Страх болезни и болезнь страха

Опубликовано: 1 марта 2014 г.
Рубрики:

Portrait of Michel de Montaigne by Dumonstier around 1578 w.jpg

Мишель Монтень. Портрет приблизителььно 1578 года. By Dumonstier
Еще Монтень писал, что кто заражен страхом болезни, тот уже заражен болезнью страха
Еще Монтень писал, что кто заражен страхом болезни, тот уже заражен болезнью страха
Наша эпоха — это не только эпоха гигантской индустрии развлечений, но и запугивания тоже. Некоторые глубоко заблуждаются, приписывая слова о том, что «хотели как лучше, а получилось как всегда», политическому деятелю конца прошлого века. На самом деле эти слова были сказаны Марком Твеном еще за столетие до него. Наш мир полон благих помыслов, но делает это зачастую так неуклюже, что лишает нередко немалое число рядовых обитателей и сна, и покоя. Я несколько преувеличиваю, но уровень разных тревог в обществе и у каждого человека в отдельности порою зашкаливает за все разумные пределы. Политика, экономика, социальные проблемы — продолжать можно очень долго. Не надо эти вызовы недооценивать, но, полагаю, не надо их и гипертрофировать. Для того и проблемы, чтобы их решать. Так было всегда, и так будет... Только немногие люди исходят из замечательной мысли Марка Твена, что большую часть его жизни он беспокоился о вещах, которые с ним никогда не случались. Сегодня, кажется, и всем нам вместе, и каждому отдельному человеку ближе законы Мэрфи (Murphy’s law) и Чизхолма. Первый утверждал, что если какая-нибудь неприятность может случиться, она обязательно случается. Второй говорил, что когда дела идут хорошо, то не спешите радоваться, что-нибудь неприятное случится в скором будущем (Chisholm’s Law: when things just can’t get any worse, they will). Действительно, иногда такое бывает. Мне гораздо ближе Марк Твен, а не его уважаемые и ироничные оппоненты. Но их ирония, увы, стала действительностью во многих умах.

Если исходить из известного высказывания о том, что всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Конго указания, как вести себя при страшной жаре, то я покажусь многим читателям этим самым эскимосом. И тем не менее полагаю, что мы все имеем совершенно законное право на свою точку зрения, пусть даже многим она покажется совершенно не имеющей отношения к действительности.

 

Уровень беспокойства

Так вот, я не имею никаких социологических выкладок, и за мной не стоят сегодняшние авторитеты, но я утверждаю, опираясь на авторитеты вчерашние, что никогда еще в истории человечества уровень оптимизма в обществе и в каждом человеке конкретно не был так низок, как в наше время. Да, мы имеем смартфоны, самолеты, электронные книги и прочие чудеса, но наш взгляд на сегодняшнюю действительность и день завтрашний никогда не был так приземлен, как сейчас. И в этом зачастую мы сами виноваты.

Иногда почитаешь что-нибудь в Интернете, послушаешь разных мужей и дам, которые считают, что они определяют направления нашей жизни, и понимаешь, что день нынешний плох, угрозы со всех сторон, а завтрашний будет еще хуже, если все останется как прежде, и им не дать порулить. Причем они чаще всего очень сильны в критической части и очень слабы в части конструктивной. Каждый день слышим и читаем несчетное количество комментариев. Если кто-то говорит, что нечто является черным, то обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет, что это на самом деле белое. Или наоборот.

Никогда еще, на мой взгляд, не было столь тотального уровня запугивания, как сейчас. Будь я ученым, я бы ввел в обиход такое понятие, как коэффициент беспокойства. И в обществе и в отдельном человеке. Так сейчас бы этот коэффициент устанавливал рекорды.

Конечно, такое было и раньше. Всегда люди беспокоились по поводу дел текущих и грядущих. Еще Монтень писал, что кто заражен страхом болезни, тот уже заражен болезнью страха. Но все познается в сравнении. Раньше людей в основном запугивали перспективой жариться на сковородке в аду. Находились скептики, которые в это не верили. Сейчас таких скептиков все больше, и рассказы про адские муки вызывают только улыбку. Вместо этого весь гигантский информационный потенциал используется для того, чтобы обрушить на нас поток действительных и воображаемых проблем, которые цветут в современном обществе. При этом одни проблемы подаются в гипертрофированном виде, а другие, не менее важные, истолковываются в зависимости от конъектуры, партийной принадлежности и собственных предубеждений и заблуждений.

Нас все время держат в напряжении. Некоторые считают, что это делается для того, чтобы обосновать необходимость чрезвычайных мер. В борьбе с терроризмом, например, они нужны. Главное, чтобы они были эффективны. Только не надо нагнетать обстановку. И в это немалую лепту вносят представители многих профессий, в том числе наш брат журналист. Если не подогревать страсти, то скучно, рейтинг будет нулевым. Людей надо пугать или завлекать. Это их стимулирует, все время вынуждает быть на взводе, все время жить жизнью и проблемами других людей, не позволяет им расслабиться, потому что зачастую своя собственная жизнь тусклая и малоэмоциональная.

 

Жизнь других

Современные средства массовой информации, все эти бесконечные разговоры о политике и о разных разностях как бы сажают многих людей на информационный наркотик, потребляя который люди себе уделяют гораздо меньше внимания, а их больше интересует жизнь других и мировые проблемы. Не доводите мою мысль до абсурда. И политикой, и всеми другими сферами жизни необходимо интересоваться, но не до такой степени, как бывает. Из нас из всех хотят сделать, например, спортивных болельщиков. Это замечательно. Суперкубок собрал фантастическое количество телезрителей. Но почему мы — не все, но многие — сами так мало приобщены к спорту и к здоровому образу жизни? Почему мы так ценим здоровье и так мало прилагаем усилий, чтобы иметь его? Почему мы так интересуемся жизнью звезд, а сами своей жизнью и собою так мало интересуемся? Мы мало что можем реально изменить в окружающей нас мегажизни, но свою-то жизнь мы можем изменять и совершенствовать, свою личность хоть немного поднимать за волосы, если они у нас есть. За нас это никто не сделает, это нужно нам самим.

Но об этом редко услышишь. Нас загружают всевселенскими проблемами, развлекают или запугивают на личном уровне, но при этом зачастую забывают сказать, что ко всему надо относиться на уровне здравого смысла. Кстати, это еще Монтень сформулировал более четырех веков назад: «Человек страдает не столько от того, что происходит, сколько от того, как он оценивает то, что происходит». Согласитесь, мудрые слова. Ведь эта оценка во многом зависит от нас.

И вот тут я хочу поделиться своими личными жизненными коллизиями. Извините, что говорю о себе, но я, как говорится, это тот самый предмет, который я лучше всего знаю. Я просто высказываю свое мнение, может, и ошибочное, которое нередко не совпадает с мнением тех, кто полагает, что изрекает безусловные истины. Одно из любимых занятий некоторых радиослушателей — это подвергать меня остракизму и обзывать разными эпитетами. Меня это не колышет, я столько лет работаю в этом радиоделе, что шкура приобрела черты носорожистости. Но все же хочется, чтобы хотя бы некоторые задумались над разными материями. Может быть, иногда полезно поглядеть на некоторые первополосные темы в ином свете. И здесь речь идет не столько о проблемах как таковых, сколько о нашем отношении к ним.

 

Так ли страшен терроризм?

Вот, например, проблема терроризма. Терроризм угроза реальная и очень опасная, сегодняшняя и спроецированная на день завтрашний. Надо делать все возможное и невозможное, чтобы эту угрозу свести до минимума, потому что победить терроризм и исключить его из жизни полностью — такая же утопия, как победа над преступностью обычной. Но насколько разумно чуть ли не постоянно держать нас в напряжении? Пусть некоторыми проблемами спокойно и профессионально занимаются те, кто призван их решать и имеет для этого соответствующие знания и навыки. Что может сделать рядовой человек для того, чтобы предотвратить террористический акт? Практически ничего. Хотя бывали случаи, что люди в самолете обезвреживали террориста или уличный торговец предотвращал теракт. Честь им и хвала. Но, как правило, для простого смертного борьба с терроризмом чаще всего заключается в том, что он добросовестно относится к проверке в аэропорту перед вылетом.

В реальности терроризмом занимается огромное количество профессионалов в разных странах, которым иногда удается, а иногда не удается предотвратить гибель людей. Есть такое мнение, что теракты 11 сентября 2001 года и на Бостонском марафоне в прошлом году можно было бы предотвратить при четкой работе спецслужб. Я не специалист и не могу судить об этом. Каждый, как известно, мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Но многие считают, что рост организаций, борющихся с терроризмом, еще не гарантирует больших успехов. Хотя что здесь иное придумаешь. Чем больше профессионалов, тем больше шансов в борьбе со злом. Пожелаем специалистам чаще работать на опережение. Вот, например, стали проверять на контроле в аэропортах обувь. Это после того, как в самолете пытались провести взрывчатку в кроссовках. А разве нельзя было раньше догадаться об этом, еще до того, как террористу пришла в голову эта простая мысль?

На днях у меня была очередная дискуссия в эфире. Один очень мною уважаемый человек высказывал весьма и весьма распространенную точку зрения о том, что террористы нас победили, что в мире есть множество людей, которые представляют самую что ни есть серьезнейшую опасность. Да, это так, таких людей очень много, никто не знает их числа. Но они нас не победили, хотя, конечно, значительно осложнили нашу жизнь. Мы летаем, живем нормальной жизнью. Бесконечно жаль людей, которые погибли или остались инвалидами в Бостоне на марафоне. Но марафоны продолжаются. Сколько было мрачных прогнозов перед нью-йоркским марафоном в прошлом году? Но мы не испугались, мы вышли на старт этого марафона, десятки тысяч человек и я в их числе. Разве мы побежденные?

Мой собеседник сказал мне, что я напоминаю ему тех людей, которые недооценивали угрозу Гитлера в тридцатые годы прошлого века. Это очень часто встречающийся аргумент. Но я все же придерживаюсь другой точки зрения. Современные террористы грозны и опасны, нельзя недооценивать силу государств, которые их зачастую прямо или косвенно поддерживают. Но сравнение с Гитлером, на мой взгляд, неверно. Фашизм был страшной силой, представлявшей огромную опасность для мира, для государственного строя многих стран. Понадобилось почти шесть лет Второй мировой войны, чтобы победить коричневую чуму.

Сейчас совсем иная ситуация. Терроризм может нанести большой урон силам добра, людям, но не способен изменить государственный строй и систему западных ценностей. Если на уничтожение гитлеризма понадобилось почти шесть лет, то ныне такой баланс сил, что если произойдет серьезная террористическая атака, то страны, стоящие за этой атакой, поплатятся за это в течение считанных дней, а то и часов. Никогда в истории человечества силы добра не были так хорошо экипированы в военном смысле против сил зла, как сейчас. Я в это верю.

В ответ на мои слова о том, что терроризм реально угрожает отдельным людям, в том числе, и мне, а не системе западных ценностей, мой собеседник проиронизировал — а легче ли мне станет, если я выйду после радиопередачи из студии и взорвусь в заминированном автомобиле? Какими тогда будут мои прекраснодушные рассуждения? Но я так полагаю, что на сегодняшний день шансы простого смертного погибнуть от терроризма минимальны, несравненно меньше, чем от других напастей. Это статистика.

После 11 сентября 2001 года в Америке по сегодняшний день погибло 3 человека на Бостонском марафоне. Повторяю, их бесконечно жаль. Но за эти 12 с половиной лет в Америке погибло больше 300 тысяч человек от огнестрельного оружия, примерно такое же количество людей в автомобильных катастрофах, больше миллиона человек из-за врачебных ошибок. Этот список можно продолжать еще долго. Опять повторяю, что это вовсе не значит, что угрозу терроризма можно недооценивать. Просто надо здраво смотреть на вещи и не нагнетать обстановку.

Только что закончились Олимпийские игры в Сочи, ставшие еще одним проявлением молодости и силы духа, которая сопровождает Олимпиады еще с незапамятных времен Древней Греции. Но попытайтесь подсчитать, сколько было статей накануне Олимпиады о терроризме. Наверное, в десятки раз чаще писали об угрозе терактов, чем о спортивной составляющей Олимпиады. Но спортсмены приехали, показали себя на спортивных площадках, боролись за победу. Да, угроза была реальная, соответствующие службы выполнили свои задачи и не допустили трагедий.

 

Маньяк с оружием

Но нельзя же концентрироваться так на терроризме... Это сейчас самая популярная и беспроигрышная тема в средствах массовой информации. А гораздо более статистически грозные темы не находят должного отражения в печатных и электронных изданиях. Сегодня в Америке реальность такая, что гораздо большую угрозу в массовом порядке представляет вооруженный до зубов маньяк с оружием, который может устроить стрельбу в любом общественном месте. Уже никого не удивляют убийства в школах...

Полностью статья доступпна только подписчикам журнала «Чайка». Информация о подписке в разделе «Подписка»

 

Комментарии

Я чего-то не пойму, подписчик я или нет. Реально да. Но почему я никак не могу прочитать до конца две первые статьи журнала. Каждая из этих статей заканчивается фразой "Полностью статья доступпна только подписчикам журнала «Чайка» (здесь есть ошибка в слове "доступна"). Информация о подписке в разделе «Подписка>". Я уже всё заполнила,что требовалось. Объясните мне, пожалуйста, когда я смогу, наконец, прочитать ПОЛНОСТЬЮ хотя бы одну статью в журнале "ЧаЙка".

С уважением. 

Ваш постоянный и преданный подписчик.

Уважаемая Светана,

Во времена существования бумажного журнала Чайка, некоторые статьи на сайте были доступны не полностью, а подписчики бумажной версии поучали полные материалы, а также материалы не доступные он-лайн.

Если же вы были подписчиком бумажной версии журнала, то можете ознакомится с полным материалом в номере журнала 5 (256) от 1 мрта 2014г.

В текущий момент, в связи с прекращением существования бумажной версии журнала, все новые материалы печатаются на сайте полностью.

С уважением,

Администрация сайта