Путешествие по городам Америки. Часть 1

Опубликовано: 2 августа 2014 г.
Рубрики:

АТЛАНТИКА – МЕЖДУ «ОРЛОМ» И «РЕШКОЙ»

Наверное, кто-то из моих далеких предков был цыганом или бродягой. Ни с того, ни с сего мне вдруг приедается размеренная жизнь и тянет в дорогу. Как со мной нередко случается, глаз положил на Запад - поехал в противоположную сторону. Косвенный «виновник» моей нынешней поездки коллега по русской прессе В... Мы с ним никогда не встречались, только по телефону. Веселый, общительный человек, хороший журналист. Коллега не раз делал мне заманчивое предложение – воспользоваться его пустующей квартирой в Нью-Джерси – когда хочу и на сколько хочу, но я не воспринимал «offer» всерьез. Последний разговор на ту же тему упал на благодатную почту.

Простополететь-поехать не в моих правилах. Мне надо с наворотами и прибамбасами. Чтобы за раз много раз. В результате поисков вариантов сложился причудливый двухнедельный маршрут. Всеми видами транспорта, за исключением подводной лодки и самолета. На них много не увидишь.

И это не все. В этой поездке я решил провести над собой забавный эксперимент. Идею позаимствовал в популярном украинском телевизионном реалити-шоу «Орел и решка». Коротко, в чем фишка. Два участника – мужчина и женщина –каждый уикенд летают в новую страну или город мира. В аэропорту прилета бросают монету. Кому выпадет «орел», проводит субботу-воскресенье с неограниченным кредитом «золотой карты». Кому «решка» – должен уложиться в сто долларов. На все – еду, крышу над головой, транспорт, развлечения. Никаких поблажек – хочешь жить, умей вертеться.

 Так как «золотой карты» у меня нет, я упростил задачу. В «постный день» буду экономить на всем. На «скоромный» позволю себе расслабиться. Безжестких лимитов, как получится.

Обычно я делюсь с читателями впечатлениями о своих поездках. По поводу этой возникли сомнения. Что нового я могу сказать людям, которые знают Нью-Йорк, Филадельфию или Вашингтон в сто раз лучше какого-то провинциала? Но у меня есть оправдание – не все читатели "ВНС" живут в столичных городах, возможно, какие-тофакты и мои наблюдения им покажутся интересными.

И наконец, личная мотивация. Я был в Нью-Йорке не раз, но его можно открывать бесконечно. За двадцать с лишним лет я объехал страну вдоль и поперек, не бывал там, где не был только ленивый. В Филадельфии, Атлантик-Сити и Вашингтоне. Итак, закрываю «белые пятна». Стартую в соседнем Цинциннати. Поехали.

Цинциннати

 В Цинциннати меня встречает старый знакомый и коллега Борис – в прошлом фотокор ТАСС по Узбекистану. Мой отъезд завтра утром, у нас впереди целый день. Я запланировал провести его с пользой – посетить несколько мест, до которых никак не могу добраться. Хотя Цинциннати практически под боком, но все мимоходом-мимолетом. Кроме художественного музея и оперного театра (когда-то был там на концерте Паваротти), ничего не видел.

Сначала небольшая информация о городе с несколько странным для Америки названием. Он был основан в 1788 году выходцами из многих стран Европы, большей частью из Германии, и поначалу имел еще более заковыристое имя из смеси четырех языков. В городе было общество поклонников Джорджа Вашингтона «Цинциннат». Обожатели первого президента страны сравнивали его с римским проконсулом Цинциннатом. Усилиями влиятельного общества город и был переименован в Цинциннати.

Как и у многих городов Америки, у Цинциннати есть второе имя. Неофициальным «крестником» крупнейшего города на Огайо-ривер стал поэт Лонгфелло. В одной из поэм он назвал Цинциннати «Королевой Запада». Сравнение прижилось в небольшой адаптации – Queen City” – «Город королевы». Лонгфелло был недалек от истины. Здесь вполне могла оказаться французская королева Мария-Антуанетта. Когда над жизнью венценосной особы нависла угроза, у верных придворных был план тайно вывезти ее в Америку, конкретно, в штат Огайо. Но план провалился, и несчастная королева взошла на эшафот.

Уинстон Черчилль называл Цинциннати «самым красивым континентальным городом США». Как политик, он, наверное, льстил американцам, но как художник, возможно, был прав. Двухмиллионный город родина президента США Уильяма Тафта, нынешнего спикера Конгресса Джона Боннера, актрисы Дорис Дэй, кинорежиссера Стивена Спилберга, основателя CNN Теда Тёрнера, астронавта Нила Армстронга.

Во время Гражданской войны в районе Цинциннати осело       много беглых рабов с Юга, сегодня половина населения черное. За всю историю город не раз сотрясали мощные расовые волнения, в том числе уже в этом веке. Как и «положено» в крупных американских городах, исторический центр Цинциннати черный, со всеми известными последствиями.

#1.JPG

Железнодорожный терминал Цинциннати
Железнодорожный терминал Цинциннати
Железнодорожный терминал Цинциннати

 Наш первый туристический пункт с Борисомжелезнодорожный вокзал Union Station (Terminal). Железная дорога для меня ностальгическая тема. Мое детство и отрочество прошли вблизи железнодорожной станции, большинство родственников, включая мать, работали на "дороге". Обычно американская мечта ассоциируется со своим домом, газоном и машинами на каждого члена семьи. Моя мечта проще – совершить дальнюю поездку железной дорогой. Увы, никак не получалось. Через мой Луисвилл больше полувека ходят только грузовые поезда.

Первая железная дорога в Цинциннати появилась в далеком 1836 году. На стыке XIX-XXвеков город стал крупнейшим транспортным узлом между Северо-Востоком и Югом страны. В даунтауне находились пять станций семи железнодорожных компаний. В конце концов, такая феодальная раздробленность стала тормозом для города и транспорта. Идея единой станции возникла в конце XIXвека, но реализовалась лишь в 1933 году. В Цинциннати был построен шикарный вокзал в стилеарт-деко, один из красивейших в стране.

Огромный круглый зал ожидания с мраморным полом и настенными фресками. Ротонда с куполом в стиле Капитолия высотой 55 метров. Акустика вокзала вполне способна соперничать с Метрополитен-опера. Два человека на противоположных концах здания могут свободно разговаривать друг с другом, не повышая голос. А это почти сто метров!

Меня заинтересовал один момент. Почему почти все железнодорожные станции в стране union”? Ответ оказался простым. Во-первых, далеко не все. Во-вторых, термин означает тип собственности. Если вокзал, станция и подвижной состав находятся в собственности двух и более компаний, значит, они union”. Сегодня в США 23 union stations.

Железнодорожное счастье цинциннатского вокзала длилось недолго. В 1960-х Union Station задушил в братских объятьях автомобиль. После десятилетий пертурбаций здание стало комплексом музеев и выставочных залов. В одном из них сейчас идет демонстрация личных вещей принцессы Дианы, но нам туда не надо – несколько месяцев назад коллекциягостила в моем городе.

За внешней красотой здания скрывается суровая проза жизни. По данным Национального исторического фонда, Union Terminal один из самых износившихся памятников архитектуры страны. Пока у его собственника – города Цинциннати – на реставрацию нет денег. С музеев пшик прибыли, с железнодорожного «огрызка» – небольшой станции – не больше. В лучшие времена через Цинциннати ежесуточно проходили 216 поездов. Сегодня всего два пассажирских и с десяток грузовых. Грустно.

С холма, на котором стоит Union Terminal, открывается панорама делового центра Цинциннати со шпилями небоскребов и мостами через Огайо-ривер. Один из них удивительно напоминает знаменитый нью-йоркский Бруклинский подвесной мост. Ничего удивительного – у мостов один автор. Удивительно другое – мост Цинциннати старше своего нью-йоркского близнеца на тридцать лет.

#2.jpg

Подвесной мост Дж. Рёблинга - старший брат Бруклинского моста
Подвесной мост Дж. Рёблинга - "старший брат" Бруклинского моста
Подвесной мост Дж. Рёблинга - "старший брат" Бруклинского моста

Идея подвесных мостов принадлежит французам. В Америке ее впервые реализовал инженер Джон Рёблинг. Молодой прусский инженер эмигрировал в США в возрасте 25 лет, но быстро нашел свою нишу в строительстве мостов. Построенный в 1866 году мост через Огайо-ривер сделал Рёблингу имя. Это был самый длинный пешеходный мост того времени.

Бруклинский мост «слизан» с огайского оригинала. Но нью-йоркский «последыш» оказался для Рёблинга несчастливым. Автор погиб во время строительства. Работу продолжил его сын Вашингтон. И тоже получил серьезную травму. Закончила мост вдова Рёблинга-старшего Эмили. Их внук погиб на «Титанике».

У меня обычно Цинциннати ассоциируется с небоскребами делового центра и клубком развязок на подступах к Огайо-ривер. Исторический даунтаун практически рядом, носонный и тихий. Лишь изредка проедет машина. И зачем здесь понатыканы светофоры на каждом перекрестке, непонятно.

Все мои сегодняшние достопримечательности почти рядом друг с другом. Сбывается еще одна моя маленькая мечта – побывать в доме автора «Хижины дяди Тома» Гарриетт Бичер-Стоу. Небольшой двухэтажный особняк на взгорке. Вход в дом-музей странный – со двора, парадный на замке. В прихожей встречают две негритянки. Интересуюсь, кем они приходятся дяде Тому. Черные женщины смеются – правнучки белой Гарриетт.

#3.jpg

Обложка первого издания Хижины дяди Тома
Обложка первого издания "Хижины дяди Тома"
Обложка первого издания "Хижины дяди Тома"
На самом деле, этот дом был собственностью ее отца. Лайман Бичер был видным богословом и попал в Цинциннати, когда Гарриетт был уже 21 год. Здесь он получил место директора духовной семинарии. Семья Бичера была прогрессивной для первой половины XIXстолетия. Глава семьи открыто выступал за освобождение рабов, возможность женщинам получать образование и в таком вольнодумии воспитывал 13 своих детей. Его труды не пропали даром. Дочь Гарриетт стала общественным деятелем, аболиционистом, писателем и публицистом. Старшая дочь Кэтрин феминисткой. Основала несколько женских гимназий и колледжей. Сын Эдвард стал первым президентом Иллинойского колледжа и аболиционистом. Еще один сын Джеймс – генерал – во время Гражданской войны командовал первым негритянским корпусом.

В Цинциннати Гарриетт прожила всего четыре года, в 1836 году она вышла замуж и уехала в штат Мэн. Но часто бывала в доме отца, здесь родились два ее первенца. Всего у Гариетт было семь детей. В любом случае, дом в Цинциннати не был главным в ее жизни, но определяющим в творчестве. Гарриетт написала «Хижину дяди Тома» в возрасте 41 года, но, как она сама признавала, все герои и сюжетные линии - из цинциннатских наблюдений.

Книга безвестного автора, да еще женщины, мгновенно стала национальным бестселлером, хотя в то время не знали такого слова. Общий тираж книги превысил миллион экземпляров, позднее был переведен на 70 языков. Когда в 1862 году в Вашингтоне писательницу представили Аврааму Линкольну, президент воскликнул. – «Так это та самая маленькая женщина, с книги которой началась великая война!».

В США три дома-музея Бичер-Стоу. Главный в Брансвике, штат Мэн. Здесь была написана «Хижина». В Хартфорде, Коннектикут, она провела последние годы. Что примечательно, семья Бичер-Стоу жила бок о бок с домом еще одного классика американской литературы – Марка Твена. Неплохое соседство.

За свои путешествия по Америке я уже не помню, у скольких президентов США побывал «в гостях». На очереди еще один дом – Уильяма Тафта – уроженца Цинциннати. Мой приятель скис от лошадиной дозы экскурсий и остается в машине. Отбрыкиваюсь от услуг экскурсовода, за десять минут – для «галочки» – проскакиваю особняк президента. Остальную информацию найду в буклете музея и интернете. Чем коротко делюсь.

#4.jpg

Президент США Уильям Тафт, уроженец Цинциннати
Президент США Уильям Тафт, уроженец Цинциннати

Президент США Уильям Тафт, уроженец Цинциннати 

Уильям Тафт был нестандартным президентом. Веселый жизнерадостный толстяк, на самом деле слыл жестким политиком. Наверное, самым универсальным за всю историю США. Работал репортером, судьей, прокурором, деканом университета, генерал-губернатором Филиппин и Кубы. Единственный из президентов, после ухода из Белого дома, возглавил Верховный Суд США. Сооснователь Лиги Наций.

Спускаемся с небес большой истории на грешную землю. Заманиваю Бориса в ресторан Yard House”. Мои друзья – Марк и Лиза – в Лас-Вегасе побывали в этой пивной и взахлеб расписывали его прелести. Свыше ста сортов пива, половина стекают по трубам с потолка к барным стойкам. В прошлом году сеть Yard Houseоткрыла ресторан в Цинциннати. Как с моей любовью к пиву упустить такую возможность!

Увы, идеал и оригинал не всегда совпадают. Огромный пустой в дневное время зал, модерная стилизация. Кондиционер работает на полную мощность, холодно и неуютно. Тупо разглядываю меню, что выбрать? Сортов сотня, кружка одна. Останавливаюсь на проверенном Stella Artois”. Выходим на террасу. Пиво как пиво, ничего особенного. Борис скучает, ему нельзя, за рулем. Закуривает сигарету. Как ошпаренный подбегает официант и делает страшные глаза – в ресторане нельзя!

Я сам «завязал» 16 лет назад, но становится обидно за курильщиков. Абсурд. Открытая терраса, кроме нас, ни души, травить некого – и этот идиотизм. С террасы вид через реку Огайо на кентуккийский Ковингтон, фактический пригород Цинциннати. А в нем есть замечательное место – немецкий пивной ресторан Hoffbrauhouse”. От воспоминаний наворачивается скупая мужская слеза – не надо лететь ни в какие Мюнхены, все здесь. Изумительное пиво в настоящих литровых кружках, а не в американских мерзавчиках, немецкие интерьеры, деревянные столы, баварская кухня, официанточки-фроляйн в национальных платьях и фартуках, танцы под переливы аккордеона и йодля. Что нужно человеку для счастья? Ну, разве еще одну кружку пива.

 

Размечтался. Допиваю пиво, едем к Борису домой. Нас ждет ужин, а завтра утром автобус на Нью-Йорк. Впрочем, день в Цинциннати был не только содержательным, но и экономным. Всего я потратил 13 долларов. 

 

Фото автора

продолжение следует