Мотылёк

Опубликовано: 20 марта 2015 г.
Рубрики:

Спотыкаясь о пустые коробки из-под пиццы, в тусклую комнату забежал тощий мальчик лет четырнадцати.

-Всем привет!- крикнул он пустой комнате и, как и следовало ожидать, ответа не последовало.

Он кинул рюкзак на кровать и тот, спружинив, с глухим уханьем толстяка рухнул в гору пустых банок из-под газировки. Не успев раздеться, мальчик подбежал к компьютеру и нажал большую круглую кнопку, одиноко торчавшую на лицевой панели. Тут же загудели сложные компьютерные внутренности, зажужжали жёсткие диски, засвистели вентиляторы. Просыпаясь от глубокого сна, загорелся экран, отобразив круглую эмблему. Потом он на мгновение погас, будто не желая просыпаться, но через секунду всё же снова недовольно вспыхнул, осветив тёмную комнату. В ней было всего одно окно, но и оно было завешено плотными серыми шторами, нежелающими пропускать свет. На стенах, словно в кинотеатре, висели многочисленные плакаты фильмов. Среди кассовых боевиков, которые любят все подростки, висели плакаты фильмов толкающих на философские размышления: «Матрица», «Эквилибриум» и, практически раритетный, «Бегущий по лезвию» с молодым Харрисоном Фордом. Но особое место, прямо над компьютером, занимал плакат фильма «V значит Вендетта». Сразу под ним, на мониторе, стояла фигурка «V» в черном плаще, чёрной шляпе и улыбающейся маске Гая Фокса. А на столе, возле клавиатуры, стояла статуэтка «Железный человек» из одноименного комикса. Мальчик подошёл к кровати и поднял рюкзак. Молния на нём была расстёгнута, и разноцветным водопадом из него посыпались книги. Мальчик недовольно вздохнул, собрал книги в охапку и запихнул их в большой книжный шкаф, полный учебников по программированию, мировой истории, социологии и другим наукам, которые не часто вызывают искренний интерес у школьников. Однако среди научной литературы, редкими яркими полосками вкраплялись издания популярных комиксов. Они, словно вражеские шпионы, пытались втереться в «научный круг», но, будто осознавая свою пёструю несерьезную начинку, встревожено посматривали на своих угрюмых соседей.

Мальчик освободился от школьной формы, надел мятые домашние вещи и подошел к небольшому холодильнику, завешенному вырезками из газет.

-Так, что тут у нас?- сказал он, и холодильник распахнул своё ледяное чрево. - О, моё любимое!

Он достал несколько банок колы, недоеденную холодную пиццу и пару шоколадных батончиков. По пути к компьютеру он прихватил ещё пачку чипсов и зажал её подмышкой. Доковыляв до компьютера, он вывалил всё это на стол, и радостно свалился в чёрное компьютерное кресло, которое будто с нетерпением поджидало его весь день.

-Ах,- вздохнул он с облегчением,- отличный день!

Компьютер, тем временем, настойчиво требовал ввести имя и пароль. Мальчик подвинулся ближе и в графу «имя» ввёл «papilio». Для того чтобы ввести замысловатый пароль, состоявший из двух десятков букв, цифр и специальных символов, потребовалось в два раза больше времени, но вскоре компьютер доброжелательно подмигнул и приготовился принимать команды.

-Отлично! Сегодня отличный день, верно?- он обратился к пластмассовому «Железному человеку». Тот безмолвно уставился на него.

-А-а-а,- мальчик недовольно махнул рукой,- Что ты можешь понимать?- и потянулся к нижнему ящику стола.

Там, среди обёрток из-под батончиков и старых носков, мальчик нащупал тёмно-коричневый флакончик с белой этикеткой, на которой латинскими буквами было написано «Phenaminum 0.01 g.». Далее шло описание: «По химической структуре «Фенамин» относятся к группе амфетаминов. По фармакологическому действию - к психостимуляторам. «Фенамин» повышает психическую активность и работоспособность, ясность сознания, яркость восприятия, препятствует сонливости и засыпанию. ВНИМАНИЕ!!! Применять строго по предписанию врача!».

Мальчик усмехнулся. Сверху флакон был закрыт белой крышкой, словно элегантной шляпой. Весь вид этого флакона напоминал мальчику смуглого стильного парня, гуляющего по улицам Майами. Одним движением большого пальца он скинул крышечку-шляпу и высыпал себе на ладонь две таблетки. Потом, немного посмотрев на них, пожал плечами и кинул на ладонь ещё одну.

-Сегодня отличный день!- повторил он и бросил флакон назад в ящик.

Он взял банку колы, она приветливо фыркнула, и возле её ободка заискрились чёрные пузырьки. Мальчик закинул таблетки в рот, сделал несколько глотков и громко рыгнув, опустил банку возле себя.

-Так, посмотрим,- сказал он, вглядываясь в монитор.

Его ловкие пальцы застучали по клавиатуре со скоростью профессионального стенографа. На экране, спотыкаясь и еле поспевая за его пальцами, бежали буквы и цифры, сливаясь в длинные чёрные линии. Открылось и закрылось несколько программных окон, побежал новый ряд чисел и букв. Появлялись поля, в которые мальчик молниеносно вбивал имена, пароли, коды. Потом поля исчезали и на их месте тут же появлялись новые.

-Итак...- мальчик прервался и одним глотком опустошил банку,- пока всё идёт отлично.

Он рыгнул, откусил холодную пиццу, поморщился и открыл ещё одну банку колы.

-Слушай, «Фенамин» отлично бодрит, правда вот аппетит напрочь отбивает. Я последние два дня вообще ничего не мог есть. Но хоть достать его не так уж сложно. Аптечные сайты щёлкаются как орешки. Мне таблетки по почте присылают, представляешь?- говорил он «Железному человеку». - Сначала «Ноу-Доз» был (обычный кофеин, по сути). А ещё год назад, помнишь, приходилось подделывать заключение врача, будто у меня Синдром Дефицита Внимания и глотать «Адерол» или «Риталин», помнишь?

«Железный человек» утвердительно качнул головой.

-Детские пилюли,- пренебрежительно добавил мальчик. – Ну, ничего, сегодня великий день. Сегодня отличный день!- пропел он и, засмеявшись, откинулся в кресле.

Его колено ударилось о край стола, и тот содрогнулся. Зазвенела пустая банка колы, и упала рамка, стоявшая возле монитора. Мальчик быстро поднял её, будто боялся, что если он этого не сделает быстро, то люди на фотографии обидятся на него. С фотографии на него смотрели улыбающиеся лица родителей.

-Сколько прошло, два года?- спросил вдруг «Железный человек».

-Три,- поправил его мальчик.- Уже три года как их нет,- его глаза заблестели.

-Скучаешь?- продолжил «Железный человек».

-А ты как думаешь! Или может мне нравится жить с бабушкой? Она после их смерти даже ни разу в эту комнату не заходила. Только напивается на мои пособия каждый день.

-Так ты же ей их сам даёшь,- справедливо заметил «Железный человек».

-Слушай, да ты и сам знаешь, что мне её жалко!- мальчик недовольно прикрикнул на фигурку. – У неё такой тремор, что я отсюда слышу, как лёд стучит в её бокале с виски. Ладно,- он отвернулся от «Железного человека»,- У меня много дел, так что не отвлекай.

-Так ты что, и вправду собрался это сделать?- пластмассовая фигурка вопрошающе вскинула руками.

-Отстань,- отмахнулся мальчик,- собираюсь.

Он снова начал стучать пальцами по клавиатуре.

-Так-так,- он продолжал набивать ритм на клавишах,- Я почти... есть! Я там!- радостно вскрикнул мальчик. – Ну что два года подготовки не прошли даром! Ха-ха! Два года карабкался словно альпинист, только колышки вбивал, чтобы быстро возвращаться к достигнутой точке и вот! Я, наконец, на вершине! Они и не подозревают что я рядом!- он самодовольно улыбнулся и допил очередную банку.

Потом пошарив руками по столу, недоумённо вскрикнул:

- Что уже закончились?!- и недовольно что-то бурча под нос, снова пошёл к холодильнику.

Он достал из него ещё две банки колы и резко захлопнул дверцу ногой.

Оторвавшись от своего привычного места, медленно описав дугу в воздухе, на пол упала бумажка.

Мальчик поднял её. Это была вырезка из местной газеты трёхгодичной давности. На ней большими чёрными буквами кричал заголовок: «Семейная пара погибла под колёсами пьяного водителя». Мальчик грустно посмотрел на неё и приклеил назад между другими вырезками. Они были расклеены в хронологическом порядке: «Виновен ли подсудимый? Сегодня суд над водителем сбившем насмерть двоих людей». Мальчик словно завороженный переводил взгляд от одной вырезки к другой. «Приговор - Виновен! Пьяный водитель, сбивший семейную пару, получил четыре года тюрьмы. Прокурор не доволен решением суда». «После года заключения и примерного поведения сегодня был освобожден...». Мальчик злобно фыркнул и зашагал назад к компьютеру. Он открыл банку, смахнул со стола несколько капсул разного цвета, закинул их в рот и запил колой.

-Продолжим,- сказал он, и снова застучали клавиши.

Стук не прекращался несколько минут, потом минуты слились в десятки минут, а десятки минут в часы. Мальчик то и дело открывал истрёпанный блокнот, сверял в нём числа и снова его пальцы начинали мелькать, как у пианиста. Гора из пустых банок медленно росла. «Железный человек» прогуливаясь по столу из стороны в сторону, напряжённо вглядывался в сосредоточенное лицо мальчика. Экран вдруг замелькал, и на нём появилась большая государственная эмблема.

-Есть!- вскрикнул мальчик,- Так, теперь координаты...

-Неужели у тебя получилось?- удивлённо спросил «Железный человек».

-Конечно, у меня коэффициент интеллекта как у среднего выпускника университета,- гордо заметил мальчик.

-Видимо вы, вундеркинд,- заговорил вдруг стоящий на мониторе «V».

-А-а-а, ты как раз вовремя. Скоро всё начнётся,- ответил мальчик.

-Вундеркинд или нет, но как тебе удалось?- настаивал «Железный человек».

-Я незаметный, а это всегда плюс в таких делах.

-Незаметный?- переспросил «Железный человек».

-Боже, ну я же уже несколько раз рассказывал о том случае,- мальчик посмотрел на него с надеждой, что тот всё же вспомнит. «Железный человек» неподвижно смотрел на него своими безжизненными глазами. Мальчик перевёл взгляд на «V».

-Время вспомнить всё,- многозначительно сказал тот.

-Ну ладно, помните, я рассказывал, что как-то в одном учебнике, я прочитал, как в сорок седьмом году в Гарвардский университет залетел мотылёк. Казалось бы, залетел и залетел. Ну, дело то обычное, да и мотылёк самый что ни на есть обычный, простой и незаметный. И оставался бы он таким, если бы не застрял между контактами электромеханического реле, сложнейшего на то время, ЭВМ «Марк- II», который мирно стоял в одной из аудиторий. И так уж вышло, что принадлежал этот самый ЭВМ военно-морскому флоту США. Компьютер дал сбой и вполне мог бы послать, ну скажем, ложный сигнал о внезапной атаке на США. В экстренном положении дивизион ВМФ, не задумываясь, долбанул бы в ответ, и это могло бы спровоцировать серьезный конфликт. Тогда этого не произошло. Операторы вынули дохлое насекомое, вклеили его в технический журнал с поясняющей записью и перезагрузили ЭВМ. Но ведь могло быть и иначе. Ну, так вот и я, простой мотылёк, мирно влетающий в их систему. Они не ждут и не видят меня. Их системы безопасности настроены на предотвращение атак каких-нибудь исламистов или организованных групп хакеров. А я просто одинокий мотылёк.

-Слушай, а не слишком ли жестоко, а парень?- спросил «Железный человек».

-Думаешь? Этот пьяный урод забрал у меня семью. Судья дал ему всего четыре года, хотя если бы это имело отношение непосредственно к нему, он бы его посадил на электрический стул. А потом что? Они его выпустили! Выпустили убийцу! Разве это не жестоко?- мальчик обречённо вздохнул,- Да и так уже понятно, что что-то в мире не так. Я думаю, это чувствует каждый человек, только не может, понять что конкретно. А может всё? Может всё в этом мире не так? Ну, разве этот мир нормальный? Включаешь телевизор, а там ведущая с абсолютно отстранённым лицом говорит, что опять где-то упал самолёт - погибло сто пятьдесят человек, маньяк с ножом забрался в детский сад - погибло двадцать детей, война на Ближнем Востоке разгорается всё сильнее - погибли тысячи, а потом в конце улыбается и весёлым голосом говорит: «Спонсор нашей программы чёрный кофе! Пейте чёрный кофе!». Ну, разве это нормально? Да и потом у них есть выбор! Если они захотят, то ничего не произойдёт. Ведь я простой мотылек, чей взмах крыла на одном полушарии земли теоретически может вызвать цунами на другом. Только вот мой взмах вызовет куда более серьезные последствия. Теоретически. Или я говорю как сумасшедший?

-Вообще-то выглядите вы вполне вменяемым,- заметил «V».

Мальчик улыбнулся. На фотографии зашевелились портреты родителей.

-Сынок, ты хорошо подумал?- заговорила мать.

-Ну конечно, мам. Этот мир словно умирающий от неизлечимой болезни человек, умоляет, чтобы его, наконец, убили, уничтожили, стёрли в порошок. Он просит, чтобы кто-нибудь прекратил его страдания, ведь каждый раз как его пытаются вылечить становиться только хуже. Я сделаю миру одолжение. Всё начнётся с чистого листа и может тем, кто выживет, повезёт больше, чем мне.

-Ну, тогда мы с тобой, сынок. Отомсти им за нас,- заговорил отец.

Мальчик посмотрел на экран. Помимо бессмысленных символов и значков читались фразы: «Межконтинентальная баллистическая ракета с ядерной боеголовкой», «координаты запуска приняты», «подтвердить команду «ПУСК»». Мальчик склонился над клавиатурой. Его лицо побледнело. Слезы вырвались из его глаз и закапали на чёрные кнопки. Его плечи задёргались, а руки нервно затряслись. Он ещё раз посмотрел на фотографию. Родители одобряюще закивали ему, и мальчик нажал кнопку «Ввод».

Он встал из-за стола, отдёрнул непослушные шторы, и красный свет заходящего солнца пробился в комнату. Мальчик подкатил кресло к окну, в одну руку он зажал банку колы, а в другой держал рамку с фотографией его улыбающихся родителей. Он сделал глубокий глоток и усадил непослушное тело в кресло. И так, застыв в нём, словно восковая фигура, он наблюдал за последним заходом солнца...