Помиловать ли Сноудена?

Опубликовано: 16 января 2014 г.
Рубрики:

Judge-Richard-J.-Leon-Donahue-Lecture-Series-w.jpg

Судья Ричард Леон
Судья Ричард Леон
Судья Ричард Леон. Credit: Suffolk University Law Review
Главная американская газета встретила Новый год призывом к Белому дому договориться с бывшим системным администратором Агентства национальной безопасности (АНБ) Эдвардом Сноуденом о его относительно безболезненном возвращении на родину, где его ждут обвинения в разглашении гостайны и хищении государственного имущества.

Либеральная «Нью-Йорк таймс» напоминает в редакционной статье, что по каждому из трех предъявленных ему обвинений бывшему контрактнику АНБ, получившему временное убежище в России, грозит до 10 лет тюрьмы. Газета отмечает, что когда прокуратура представит обвинительное заключение на утверждение в большое жюри, она практически наверняка вставит в него дополнительные пункты, так что в конце концов беглецу может грозить и пожизненное заключение, «которого Сноуден пытается избежать, и его можно понять».

Газета признает, что Сноуден «похитил гору сверхсекретных документов», но подчеркивает, что он сделал это лишь после того, как разочаровался в АНБ, обнаружив, насколько «алчно» оно собирает информацию.

«Учитывая колоссальную ценность сообщенной им информации и вскрытые им злоупотребления, — пишет «Нью-Йорк таймс» в редакционной статье, озаглавленной «Разоблачитель Эдвард Сноуден», — он заслуживает лучшей доли, чем жить в перманентном изгнании, страхе и скитаниях. Правительству США пора предложить ему признательную сделку или какую-то форму помилования, что позволило бы ему вернуться домой в расчете как минимум на значительно сокращенное наказание, учитывающее его роль разоблачителя...».

По словам газеты, в августе президент Обама заявил, что Сноудену следует вернуться на родину и ответить на обвинения, и что если бы он хотел их избежать, то ему следовало бы просто сигнализировать о злоупотреблениях своим начальникам, то есть выступить в роли разоблачителя, благо президент задолго до этого подписал указ о защите разоблачителей в разведорганах.

«Иными словами, у того, у кого была взбудоражена совесть, и кто считал, что действия правительства следует поставить под сомнение, были другие варианты», — резюмировал Обама.

На самом деле, парирует «Таймс», указ, который упомянул Обама, относится не к контрактникам, а к штатным сотрудникам разведорганов, поэтому он никак не мог бы оградить Сноудена. Кроме того, продолжает газета, Сноуден заявил в декабре «Вашингтон пост», что он поделился своими сомнениями с двумя своими начальниками по АНБ и показал им масштабы собираемой этим ведомством информации, но они никак не прореагировали.

Как оговаривается «Таймс», АНБ говорит, что не нашло подтверждений этому утверждению предателя. Газета замечает, что сигналы Сноудена начальству в любом случае не имели бы результата, поскольку оно не видит в своей деятельности ничего предосудительного.

«Глядя зад­ним числом, — заключает законодательница наших политических мод, — Сноуден совершенно справедливо считал, что единственным способом вскрыть методы сбора разведданных было выставить их на общественное обозрение и предоставить получившемуся фурору сделать то, что отказывались сделать его начальники».

Газета многозначительно напоминает, что в декабре Рик Ледджет, возглавляющий работу группы по изучению утечек Сноудена, заявил телекомпании Си-Би-Эс, что готов рассмотреть вопрос о его помиловании, если тот прекратит сливать секреты в СМИ.

Пока большинство комментаторов считают такой исход крайне маловероятным. Если Сноуден вернется на родину, пишет Наташа Леннард на либеральном сайте «Салон», он может быть уверен, что его отдадут под суд за нарушение «Закона о шпионаже», и, если его признают виновным, — как прежде Брэдли (Челси) Мэннинга, снабжавшего Wikileaks секретами, — он пробудет в заключении очень долго.

«Обама, — замечает автор, — выказал мало снисхождения к разоблачителям: его администрация привлекла за разглашение секретной информации по «Закону о шпионаже» гораздо больше людей, чем любой из его предшественников. Трудно представить себе, чтобы Обама помиловал Сноудена, как бы тот этого ни заслуживал».

Помощница Обамы по национальной безопасности Сюзан Райс заявила, что Сноуден этого не заслуживает, а бывший директор ЦРУ консерватор Джеймс Вулси призвал к тому, чтобы, как выразился он старинным судебным термином, Сноудена «повесили за шею, пока он не умрет».

Бывший министр внутренней безопасности США Джанет Наполитано заявила в начале января, что Сноуден «причинил немало вреда», который будет ощущаться еще много лет. Поэтому она бы, по ее словам, не ставила вопрос о каком-то помиловании.

Наконец, пресс-секретарь Белого дома Джей Карни заявил, что позиция администрации по Сноудену ничуть не изменилась, и что тот должен вернуться на родину и понести ответственность за содеянное.

 

Не прослушивают, а собирают метаданные

АНБ продолжает настаивать на законности своих методов и указывает, что их правомочность была 35 раз подтверждена вашингтонским спецсудом по делам разведки, в который входят 15 федеральных судей.

Единственное исключение составил на данный момент федеральный судья Ричард Леон, 16 декабря поставивший под сомнение законность и результативность практикуемого АНБ повального сбора метаданных о телефонных звонках. Речь идет о времени и продолжительности звонка, а также о номерах, между которыми он имел место.

Идея в том, что если с явки «Аль-Каиды» в Пешеваре позвонят по какому-то номеру в США, то АНБ найдет метаданные на этот номер в своей базе и запросит у суда ордер на его прослушивание.

По словам бывшего министра юстиции США Майкла Мукейси, к этой базе имеют доступ всего 22 из тысяч сотрудников АНБ. До сих пор претензий к ним не было.

Через несколько дней после решения Леона манхэттенский федеральный судья Уильям Поули, недавно председательствовавший на процессе подельника Виктора Бута сирийца Ричарда Чичакли, признал методы АНБ совершенно законными.

«Это диаметрально противоположно решению судьи Леона и по сути, и риторически, — заметил по этому поводу вашингтонский профессор права Орин Керр. — Это материя и антиматерия».

Любопытно, что Леона, которого наши левые немедленно подняли на щит, назначил судьей республиканец Джордж Буш-младший, а Поули, чье решение «Таймс» сочла прискорбным, — демократ Билл Клинтон. Пойди пойми.

Леон был назначен 10 сентября 2001 года. Есть понятие «психология эпохи до 11 сентября». Оно отлично подходит к этому судье.

Поули занимался не только Чичакли, но и бывшим армейским инженером-механиком Бен-Ами Кадишом, который в 2008 году признался в том, что являлся тайным агентом Израиля и передал ему секретные документы о ядерных боеприпасах, модифицированном варианте истребителя Ф-15 и ракетных системах «Пэтриот».

Пикантно, что шпион поставлял секреты тому же израильскому разведчику Йосефу Ягуру, который одновременно был на связи с другим агентом Израиля — Джонатаном Поллардом.

Но если Поллард получил пожизненный срок (который, на самом деле, истекает 21 ноября будущего года), то Поули пожалел старенького Кадиша и лишь назначил ему штраф в 50 тысяч долларов.

В решении Поули говорится, АНБ «высасывает наподобие пылесоса данные о практически всех телефонных звонках из Америки, в нее и внутри нее».

 

Почему надо собирать эти данные

Как отметила в декабре «Нью-Йорк таймс», судья, чей зал находится в считанных кварталах от того места, где раньше возвышались башни «Всемирного торгового центра», поддержал в своем решении довод, который в последние месяцы выдвигали в защиту АНБ высокопоставленные чиновники, такие как бывший директор ФБР Роберт Мюллер.

Этот довод заключается в том, что если бы АНБ вело повальный сбор метаданных до 11 сентября 2001 года, то терактов могло и не быть.

Поули начинает свое решение с соответствующего примера. На протяжении несколько месяцев перед 11 сентября АНБ перехватило 7 звонков из США на явку «Аль-Каиды» в Йемене. Звонил Халид Мидхар, который жил в тот момент в Сан-Диего и потом сделался одним из сентябрьских угонщиков.

Но АНБ «было не в состоянии определить телефонный номер Мидхара, — писал судья, — и его анализ ошибочно заключил, что Мидхар находится за границей, а не в США. Телефонные метаданные заполнили бы пробел в информации и позволили бы АНБ сообщить ФБР о том факте, что Мидхар звонит из США на йеменскую явку».

Судья Леон занял прямо противоположную позицию и написал, что власти не предоставили ему убедительных доказательств того, что эта программа АНБ необходима для обеспечения безопасности страны.

Он также отверг довод правительства, что в данном случае применимо решение Верховного суда США по делу «Смит против Мэриленда», принятое в 1979 году и гласившее, что сбор данных о телефонных звонках может производиться без ордера на обыск.

По словам судьи Леона, за прошедшие с тех пор 34 года техника ушла далеко вперед, и у людей ныне совсем другие отношения со своими телефонами, чем прежде.

Судья Поули же заключил, что сонм новых функций, на которые способны современные телефоны, не отменяет решения 1979 года, поскольку оно относилось лишь к одной их них — телефонным разговорам.

Как и тогда, власти собирают лишь метаданные о них, а Верховный суд постановил, что это не означает противоправного вторжения в личную жизнь абонента.

Решения обоих судей будут обжалованы в апелляционных инстанциях. Не исключено, что последнее слово придется сказать тому же Верховному суду.

Не исключено также, что Белый дом примет идиотские рекомендации назначенной им рабочей группы по вопросу о методах АНБ и существенно выхолостит их сам.