На смерть Джорджа Кеннана

Опубликовано: 25 марта 2005 г.
Рубрики:

В возрасте 101 года умер Джордж Кеннан, основатель Кеннановского института российских исследований в Америке, автор доктрины сдерживания Советского Союза, то есть доктрины “Холодной войны”. Это он разрабатывал знаменитый “План Маршалла”, это благодаря его идеям была обоснована необходимость создания НАТО и радио “Свобода”. Это человек, который определил направление послевоенной американской внешней политики на десятилетия вперёд.

Кеннан умер 18 марта в своём доме в Принстоне, штат Нью-Джерси. Он, дипломат и историк, автор более, чем 20 книг, лауреат Пулитцеровских и многих других премий, занимает уникальное место в истории 20 века и в истории американо-российских отношений. Вот что рассказывает о нём его коллега, профессор Принстонского университета Ричард Такер:

— Он был сердечным, умным джентльменом, всегда радовался друзьям, которые его навещали, особенно если они разделяли его интерес к России. Мы знали друг друга лет 60, а дружили последние лет 40 с тех пор, как я переехал в Принстон в 1962 году и стал здесь профессором.

— Он довольно часто конфликтовал с начальством на дипломатической службе...

— Он был просто честным человеком со своими убеждениями. Высоких стандартов порядочности. Его взгляды в Вашингтоне уважали, но не всегда разделяли. А Джордж Кеннан твердо защищал свои позиции, и на почве идейных разногласий возникали конфликты. Он по характеру не был конфликтным человеком. Но он был нетерпим к недальновидности в международных отношениях. Все его идеи о том, какой должна быть внешняя политика США, особенно в отношении России, были тщательно продуманы и обоснованы. И очень огорчался, когда Госдепартамент и правительство США шли в противоположном направлении. Я всегда стоял на его стороне.

— Легко ли было работать под его началом?

— Да, конечно. Когда он работал советником американского посольства в Москве в 1944 году, я был в должности атташе в посольстве и выполнял обязанности ассистента Кеннана в его исследованиях. Когда в феврале 46-го года он готовил свою знаменитую “длинную телеграмму”, в которой впервые обосновал политику сдерживания Советского Союза, я искал для него различные материалы в библиотеке. Это заложило основу для моей будущей научной карьеры.

— Когда он, практически, закончил работать?

— Я не уверен, что он работал после празднования своего столетнего юбилея в феврале 2004 года. Но свою последнюю книгу он написал, когда ему было далеко за 90. А вышла она после того, как Кеннан отметил свой 98-й день рождения. Он был выдающейся личностью, сыгравшей особую роль в американо-российских отношениях. Он навсегда останется в памяти как человек, оказавший весьма положительное влияние на американскую политику в отношении России.

А вот что вспоминает о Джордже Кеннане другой историк и политолог, профессор университета Джорджа Вашингтона Питер Реддауэй:

— Моё знакомство с ним началось в 1985 году, когда меня назначили директором российских исследований Кеннановского института. Я работал с ним последующие 4 года до того момента, как стал профессором в университете Джорджа Вашингтона. Но и потом мы оставались в контакте по поводу работы основанного им в 1975 году института. Джордж Кеннан был человеком стойких принципов, прямым в высказываниях, очень совестливым, аналитического ума. В чём-то старомодным, традиционным, и это мне очень нравилось. Он всегда выполнял обещания. Хотя он был профессиональным дипломатом, высказывал свои мысли не в слишком дипломатичной форме, а прямо и честно. Для меня было истинным удовольствием говорить с ним, потому что он очень ясно и красиво излагал свои мысли. И у него было удивительное чувство английского языка, как устного, так и письменного. Это был изящный, несколько старомодный английский.

Питер Рэддауэй говорит, что Джордж Кеннан был человеком очень серьёзным, сам шутил редко, но ценил и понимал юмор. Было удивительно приятно слышать его смех. Он очень хорошо знал и любил русскую культуру, и его конфликт с советским руководством был прежде всего потому, что власть уничтожала русскую культуру, преследовала цвет российской интеллигенции. С уходом таких, как Джордж Кеннон и Пол Нитце, говорит Реддауэй, ушли последние представители старой дипломатической школы. Таких гигантов у нас теперь нет, считает профессор Реддауэй.