побочных последствий.

Результаты налицо. Статистически американцы живут все дольше, но как? Нация на глазах жиреет, десятки миллионов человек с молодого возраста с диабетом, букетом сердечно-сосудистых заболеваний и еще сотнями хронических болезней. На фармацевтических "колесах" кое-как дотягивают до 50-60 лет, в лучшем случае, до пенсии. А дальше, имитация жизни в тягость себе, семье и обществу – ходунки, инвалидные коляски, день от таблетки до таблетки.

Если бы еще была в них уверенность. Стандартная история лекарств примерно такая. Сначала изобретение формулы, испытания, "добро" FDA, рекламная раскрутка, реализация. Первые годы фармацевтическая индустрия снимает сливки – новые лекарства идут по максимально накрученной цене и только по рецептам врачей. Прибыль исчисляется в тысячах процентов. Затем лекарства переходят в разряд "дженерик" по более скромным ценам и без рецептов.

И что особо пикантно. Если поначалу реклама захлебывается от восторга новым продуктом, после перехода в "дженерик", у него вдруг начинают появляться изъяны. И тут уже слово берут не рекламщики, а чиновники Федерального агентства по контролю за медикаментами и качеством продуктов (FDA).

И потом все сначала. Алиллуя новому лекарству, реклама и так далее.

Самый свежий пример. На днях FDA выступило с официальной страшилкой об опасности применения ряда противовоспалительных лекарств группы NSAIDs. И каких! Можно сказать, всенародных любимцев на все случаи жизни. Простуда, температура, подагра, судороги, боли в спине, суставах, головная, зубная, мышечные, менструальные боли. И еще долгий перечень показаний. В группе этих лекарств знакомые все "лица" – Motrin, Advil, Ibuprofen, Aleve, и даже безобиднейший аспирин.

Так вот, эти лучшие друзья человека на самом деле оказываются коварными серийными убийцами. По данным FDA, даже нерегулярные и кратковременные приемы любого из этих лекарств увеличивают риск инфарктов, инсультов и летальных исходов. Сколько их было на самом деле, этого не скажет ни одна статистика. Большой бизнес все спишет. С претензиями обращаться в небесные инстанции.

Путь второй. Опасная профессия

Безопасных работ не бывает. Разница лишь в степени риска. Десятку самых опасных для жизни профессий в Америке традиционно возглавляют рыбаки, лесорубы и пилоты. За ними идут строители, мусорщики, фермеры, водители траков и шахтеры. Но, похоже, в этой устоявшейся табели грядут перемены – на лидирующие места неожиданно стали претендовать ... американские Безенчуки. Трудно себе представить более тихий бизнес, чем похоронный. Клиентура спокойная, вежливая, неконфликтная. И вдруг - гром посреди благостной атмосферы.

Оказывается, похоронщики мрут не хуже своих клиентов. Авторы сенсации – Национальный институт здоровья в кооперации с учеными Бостона и Гарварда. Недавно американские нейрохирурги обратили внимание на странную закономерность – "эпидемию" заболеваний центральной нервной системы среди работников похоронных домов. В три раза чаще, чем в целом по стране. Это заболевание более известно, как болезнь Лу Герига, ведущая к атрофии мышщ диафрагмы и - в итоге - к остановке дыхания. С момента заболевания до смерти проходит три-пять лет.

Немного статистики. В мире сегодня насчитывают около полумиллиона человек с болезнью Лу Герига, из них 30.000 в США. Недуг практически неизлечим и мало изучен, девять из десяти случаев со смертельным исходом. В ходе исследования связь между болезнью и профессией оказалась верной, в первую очередь, "благодаря" похоронщикам. Из 20.000 похоронных директоров страны у пятисот болезнь Лу Герига. Один из сорока - это уже красный сигнал тревоги.

Виновника пришлось искать недолго. Им оказался формалин – средство для бальзамирования покойников, жидкость из группы формальдегидов. По результатам исследования, Ассоциация похоронных домов США издала циркуляр о повышении мер безопасности при бальзамировании. Основная рекомендация до неприличия проста – чаще и лучше проветривать рабочие помещения. Насколько эта мера окажется эффективной, покажет время.

Совет тем, кто мечтает о похоронном бизнесе – может не стоит торопиться? все равно успеете. Впрочем, проявляйте осмотрительность, если вам предлагают работу в кожевенном деле, производстве кинопленки, фанеры, ДСП, консервации биологических материалов. Там везде присутствуют формальдегиды. Кроме того, что вызывает болезни Лу Герига, они негативно воздействуют на генетику, репродукцию, дыхательные пути, глаза и кожу.

И вообще, скажу честно, жить, в принципе, вредно и опасно.

Путь третий. Красавица Флакка

Недавно традиционный набор натуральных и синтетических наркотиков пополнился экзотичным новичком со странным именем "флакка". Первопроходцами "флакки" стали штаты Флорида, Техас, Иллинойс, Огайо и Кентукки. Можно не сомневаться, в скором времени "флакка" победно пройдет по всей стране.

О том, что это такое, в моем штате, наверное, лучше всех знает Джонни Бивенс, шериф графства Льюис, "медвежьего угла" Кентукки в Аппалачах. На его глазах прошла 25-летняя эволюция "дури" вверенного ему графства. В 1990-х годах лидировало бытовое пьянство и "травка". Первое десятилетие нового века прошло под знаком "таблеток" – легальных обезболивающих, добытых нелегальным путем, и кокаина. 2010-е – синтетический самопал и тяжелые наркотики класса героина. В мире наркоты ничего святого. Наркоману в ломке торговцы могут продать Drano – очиститель канализации, и даже крысиный яд. В канун 2015-го года в графство пожаловала заморская гостья –"флакка".

Бивенс поехал на вызов. Полицейский наряд встретила компания из трех мужчин. Один стоял посреди шоссе со своей собакой и не хотел с него уходить. Второй мочился с крыши дома и плевал в полисменов. Третий, в одних трусах, пошел на Бивенса с мачете. Пришлось уложить его "Тайзером". Как потом выяснилось, вся троица была под "флаккой", синтетическим наркотиком нового поколения.

По-испански Flakka означает "грациозная красавица". Вопреки лингвистике испанскую донну делают не в Испании или Мексике, а в Индии и Китае. Причем, легально! "Флакку" можно свободно купить онлайн и получить заказ Fedex'ом. Но американские наркоманы отлично знают: у нас такие штуки не пройдут, мгновенно засекут, и "флакка" идет в Аппалачи проторенной десятилетиями дорожкой – из южной Флориды.

Субстанция "флакки" выглядит, как морская соль с вонючим запахом аммиака. Особенность наркотика – на момент приема он удесятеряет силы и выносливость наркомана в разы. Человек становится "суперменом" – бесстрашным, агрессивным, без царя в голове. По свидетельству Джонни Бивенса, его подчиненные уже испытали на себе безбашенность наркоманов под воздействием "флакки". С одним хилым парнем не могут справиться три полисмена.

"Флакка" пришлась по вкусу американским наркоманам, и заморская красавица пользуется повышенным спросом, несмотря на кусачие цены – от ста до пятисот долларов за грамм. Привыкание к наркотику почти мгновенное – зависимость после двух-трех доз. В небогатых Аппалачах люди за год спускают дом, машину и имущество. Кайф и ломка идут бок о бок. Обычно ломка сопровождается манией преследования, галлюцинациями, бредом, исступлением, окоченением мыщ, спадом давления и пульса. За год-два флирта с "флаккой" следуют психушка, тюрьма, инвалидность и смерть.

Жизнь дается один раз. Неужели для того, чтобы сжечь ее своими руками?