Неприкаянный лойер

Опубликовано: 15 мая 2014 г.
Рубрики:

Что главнее – квалификация или «облико морале» ?

ВАмерике существует оправданная временем практика. Диплом специалиста всего лишь полдела. Важнее получить так называемый «лайсенс» (license)— разрешение на работу по избранной специальности. Как правило, лицензии выдают комиссии (boards, bars) штатов на определенный срок. Через год, два, пять лет экзамен на квалификацию повторяется, и так вплоть до выхода на пенсию. Самое страшное — не получить лицензию, что равносильно потере работы. Вместе с тем, «лайсенс» своего рода «допинг», не дающий специалисту расслабиться, заставляющий быть в постоянной форме.

Особые требования, как правило, предъявляются к профессиям, связанными с опасными производствами, технологиями, медициной, образованием и юриспруденцией. Больше всех достается медикам, педагогам и юристам. Для получения лицензии врача, учителя или лойера недостаточно быть хорошим специалистом, соискатели, в первую очередь, должны иметь безупречную биографию. В случаях конфликта квалификации и нравственности приоритет отдается «облико морале» кандидата.

Примером тому выпускник юридического факультета Кентуккийского университета Гай Хамилтон-Смит. Гаю не помог даже диплом отличника. При прохождении документов в «юридический рай» соискателя лицензии потянули вниз грехи молодости. Без пяти минут адвокат семь лет состоит в списке «сексуальных хищников» штата Кентукки. За год дело Хамилтона-Смита прошло несколько судебных инстанций и в настоящий момент находится в «первой папке» Верховного Суда Кентукки.

Ситуация, в которой оказался Хамилтон-Смит — не без своего личного участия и «помощи» со стороны — действительно выглядит абсурдной. Гай с юных лет мечтал стать юристом. После школы он пошел в юридический колледж. Будущее было безоблачным и предсказуемым, но на пути к нему стала его подружка и тайные увлечения. Джейн нашла в компьютере Гая три снимка детского порно. Выяснение отношений привело к скандалу, в отместку Джейн позвонила в полицию с сообщением о своей находке. Дальше дело полицейской и судебной техники. 24-летний студент-юрист получает пять лет условного срока и двадцать лет обязательной регистрации в качестве «сексуального хищника».

Зигзаги Фемиды. Каким-то образом условно осужденному студенту дают возможность закончить юридический колледж? Более того, его принимают в адвокатскую контору Лексингтона на должность помощника юриста. Видя, что на самом деле не все так страшно, как в приговоре, Гай решает получить полное юридическое образование. А там жизнь покажет, что делать дальше. Молодой человек подает документы в три университета, не скрывая своей судимости и ее характера. В двух ему отказывают, третий — Кентуккийский университет — зачисляет Хамилтона-Смита. Способный студент в прошлом году заканчивает Law School с «красным дипломом». Но без права на профессию.

Устав комиссии штата Кентукки по выдаче лицензий на юридическую практику насчитывает десятка два оснований для отказа в «лайсенсе». От низкого профессионального уровня до алкогольной или наркотической зависимости, дисциплинарных и криминальных нарушений. И ни одного вразумительного ответа, как восстановить подпорченную репутацию. Кроме обтекаемой формулировки — «соискатель лицензии должен доказать честность и искренность своих намерений на пути к исправлению». За нее и уцепился Гай Хамилтон-Смит, как утопающий за соломинку. У него на эту тему достаточно доказательств.

Во-первых, ему нельзя отказать в честности и искренности. Хотя большинство университетов не требуют от абитуриентов добровольного признания в криминальном прошлом, Гай не скрывал свою судимость. Больше того, он не раз рассказывал о своей истории в средствах массовой информации, вплоть до интервью такому влиятельному агетству, как Associated Press. В частности, молодой человек говорил, что, несмотря на тяжелые последствия, он рад, что его пагубная страсть была пресечена в самом начале. «Все могло закончиться гораздо хуже», — утверждает Хамилтон-Смит. — «От коллекционирования детской порнографии до реального участия очень близкая дистанция».

Во-вторых, слова несостоявшегося педофила шли бок о бок с делом. Он прошел двухгодичный курс добровольной реабилитации. Руководитель программы, специалист с 22-летним стажем, психотерапевт Сьюзен Смит дает своему подопечному блестящую характеристику, как «честному человеку, полноценному члену общества». Похожая программа есть при юридической ассоциации штата Кентукки, она помогает оступившимся собратьям по цеху снова стать на путь истинный. Директор программы Иветт Хориган считает Гая Хамилтона-Смита «полностью исправившимся и достойным занять место в юридическом сообществе штата». Плюс, положительные характеристики администрации и студенческого союза университета.

У комиссии по выдаче лицензий иное мнение. Юрист и официальный «сексуальный хищник» в одном лице — несовместимые понятия. Эту позицию пока разделяют судебные инстанции, через которые прошло дело Хамилтона-Смита с иском о его реабилитации. Решающее слово будет за Верховным Судом Кентукки. Но скоро сказка сказывается.

Можно, конечно, доказывать несоразмерность противоправного деяния, совершенного семь лет назад Хамилтоном-Смитом и полученным наказанием. За три (!) снимка в компьютере — пять лет лишения свободы (пусть и условно) и двадцать лет пребывания в списке опасных преступников штата по позорной статье. Не считая впустую потраченных лет на учебу и десятков тысяч долларов студенческого займа, которые не из чего возвращать. Американский нонсенс — права юриста с дипломом Хамилтона-Смита защищает другой юрист. Пока Скотт Уайт не может похвастаться особыми достижениями в деле своего клиента, но, как и положено адвокату, уверен в положительном исходе.

Срок пребывания Гая Хамилтона-Смита в списке «сексуальных хищников» закончится в 2027 году, когда ему исполнится «всего-навсего» 44 года. Скотт Уайт надеется закончить дело через два, максимум, четыре года. Но адвокаты полагают, а суды располагают. Чем завершится юридическая эпопея несостоявшегося юриста, знает только богиня правосудия Фемида. Та, что с завязанными глазами.