Генрих Шапиро: Золотой ключик бывает только в сказках

Опубликовано: 1 июня 2014 г.
Рубрики:

С Генрихом Шапиро знаком около двух десятилетий. Много раз с ним беседовал в радиоэфире. Раньше он был инвестиционным консультантом, сменил несколько раз профиль своей работы, везде успешен. По характеру своему, как мне кажется, философ. Очень начитан, пишет сам. Умеет работать, отдыхать, немало путешествует. Живет в Нью-Йорке, но уже много лет примерно треть каждого месяца проводит во Флориде. Насколько это реально возможно, старается в это время отрешиться от забот сиюминутных. Вроде бы удается.

— Журналисты любят задавать оригинальные вопросы. Но я начну с вопроса самого что ни есть банального, который, я уверен, задают вам все. Как стать богатым?

— Прежде всего давайте разбираться, что понимать под богатством. Если равняться на очень состоятельных людей, то вряд ли стоит тешить себя иллюзиями, что каждый сможет их превзойти. Ну а если исходить из того, что удастся значительно увеличить то, что имеешь, это вполне по силам каждому, и особых секретов здесь нет.

Я не имею в виду случайное «лотерейное» богатство. Подразумевается состояние, которое надо делать самому. Постоянно. В течение многих лет

Давайте взглянем на то, как состоятельные американцы сколотили свои капиталы. Исключим счастливчиков, разбогатевших внезапно, игрою случая и звезд искусства и спорта, их не так уж много. Посмотрим, как разбогатели те, кто не унаследовал миллионов, не нашел клад и не обладает исключительным талантом.

В основном богатство приходит не столько в результате упорного труда, сколько благодаря расчетливому, грамотному распоряжению его плодами. Большинство состоятельных людей пришли к большим деньгам за счет того, что сумели верно распорядиться небольшими накопленными средствами. В основном это было удачное вложение в бизнес. Многие же приобретали лишь доли в существующих бизнесах через покупку их акций. Ведь с помощью акций вы можете пойти партнером в самый прекрасный, самый преуспевающий бизнес, построить который самому, возможно, вам никогда бы не удалось. И для этого не обязательно внести большой капитал.

Надо только сделать правильный выбор. И еще запастись терпением. А многие рассуждают, как Остап Бендер, который говорил, что взял бы частями, но ему нужно все сразу.

А так, постепенно, если вложить деньги в хорошие акции, богатство копится. Уоррену Баффету, владельцу многомиллиардного состояния, которое он сколотил сам, принадежит изречение: «Мы зарабатываем больше, когда мы спим, когда мы храпим, чем когда мы работаем.

— А вы тоже зарабатываете во сне или прикладываете для этого какие-то усилия? И вообще, вы сами считаете себя богатым человеком?

— Обычно на такой вопрос отвечают — богат духовно. Но я и в финансовом плане не считаю себя обделенным и вполне удовлетворен тем, что у меня есть. Хотя все, конечно, относительно. Недаром говорят, что самым справедливым образом распределены в этом мире деньги, всем их не хватает. Я философски отношусь к денежным проблемам. И вслед за Руссо я мог бы повторить, что деньги, которыми обладаешь — орудие свободы, те, за которыми гонишься — орудие рабства.

— Это красивые слова и теория. А на практике, вам приходилось деньги терять?

— Еще как. Раньше переживал, теперь нет. Давным-давно это было, потерял чуть больше 10 тысяч долларов, жутко расстроился. А потом были потери покрупнее, этак тысяч на 100 долларов. И совсем не огорчался. Не верите? Это ваше дело, как хотите.

— А как вы допускаете возможность потерять? На протяжении многих лет вы консультировали людей, помогали им приумножать капитал, а сами являли такой пример, которому далеко не каждый согласится следовать. То есть вы порою теряли. Как же люди доверяли вам свои деньги? И откуда у вас в таком случае была и есть добротная репутация?

— Нет ни одного биржевика, который бы не проигрывал время от времени. Недопустимо, когда из-за тебя, из-за твоих неверных прогнозов, просчетов, люди теряют деньги. А когда ты сам теряешь, это нормально. Я экспериментировал, набирался опыта постоянно. В нашем деле без экспериментов нельзя. Помните знаменитого Коха, искавшего средство против туберкулеза? Он рисковал сам, но у него и в мыслях не было из-за своих экспериментов подвергать опасности людей. У меня часть моих личных средств специально предназначена для экспериментов, порою весьма рискованных. Иногда риск оправдывает себя, иногда нет. Я всегда был готов к проигрышу. Но очень часто при выигрыше фортуна бывает чрезвычайно щедрой и благосклонной. Это не эксперименты только ради экспериментов и опыта. Это еще и дань моему характеру.

Во мне живет авантюристическая жилка, надо давать ей выход, находить упоение в риске. Бывает в акции влюбляешься, как в девушку. А потом разочаровываешься.

Но рискуешь только тогда, когда речь идет о собственных деньгах. А со средствами клиентов я был всегда предельно осторожен. Мое кредо: максимум риска для себя, никакого риска для клиентов. Разумеется, если они сами не идут на такой риск. Я исповедую личный авантюризм. Если получал синяки и шишки, то лично я, и всегда стремился, чтобы ни один человек, кроме меня, не испытывал неудобств. А мне это, в силу моего характера, придавало ощущение полноты жизни. Кстати, именно этот авантюризм и привел меня в Америку.

— Каждый из иммигрантов в какой-то степени рисковый человек, бросает вызов судьбе, меняя привычный уклад...

— Биография у меня самая обычная. Я жил в Сухуми, был очень прилежным мальчиком, учился только на пятерки. Отец говорил мне, что мы, евреи, не имеем права получать четверки, мы обязаны быть только первыми. Я и старался. Ходил в музыкальную школу, занимался спортом, рисовал. Это сейчас в Сухуми все изменилось, а в то время ничего не предвещало тех перемен, которые там потом произошли.

Отец был видным адвокатом, сулил мне в Сухуми самые блестящие перспективы после того, как я закончил физический факультет Саратовского университета. Но я хотел в Америку. Отец (кстати, он вскоре приехал ко мне) был в то время против, потом, когда увидел, что ничем меня не переубедишь, предлагал деньги, чтобы я не испытывал трудностей в Америке. Я гордо отказался, у меня были весьма романтические представления о том, как нужно начинать жизнь в Америке. По дороге сюда в Италии рисовал портреты, получил первый свой гонорар — 5 тысяч лир. В Америку приехал в 1979 году 24-летним, без единого доллара в кармане. Но зато с неплохим английским. И от одной благотворительной организации получил 75 долларов. Это были первые и последние в Америке незаработанные деньги. Мне сразу сказали, чтобы я забыл о физике и помогли устроится на работу в банке клерком. Через неделю я с гордостью показывал одному знакомому мой первый чек на 125 долларов. Он сказал, что имеет такие деньги за день, продавая пылесосы. Я тоже начал торговать пылесосами. А потом продавал страховки, стал брокером, инвестиционным консультантом. У меня много разных лайсенсов. Очень долгое время мой рабочий день был 12-14 часов. Но для меня это было не бременем, а удовольствием.

— Вы человек романтического склада, любите книги, стихи, музыку, много путешествуете. В жизни это не так уж часто сочетается с профессией, которая связана с накоплением денег для себя и для других.

— Как-то давным-давно меня в одной из газетных статей назвали «капиталистом-романтиком». В нашей профессии разные люди бывают. Я знал одного очень богатого человека, у которого был личный самолет. Когда с ним кто-то обедал, он всегда смотрел на собеседника и ждал, пока он расплатится. Я знал женщину, которая оставила после себя 20 миллионов долларов, а сама жила чуть ли не в нищете.

А есть люди, которые не превращают накопление денег в ремесло. Очень многих асов биржевой игры никак нельзя назвать прагматиками, занятыми только деланием денег. Для них это подлинное творчество, связанное с научными расчетом и даром предвидения, с игрой воображения, с риском, с опасностью — поднявшись на вершину, затем порою начинать с нуля. Как у Киплинга:

Все потерять и все начать сначала,

Не пожалев того, что приобрел.

У каждого из них своя мечта, весьма далекая от примитивных идеалов, которые приписывают биржевым игрокам некоторые романы и кинофильмы. Капитал они приобрели и теперь вкладывают энергию в создание благотворительных фондов. И живут полной жизнью. Среди них есть люди, которые совершали кругосветное путешествие на мотоцикле, побывали в десятках стран, взбирались на самые высокие горы, испытывали свой характер в труднейших условиях.

Что касается меня, то я как-то отправился в путешествие по Аляске, например. Я знаю, вы тоже любите Джека Лондона, так вот, я был в тех местах, которые связаны с его именем в Клондайке.

Ну а если говорить о работе, то я многие годы старался привить нашим соотечественникам новое мышление, без которого было бы трудно в их новой жизни. Ведь для многих понятия «акции», инвестиции» — это чуть ли не тайна за семью печатями, дверь, за которую лучше не заглядывать, потому что рискуешь попасть в непривычную ситуацию и потерять даже то, что имеешь.

— А если конкретно, то есть ли золотой ключик от этой двери?

— Золотые ключики бывают только в сказках. Успех ждет того, кто умеет правильно выбрать. Еще сравнительно недавно относительно немного американцев держали деньги в акциях. Сейчас их количество несравнимо выросло. Конечно, вложение денег связано с риском, хочется иметь какие-то гарантии. Но разве выезжая на автомобиле, вы имеете полную гарантию, что доедете до места назначения?

Мир акций открыт для всех. Это бизнес, который можно реально начинать с нескольких тысяч долларов. Но бизнес этот довольно серьезный и относиться к нему нужно со всей ответственностью. Браться за него без подготовки, как многие делают — это просто самоубийственно.

— Вот поэтому многие и считают, что надо быть подальше от риска. Банковский процент на вклад хоть и небольшой, но нет практически опасности потерять деньги.

— И заработать тоже. Тем более, что банковские проценты сейчас очень низкие, гораздо ниже, чем это было до экономического кризиса. А на акциях многие имеют — и весьма реально — огромные по сравнению с банковскими процентами дивиденды.

— Да, бывает. Но бывает и иначе, когда акции резко падают и люди теряют деньги. Достаточно типичная ситуация в последние годы. И к тому же здесь ведь проблема не только финансовая, но и психологическая.

— Да, важен правильный психологический настрой. Нужно решить, на какую прибыль можно рассчитывать, просчитать, насколько реальны эти прогнозы, подумать, когда можно будет снимать эту прибыль. А что будет в случае неудач? А как реагировать на изменения в экономике? А что, если происходит нечто непредвиденное? Если такого плана нет, то провал на каком-то этапе практически гарантирован.

Исключительно важны такие личные качества, как терпение, самообладание, выдержка. При всех обстоятельствах нужно соблюдать спокойствие, как говорил Карлсон, который сидел на крыше — спокойствие, только спокойствие. Нужно понимать, что если смотреть на короткий промежуток, то картина редко бывает стабильной. Инвесторы далеко не всегда ведут себя рационально и логично. Акционеры часто живут сегодняшним днем, сегодняшними страхами и надеждами. Либо совсем не думают о будущем, отказываясь видеть перспективу, либо, наоборот, строят воздушные замки и не замечают очевидного. Все мечтают быстро разбогатеть и зачастую начинают делить шкуру неубитого медведя. Но чем больше будешь думать о деньгах и выигрыше, тем больше придется переживать потери, и тем труднее будет получить хорошие результаты. Цены почти никогда не движутся в нужном направлении. Тем, кто не может спокойно смотреть на колебания цен, важно либо научиться не обращать на это внимание, либо отказываться от этого занятия вообще. Игра на бирже может превратиться в интереснейшее, увлекательнейшее занятие. Акции можно коллекционировать — по тому же принципу, как кто-то собирает картины. Одному нравится классика, другому абстракционисты.

— Почти идиллическая картина в розовых тонах. Спокойствие, акции будут только расти...

— Сейчас в целом рынок растет. Никаких идиллий я не рисовал. Наоборот, всегда подчеркиваю, что инвестирование требует исключительно серьезного и вдумчивого подхода, хотя решения иногда приходится принимать с молниеносной скоростью. Какими бы ни были ваши акции, как бы точно они ни были отобраны, не исключена вероятность неприятных сюрпризов. Но американцы верно говорят — не переносишь жару — уходи из кухни.

На поведение рынка большой отпечаток накладывают крайности — боязнь потерь и предвкушение наживы. Почему-то люди рассчитывают заработать какие-то невероятные проценты годовых, или убеждают себя, что заработать вообще невозможно и можно только потерять.

Умение не приходит само по себе, умение найти лучшие акции — это своего рода синтез науки и искусства. Ведь рынок сейчас предлагает тысячи акций, существуют тысячи компаний, и вы можете принять участие в их развитии. Очень непростые решения стоят перед инвесторами.

Многие очень нетерпеливы. Ведь большой соблазн получить пять долларов за акцию, купленную за один доллар. Уже огромный выигрыш. И вы не желаете ждать, даже если есть вероятность, что акции еще долго будут расти. Многие считают, что надо жить по принципу — сорвал побыстрее куш и ладно. Если бы подождал еще немного, то выиграл бы крупные деньги.

Но, к сожалению, в этом бизнесе немало людей, которые обещают немыслимые дивиденды. Не верьте тем, кто сулит огромные прибыли за короткий срок. Акции — план долговременный, требующий терпения.

И надо учесть, что хотя сейчас многие акции растут, они не могут расти непрерывно. Если бы ваши предки сто лет назад вложили бы всего один доллар на 30 процентов, как порою бывало в то время, сейчас бы этот доллар превратился в сумму совершенно гигантскую, чуть ли не сходную со всем национальным богатством Америки. Но в том-то и все дело, что деньги не могут расти постоянно со скоростью 30 процентов в год. Надо исходить из здравого смысла. Вкладывайте в акции, но не верьте в баснословные тысячу процентов, как некоторые думают.

— Генрих, вас знают многие в основном как инвестиционного консультанта. Но ведь вы сейчас занимаетесь совсем иным делом?

— Не думаю, что это подходит для всех, но для себя я решил, что надо пробовать себя в разных ипостасях. В свое время я решил остановиться, подумать, а хочется ли мне работать до конца жизни в одном и том же амплуа. И понял, что мне это совсем не улыбается. Надо, я полагаю, если есть возможность, чаще менять образ и стиль жизни. Я занимаюсь тем, что мне нравится. Не из-за денег. Я много раз менял профессии. Был физиком, музыкантом, художником, бизнесменом. Есть такое выражение, что любое хорошее дело заканчивается. Только ерундой можно заниматься бесконечно.

В жизни иногда немалую роль играет случай. Мой брат, врач, открыл в свое время офис. Скоро он стал тесен, и его надо было перестроить, расширить. Я занялся этим делом, познакомился с архитекторами, инженерами, у некоторых из которых были планы перестроить свое жилью. Они этим так увлеклись, что со временем открыли строительную компанию.

Я со своими партнерами ищу участки земли, которые перспективны под застройку, ищу средства, вижу, как на глазах происходят удивительные порою превращения.

Когда ты стоишь у истоков реальных планов, когда ты делаешь в определенном смысле своими руками здание, видишь, во что оно превращается на глазах, то ощущаешь большое удовлетворение от процесса творчества. Это ведь плоды твоего труда. После нью-йоркского урагана Сэнди полтора с лишним года назад до сих пор не могут оправиться многие люди в Нью-Йорке, до сих пор его последствия испытывают многие офисы, организации. Строительство сейчас набирает темпы.

— А не из-за этого ли произошел экономический кризис, когда проблемы с необеспеченной финансами недвижимостью потянули рынок катастрофически вниз?

— Сейчас ситуация меняется. Я только что вернулся из Майами. Снова бум. Причем на сверхдорогое жилье. Все, что выше миллиона долларов пользуется огромным спросом. И не только во Флориде. В Нью-Йорке и в других местах тоже. Многие вкладывают в недвижимость. Спрос на дорогое и сверхдорогое жилье постоянно растет. Квартиры продаются мгновенно. Скромная квартира в Бруклине, например, стоит больше миллиона долларов. Цены на аренду очень высокие. Если вы построили грамотно, то это приносит хорошие доходы.

Во Флориде и Нью-Йорке много покупают иностранцы. Очень дорого, но дешевле чем в Лондоне или Москве. Сейчас, на мой взгляд, все чаще проявляется тенденция, что средний класс, к сожалению, испытывает большие трудности и сокращается, а для богатых и сверхбогатых наступают самые благоприятные времена. Бум на дорогие автомобили ценой 200-300 тысяч долларов. На улицах все чаще можно увидеть машины Бугатти стоимостью выше двух миллионов долларов. Раньше большие деньги инвестировались и шли на развитие производства, теперь многие дети сверхбогатых людей предпочитают роскошный образ жизни, капиталы разбазариваются нередко на «сладкую жизнь» сегодня. Средний класс в упадке. А свербогатые на подъеме.

— Вы же сами приводили слова Руссо — деньги — орудие свободы. Некоторые считают, что в них и есть счастье.

— У меня отношение к деньгам не меняется. Я вырос в обеспеченной семье. Так получилось, что деньги приходили ко мне легко. В Америке с первого же года дела, как говорится, пошли. И идут пока. Может мне повезло. Но я всю жизнь был свободен и не придавал деньгам большого значения. Сколько у человека может быть запросов? Разумных, конечно. Не так уж много. У меня есть знакомый, который тратит 200-300 тысяч долларов каждый месяц, но не думаю, что он намного счастливее меня и тех людей, которые и близко себе этого позволить не могут. Не знаю, насколько ему это орудие свободы помогает. Разумеется, деньги нужны. Необходим достойный прожиточный минимум. Искусство доставлять себе радость далеко не всегда связано с деньгами. Как найти грань между обеспеченностью и счастьем? Некоторые считают, что счастье можно найти, если отказываешься от материального, когда перестаешь заниматься накопительством. Есть притча об йоге, который имел только набедренную повязку, а все его имущество состояло из одной миски для еды. Потом он счел, что и этого слишком много, и ел из своих ладоней. Но все, что доведено до абсурда, абсурдом и становится. В реальности для большинства людей существует долг перед собой — найти и использовать свой потенциал. Долг перед семьей, близкими, долг перед обществом. Иные полагают, что если нужна свобода, ты должен отказаться от всех своих привязанностей. А другие считают, что главное — это радость творчества. Радость находить и создавать новое.

Нет золотого ключика к двери, за которой все секреты. Как найти гармонию в сегодняшней жизни, которая становится все более прагматичной? Множество вопросов. Но это уже тема для другого разговора.

Комментарии

Аватар пользователя Виктор

Уоррен Баффет (Warren Buffett) как-то назвал деривативы финансовым оружием массового поражения, и было ясно, что в определённый момент они начнут разрушать нашу финансовую систему. Хотя сейчас ситуация на Уолл-стрит может казаться спокойной, бурление происходит в глубине.