Кто такой Циолковский. Полемические заметки

Опубликовано: 5 июля 2015 г.
Рубрики:

При изучении истории космонавтики нельзя пройти мимо гигантской фигуры КЭЦ. Константина Эдуардовича Циолковского. Можно начать со статьи в Википедии: «русский и советский учёный-самоучка и изобретатель, учитель. Основоположник теоретической космонавтики. Обосновал использование ракет для полётов в космос, пришёл к выводу о необходимости использования «ракетных поездов» — прототипов многоступенчатых ракет. Основные научные труды относятся к аэронавтике, ракетодинамике и космонавтике».

Первая же фраза настораживает сочетанием двух слов: «ученый-самоучка». А есть  ли еще примеры в истории науки? Ну, хоть где-то, в какой-либо стране, путь не такой гигант как Циолковский, но чтоб именно самоучка. Если покопаться, то можно найти. Но все корифеи науки обязательно учились. Заканчивали университеты, институты, корпели годами в подмастерьях в лабораториях мастеров, осваивали трудную науку знания, в общем, грызли гранит... А тут!..  Самоучка и такие работы, такие темы подняты!    

Удивляться тому, что космонавтика родилась именно в начале ХХ века, не приходится. В этот период человечество переживало поистине гигантский скачок в технологическом и научном развитии. Полетели самолеты, побежали автомобили, радио и телефон соединили народы и континенты, доселе темные города осветила лампочка Эдисона, рентген впервые дал возможность проникновения в человеческое тело без хирургического ножа, таблицы расположили химические элементы в правильном порядке, синематограф завоевывал сердца людей и делал невозможное возможным… Это было уникальный прорыв в будущее, равного которому история не знала.   

И на этом фоне как можно было обойти вниманием космос! Такой близкий, такой изученный астрономами, такой огромный… Уж если оторвались от Земли, то и вырваться за пределы ее притяжения тогда не представлялось неосуществимой задачей. Появились энтузиасты нового направления. И среди них был Циолковский. Казалось бы, он преуспел больше всех. 

Не зря же ему памятник стоит возле ВДНХ, и посвященный  истории космонавтики грандиозный музей в Калуге назван его именем. Там хранится научное наследие ученого в полном объеме и, конечно, сохранен домик, где он жил и творил… Его именем  назван кратер на Луне и малая планета, улицы во многих городах страны, проводятся регулярные научные чтения его памяти… Снимались фильмы, в которых играли великие актеры Смоктуновский и Юрский… И можно уже не упоминать о том, что сотни исследователей  его творчества  защитили кандидатские и докторские. В феврале 2008 года К. Э. Циолковскому присуждена общественная награда медаль «Символ Науки», «за создание истока всех проектов освоения человеком новых пространств в Космосе».

Глыба человеческая!.. 

Но пошли дальше: «основоположник теоретической космонавтики, обосновал использование ракет  для полетов в космос, пришел к выводу об использовании «ракетных поездов» прототипов многоступенчатых ракет». На этом, пожалуй, можно остановиться, потому что остальное легко прочитать в Википедии, включая биографию героя.  

В Высшее Техническое училище (ныне Бауманка) Циолковский не поступил по «непонятным причинам». (Так написано в его биографии). Такой талантливый, и не был принят. Биографы умалчивают, что он и не мог поступить, ибо аттестата у гения не было.  Циолковский вообще проучился в гимназии четыре года, причем два из них в одном классе. После этого Константин Эдуардович никогда и нигде  не учился. Под словами «никогда и нигде» подразумеваются учебные заведения. Румянцевскую библиотеку, где он днями и ночами просиживал, учебным заведением назвать нельзя. Но, учитывая его упорство в получении знаний, звания самоучки он оказался достоин. Тем более, что в последствии он сдал экстерном экзамены за звание учителя и оказался весьма успешным преподавателем. Он был награжден орденами за свою службу, рос в табеле о рангах… Надо заметить, что состоятельным человеком он не  стал. Но не потому, что учителям мало платили – в царской России платили, как раз,  хорошо. Большая часть заработка уходила на закупку приборов и лабораторные исследования. Он был фанатиком науки.  

В библиотеке он познакомился с основателем русского космизма Федоровым, который заменил ему университетских профессоров и оказал на молодого человека  огромное влияние. Космизм к теме статьи  отношения не имеет, но нельзя сбрасывать его со счетов, когда мы говорим о философских воззрениях нашего героя. Мы еще вернемся к этому. Циолковский изучает дифференциальное и интегральное исчисления, аналитическую и сферическую геометрию.  В биографии пишут, что он освоил гимназическую программу, а также часть университетской. Экзаменов он не сдавал, работу в Москве найти не смог - кому был нужен самоучка даже без гимназического аттестата. И потому вернулся в Вятку к отцу, где стал заниматься репетиторством.  Это у него получалось, но, когда переехали в Рязань, дела с репетиторством не пошли. Учеников не было. Он сдал экзамен экстерном на звание уездного учителя математики. Переехал в Боровск и преподавал там почти 12 лет. Завел семью. Надо учесть, что Боровск тогда (да и сегодня тоже) никак не мог считаться крупным научным и культурным центром. Газеты приходили с семидневной задержкой, о журналах научных и речи не было. Но первые контакты с научным обществом он все же завязал. Его первая статья, посвященная применению механики в биологии, была отвергнута журналом «Русская мысль» и рецензии на нее тоже не было. Есть предположение, что в этой работе он попытался доказать бессмысленность человеческой жизни.  Но эту версию  оставим  на совести его биографов. Статья не нашлась,  и кто точно знает, что там было написано.  

У Циолковского много работ по философии. Он принадлежал к группе ученых, проповедующих естественнонаучный космизм, в отличие от федоровского религиозно-философского. Он рассматривал космос как живое одухотворенное целое, населенное высокоразвитыми живыми существами. Но сегодня об этой стороне его деятельности предпочитают не вспоминать. И, если взять на выбор две цитаты, то  станет понятно, почему это замачивается.  Вот первая: «Встречая при расселении зачаточные или уродливые формы жизни, высокоразвитые существа уничтожают их и населяют такие планеты своими, уже достигшими высшей ступени развития, представителями. Поскольку совершенство лучше несовершенства, высшие существа «безболезненно ликвидируют» низшие (животные) формы жизни», дабы «избавить от мук развития»[111], от мучительной борьбы за выживание, взаимного истребления и пр. «Хорошо ли это, не жестоко ли? Если бы не было их вмешательства, то мучительное самоистребление животных продолжалось бы миллионы лет, как оно и сейчас продолжается на Земле. Их же вмешательство в немногие годы, даже дни, уничтожает все страдания и ставит вместо них разумную, могущественную и счастливую жизнь. Ясно, что последнее в миллионы раз лучше первого». Читателю это ничего не напоминает? 

Если этого недостаточно вот вторая: «Когда человек умирает, его атомы рассеиваются по всей Вселенной, а потом поселяются в какое-то другое живое существо. Так начинается вторая их жизнь в другом обличье. И если умершее существо было счастливым, значит, и атомы будут счастливые, и новая жизнь нового существа будет счастливой. Если атомы несчастные - наоборот. И задача человечества - уничтожить всю несчастную жизнь на Земле и в космосе. Далее Циолковский описывает, как, кого и в каком порядке нужно убивать «больных, калек, слабоумных, несознательных... диких и домашних животных, насекомых...»

Отдал дань наш герой и евгенике.  По его мысли  «в каждом населенном пункте надлежало обустроить лучшие дома, где должны были проживать лучшие гениальные представители обоих полов, на брак которых и последующее деторождение нужно было получать разрешение свыше. Таким образом, через несколько поколений доля одарённых людей и гениев в каждом городе стремительно бы возросла».   

Можно заметить еще, что теорию относительности он не признал, гипотезу о расширении вселенной тоже. «Очень огорчает увлечение учёных такими рискованными гипотезами, как эйнштейновская теория, которая теперь поколеблена фактически». «Замедление времени в летящих со субсветовой скоростью кораблях по сравнению с земным временем представляет собой либо фантазию, либо одну из очередных ошибок нефилософского ума. … Замедление времени! Поймите же, какая дикая бессмыслица заключена в этих словах!». 

Циолковский был материалистом или идеалистом? Ответа точного нет.  До революции он был верующим человеком и 1915 году написал очерк «Бог милосердный». Воспел Создателя. Надо полагать, что веру в Бога он впитал с молоком матери.  После революции «конвертировался» в материалиста.  А как иначе? Его новые хозяева Бога не признавали. 

Но пора все же вернуться к научной деятельности Циолковского. Его первой научной работой  считается статья «Теория газов». Вот рецензия одного профессора: «Хотя статья сама по себе не представляет ничего нового и выводы в ней не вполне точны, тем не менее она обнаруживает в авторе большие способности и трудолюбие, так как автор не воспитывался в учебном заведении и своими знаниями обязан исключительно самому себе…». Эта рецензия представляет собой классический пример реакции научного общества на попытку самоучки открыть что-то новое. Вежливо, без оскорблений дали понять, что не надо влезать с мизерными знаниями в область реальной науки. Но есть ощущение, что каким-бы ни был ответ – даже ругательным, облили бы презрением, Циолковского это не остановило бы.  Он просто сменил поле деятельности.

Самоучка начал заниматься аэростатами. Он твердо решил «отдаться воздухоплаванию и разработать управляемый аэростат».  Он настолько продвинулся в своей работе, что ему предложили выступить в Москве в Политехническом музее в «Обществе любителей естествознания», где он фактически провалился со своим докладом. Короче говоря, его идея металлических дирижаблей завершилась изданием труда на средства друзей. Научное общество, где были распространены, как мы сегодня говорим, «гранты», тоже не нашло нужным поддержать идеи Циолковского. Чтобы закончить с дирижаблями заметим, что Циолковский носился с этой идеей практически до конца своей жизни. Уже при советской власти он добивался признания в этой отрасли воздухоплавания, получал средства на постройку своего детища… Ничего не было создано. Все оказалось химерой. Деньги пропали. Отметим, что попытка создать нечто материальное оказалась возможной только при Советской власти, когда после большевистского переворота уровень научной мысли не просто опустился. Упал! Всплыли на поверхность шарлатаны, верившие в Циолковского. Они увидели в нем своего человека: из народа, самоучка…  А самого Циолковского уже тогда и трогать было опасно: как же! Сам Ленин отметил его заслуги.  

В 1892 году Циолковские переезжают в Калугу, где наш герой прожил всю оставшуюся жизнь. Там были написаны его главные труды по космонавтике. теории реактивного движения, космической биологии и медицине, теория металлического дирижабля тоже не была забыта. 

Но, в конце концов, мы чтим Циолковского не за философские работы, не за дирижабли и не за отрицание теории относительности (хотя в сталинские времена это поощрялось). Но за придуманные им ракеты, за космос, за принципы реактивного движения. Правда, ракеты существовали за века до рождения нашего героя. Реальные, твердотопливные, пороховые. Циолковский предложил сесть на такую ракету и полететь в космос. Но не был первым. До него в ракете «полетели» в космос герои Жюль Верна и, если не ошибаюсь, Сирано де Бержерак. 

Многоступенчатые ракеты придуманы тоже не им. Первый патент был получен американцем Годдардом в 1914 году, а в 1923 –м немецкий профессор Оберт выпустил книгу о двухступенчатой ракете. Он прислал ее Циолковскому. И, если тот причитал ее, то, может, не повторил бы идею немца через четыре года. Но Циолковский немецкого не знал, потому в очередной раз изобрел порох.  Он не придумывал он никаких многоступенчатых ракет. На самом деле он предложил идею дозаправки ракет: одновременно запустить 32 разные ракеты, которыми управляют 32 пилота. Когда топливо израсходуется наполовину, ракеты как-то встречаются в воздухе попарно - и половина ракет переливает остаток топлива в другие. Пустые ракеты с пилотами падают, остальные летят, пока опять не выработают полбака. И так далее. Космоса достигает одна из 32 ракет и один пилот. Вот эту идею его биографы называют «ракетным поездом, прообразом многоступенчатых ракет». Даже если заменить «погибших» при этом пилотов на автоматику, все равно получается бред сивой кобылы! Это поезд никак не мог быть «прообразом»… Недаром даже сочувствующий Циолковскому один из популяризаторов его трудов не выдержал и в своей книге в 1937 году написал: «Да надо их сразу соединять, ракеты! И тогда не понадобятся 32 пилота, а хватит одного, и проще будет отбрасывать пустые ракеты, как это и предлагали Годдард и Оберт».

Знаменитое уравнение передвижения точки переменной массы (сколько горючего надо взять, чтобы ракета развила нужную скорость) принадлежит профессору Мещерскому, который вывел его в  1897 году. Исследования этого ученого считаются теоретической основой современной ракетодинамики. Опираясь на его труды, уже после Второй Мировой войны многие советские и зарубежные ученые разработали основные вопросы динамики произвольных изменяемых систем тел переменного состава (то есть, ракеты). 

Ну, хорошо. А как быть с известной  формулой Циолковского, которая определяет скорость развиваемую летательным аппаратом под воздействием тяги реактивного двигателя?  Он опубликовал ее в 1903 году, независимо от того, что она была выведена девяносто лет назад англичанином Вильямом Муром. Она описывает взаимоотношение между скоростью ракеты, скоростью выхода газов и массы ракеты. Ее еще называют уравнением для идеальной ракеты, ибо оно не учитывает проблемы аэродинамики и влияние гравитационных сил.  А следовательно не может быть использована на практике, ибо по ней невозможно подсчитать количество требуемого топлива для старта ракеты. 

Он один из изобретателей жидкостной (но даже не межпланетной) ракеты. На бумаге, в теории. Это «изобретение» привлекло внимание, даже не ученых, нет, а популяризаторов науки, журналистов, школьников к проблеме межпланетных полетов. В этом его заслуга. Но при чем здесь наука?  Циолковскому не удалось предложить а) работоспособную конструкцию ракеты и б) математически обосновать возможность межпланетных путешествий.  До точного расчета дело у него не дошло: все остановилось на фантазии, приблизить которую к объективной реальности математическими доказательствами ему не удалось. Это его биографы вскоре начали выдавать гипотезу о межпланетной ракете за научно-технический результат. Он не стал, следовательно, изобретателем жидкостной ракеты, хотя, несомненно, был пионером в этой области и высказал перспективную идею о принципиальной возможности использовать на ракетах, кроме твердого, жидкое двухкомпонентное топливо. 

Надо закончить описание работ Циолковского. Их очень много. Но все они сводятся к одному и тому же: есть идея, высказанная, как правило, кем-то ранее, приблизительные расчеты и… всё. Дальше дело не шло практически никогда. Поэтому возводить в ранг гениального то, что было теоретически не обосновано и практически неосуществимо - методологически несостоятельно. Все его идеи (как и все проекты в целом) носили характер фантазий, догадок, которыми он никого из специалистов убедить не мог.

Не стоит даже рассматривать утверждение, что Циолковский является «отцом теоретической космонавтики». В это невозможно поверить хотя бы потому, что знаний у него не было, да и таланта тоже. Есть выражение, что талантливый человек, талантлив во всем. Представим себе, что это к Циолковскому не относится. Но талант никогда не позволил бы ему писать ахинею в философских работах. И если он не преуспел в других дисциплинах, (а он явно не преуспел ни в чем),  то откуда мог возникнуть прорыв в такую сложнейшую область науки как космонавтика. Когда она началась? Поведем отсчет от первого спутника. В 1957 году раздались первые «бип-бип»… А до того она не входила в сферу человеческой деятельности. И что мы имеем спустя шестьдесят лет? Да ничего из того, о чем говорил Циолковский. Ни о каких перелетах, колониях и межпланетных станциях и речи быть не может. Одна станция летает, вокруг Земли, астронавты туда высаживаются, ведут наблюдения, ставят опыты…  Связь, метеорологическую информацию, шпионаж специалистам обеспечивают космические автоматы… Даже полубредовая идея Рейгана о «звездных войнах» так и не была воплощена в жизнь. А сколько денег вбухали?  Преуспел только Голливуд и писатели - фантасты. Вот у них человечество гуляет в соответствии с трудами Циолковского. Если говорить о фантастах, то для них он оказался настоящим кладом. Достаточно поселить героев на другую планету - и можно без боязни описывать ужасы земного режима.    

Как же охарактеризовать этого человека? Его можно назвать графоманом от науки. Кто-то скажет, такого не бывает. Наука – дело серьезное. Храм!.. Но как быть с небезызвестным академиком Т. Д. Лысенко? Британская энциклопедия назвала его лжеученым. И литературу не назовешь игрой в бирюльки. А сколько в ней графоманов с миллионными тиражами. И попробуй сказать почитателю такого «таланта», что его кумир плохо пишет. Может не поздоровиться. Аналогична ситуация и с Циолковским. Он был сказочником. А когда сказочник подкрепляет свои истории вычислениями, (пусть не корректными, но кто в этом вникает) литературными трудами, аскетизмом (он был аскетом), то за таким человеком идет толпа, которая верит в осуществимость сказок. И попробуй убедить кого-либо, что за обликом ученого ничего не стоит. Пустота! 

Так откуда возник культ Циолковского? Что спасло от забвения провинциального полуграмотного мечтателя? В 1921 году Ленин подписал постановление о присуждении Циолковскому персональной пенсии. Циолковскому повезло. В России в то смутное время людей подобных ему было очень много. И они мечтали о переустройстве природы и самой власти с помощью «сверхъестественных сил» – будь то «магнетизм», «космические лучи» и прочие «эманации». Ленин вообще был поклонником всякого рода научных и экономических химер. Один только военный коммунизм чего стоит! Известна история о том, что он заинтересовался электрическим плугом. Кому он был нужен, этот плуг?   

Советская власть увидела в людях, подобных Циолковскому, «научную» замену православию. Практически всех их – как представителей новой жреческой касты – не затронули сталинские репрессии, все они были обласканы, в том числе материально (к примеру, Циолковскому персонально Лениным была назначена в 1922 году  пенсия в 1000 рублей ежемесячно – при средней тогда зарплате в 200 рублей; исправно оплачивались и все его чудачества, именуемые «экспериментами»). А уж после подписи Ленина сам Бог велел сделать из этого, мягко говоря, странного человека,  великого ученого. 

Недаром в конце жизни Циолковский в письме Сталину написал: «До революции моя мечта не могла осуществиться. Лишь Октябрь принёс признание трудам самоучки: лишь советская власть и партия Ленина—Сталина оказали мне действенную помощь. Я почувствовал любовь народных масс, и это давало мне силы продолжать работу, уже будучи больным… Все свои труды по авиации, ракетоплаванию и межпланетным сообщениям передаю партии большевиков и советской власти — подлинным руководителям прогресса человеческой культуры. Уверен, что они успешно закончат мои труды». 

Ответ не заставил себя ждать: «Знаменитому деятелю науки товарищу К. Э. Циолковскому. Примите мою благодарность за письмо, полное доверия к партии большевиков и Советской власти. Желаю Вам здоровья и дальнейшей плодотворной работы на пользу трудящихся. Жму Вашу руку. И. Сталин». 

Константин Эдуардович Циолковский умер 19 сентября 1935 года.

Культ КЭЦ начал создаваться на следующий же день.  Было опубликовано постановление Советского правительства о мероприятиях по увековечению памяти великого русского ученого и о передаче его трудов Главному управлению гражданского Воздушного Флота. В дальнейшем решением правительства они были переданы Академии Наук СССР, где была создана специальная комиссия по разработке трудов К. Э. Циолковского. Комиссия распределила научные труды ученого по разделам. Всего пять томов. Но ограничимся только словами самого героя: «Моя глухота, с детского возраста (шести лет) лишив меня общения с людьми, оставила меня с младенческим знанием практической жизни, с которым я пребываю до сих пор». Он лукавил. Знание практической жизни у Циолковского было отнюдь не младенческое. Он умел постоять за свои интересы.   

Проще всего все свалить на большевиков. Они-де виноваты в этом культе. Но разве нет в этом вины царских ученых? Разве не допустили они Циолковского в свою среду? Нет, у него не было никаких званий, да и быть не могло. Но именно они поощряли его своими мягкими рецензиями не ставили его на место должным образом. Ну, как же: провинциал, самоучка, инвалид…  Зачем портить ему жизнь. Вреда-то от него нет. И вот уже Циолковский становится членом каких-то второстепенных научных обществ, его труды печатаются…  Он постепенно оказывается возле  круга посвященных.  Ленин не подписал бы никакого указа, будь Циолковский человеком с улицы. А дальше все пошло по накатанной дорожке.

Циолковский нужен был большевикам точно также,  как они были нужны ему. Они помогли ему выжить, а он стал еще одним героем в большевистском пантеоне – ученый-самоучка! Плоть от плоти народа. Вот она, русская земля, способная рождать «быстрых разумом Невтонов»… Признал советскую власть (еще бы не признать!),  его научные труды опередили время, как его опередили большевики, установившие самый «передовой строй» и так далее…  Узурпаторы нуждались в героях. Потому в них ходили самые разные люди, от  Павлика Морозова,  Стаханова, Мичурина,  до Чкалова и  Папанина…  И, если сегодня история ставит героев на положенные им места в пантеоне советской славы, то к Циолковскому это никак не относится. Он по-прежнему гений.  Утешает лишь то, что его культ практически безвреден. Ну, кормятся его именем люди (800 работ напечатано) – но их же немного и вреда от них тоже нет. Тем более, что его чудовищные философские воззрения никак не пропагандируются.  Мне кажется, что всенародное разоблачение нашего героя никому не нужно. 

Но есть одно замечание, которое мне кажется важным. У него есть фраза, ставшая крылатой: «Земля – колыбель человечества, но нельзя вечно жить в колыбели».  Эту фразу можно было видеть под изображением каждой ракеты. Под эту фразу тратились безумные деньги на космическую гонку с американцами. Да и американцы тоже оказались не на высоте. Слетали на Луну. И что дальше?  Ничего. Космос бороздят автоматы. Так и будет. И как-то не приходит в голову задать простой вопрос: а почему нельзя жить в колыбели постоянно? Что мешает? Что грозит человечеству?  Солнце погаснет или, не дай Бог, взорвется? Нет. При жизни человечества этого не будет. Космос и ближайшие к Земле планеты оказались совершенно непригодными для обитания. До остальных планет можно добраться только в фантастических романах. Человечество обречено жить в колыбели. И потому задачей его является обустройство этой колыбели таким образом, чтобы у всех была достойная жизнь. А фраза Циолковского, как и все его работы, никакого отношения к реальной жизни не имеет. 

Я наткнулся на эту тему случайно. Выражаю огромную благодарность г-ну Г. Салахутдинову, идеи которого побудили меня написать эту статью.

***

Комментарии

Аватар пользователя Ирина Чайковская

Редакции журнала ЧАЙКА

Очень бы хотелось, чтобы эта статья вызвала дискуссию. Не прочитав трудов Циолковского и опираясь только на выдержки из статьи, трудно сделать какие-то выводы. Но мне всегда казалось, что бывают "гениальные дилетанты", гениальные теоретики и провидцы, возможно, не очень сведущие в технико-математической стороне дела. Во всяком случае, знакомство Циолковского с Федоровым - для меня не минус, а плюс. То, что он подошел к евгенике, - тоже. В свете современных  усилий ученых-генетиков по "улучшению" человеческой природы, избавлению ее от наследственных дефектов и проч., евгеника - это наука будущего.  А насчет того, что человечество должно вырваться за пределы Земли, как младенец из колыбели, - по-моему, сказано очень прозорливо, с прицелом в будущее, которое может оказаться не за горами.  В общем хотелось бы, чтобы развернулась дискуссия, которая могла бы способствовать прояснению вопроса.