Сказать «Спасибо!» никогда не поздно

Опубликовано: 16 декабря 2013 г.
Рубрики:

Leon with his family and Czeslaw w.jpg

Леон Герстен встречает гостя из Польши Чеслава Пуженча в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди
Кроме Леона Герстена, гостя из Польши Чеслава Пуженча в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди встречала его большая американская семья. Семья Пуженча во время войны более двух лет прятала от нацистов маленького Леона, его мать, тётю, дядю и их сына...
Кроме Леона Герстена, гостя из Польши Чеслава Пуженча в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди встречала его большая американская семья. Семья Пуженча во время войны более двух лет прятала от нацистов маленького Леона, его мать, тётю, дядю и их сына...
В том, что между Днём Благодарения и Ханукой есть нечто общее, мы убедились, когда оба праздника отмечались в один день. Смысл совпадения этих праздников в том, что в нашей жизни всегда есть место чуду, как учит Ханука, и всегда есть время поблагодарить за чудо, как учит День Благодарения.

Традиция Дня Благодарения восходит к временам возникновения первой англоязычной колонии в 1621 году в Плимуте, на Северо-Востоке Америки, в Массачусетсе. Тогда, после очень холодной зимы, колония выжила благодаря хорошему урожаю, и губернатор Уилльям Брадфорд решил отпраздновать это, распорядившись приготовить обед из четырёх диких индюшек, кукурузы и других продуктов, и пригласить на обед местных индейцев. А смысл в том, что человек должен уметь быть благодарным Всевышнему, природе, родителям, судьбе — за прожитый год, за возвращение с войны, за еду на столе...

У ханукального праздника — исторические корни двухтысячелетней давности. Греко-сирийцы, захватившие землю евреев, хотели заставить их отказаться от своих национальных традиций. Хотя евреи были в меньшинстве, они не подчинились, остались верны своей вере и заповедям. Ханука учит, что пусть евреи всегда в меньшинстве и в России, и в Америке, и в странах Европы, пусть маленький Израиль противостоит всему мусульманскому миру, каждый раз свершается чудо, и евреи побеждают своих врагов.

Но всё это только предисловие к событию, о котором идёт речь. Как рассказала исполнительный вице-президент благотворительного «Еврейского фонда для праведников мира» Стенли Стол, более 70 лет назад, когда немцы оккупировали Польшу, бедная семья польских крестьян спрятала у себя еврейскую семью.

Через 69 лет нью-йоркский врач-психолог Леон Герстен нашёл своего польского спасителя Чеслава Пуженча, семья которого более двух лет прятала от нацистов маленького Леона, его мать, тётю, дядю и их сына, то есть двоюродного брата Леона. Отец Чеслава Станислав рисковал не только своей жизнью, но жизнью жены Марии и пятерых детей, в том числе Чеслава. Ему, простому фермеру, владельцу домика всего из двух комнат, надо было кормить и свою семью, и еврейскую из четырёх человек. Это и в мирное время тяжело, а тем более в военное. Пуженчи сначала прятали евреев на чердаке, а потом соорудили подземный бункер, который покрыли мешками с зерном. Получилось как бы зерно­хранилище. Когда польские полицаи заподозрили, что на ферме прячутся евреи, они нагрянули с обыском и зверски избили Станислава на глазах жены и детей. Однако никто не выдал тайны. Когда полицаи ушли, польская семья могла выпроводить евреев со своей фермы и этим обезопасить себя. Но они не сделали этого. И семья Герстен оставалась у Пуженчей до1944 года, пока под натиском наступавших русских немцы бежали из Польши. Семья Герстен в Польшу не вернулась, сначала оказавшись в лагере для перемещённых лиц на территории Германии, а затем выехав в Америку. Жизнь сложилась так, что Леон и Чеслав потеряли след друг друга.

Как рассказал Леон, на склоне лет он занялся поиском своего польского друга Чеслава, чтобы поблагодарить его. Он обратился в израильский музей Яд Вашем с просьбой помочь в розыске, затем в Еврейский фонд для праведников мира. Наконец, Чеслав был найден, и Фонд за свой счёт привёз его в Нью-Йорк.

Встреча была устроена прямо в аэропорту имени Кеннеди. В ожидании прибытия 81-летнего Чеслава Пуженча 79-летний Леон Герстен рассказал журналистам, что ему было 10 с половиной, когда он виделся с Чеславом последний раз.

На мой вопрос, как он и его родные коротали два с половиной года, отмечали ли Субботу и еврейские праздники, Леон ответил, что хотя они до войны соблюдали кошрут и другие заповеди, в подвале, где они прятались, у них не было ни календаря, ни книг, ничего. Единственным его развлечением было наблюдать, как пауки ловят мух в паутину.

— Мы фантазировали о жизни после войны, — с мягкой улыбкой рассказывает Леон. — Я, как любой ребёнок, думал, что буду жить всегда, не представляя, что меня могут убить.

— Чем вы питались?

— Раз в неделю Чеслав и его братья и сёстры приносили нам каравай хлеба и воду. В конце лета и осенью они собирали грибы, сушили и иногда приносили нам грибной суп.

...Наконец, прямо с самолёта прибыл Чеслав. 69 лет спустя спаситель и спасённый встретились. Говорили через переводчиков, поскольку Чеслав не знает английского, а Леон забыл польский. На мой вопрос, почему дети не выдали евреев и молчали, когда полицаи избивали их отца, Чеслав ответил:

— Мы знали, что за укрывательство евреев нас всех могут убить, — говорит Чеслав, — но родители строго-настрого наказали никому не говорить, кто у нас прячется, и мы исполнили наказ.

Леон Герстен пригласил Чеслава Пуженча в свой дом в Сидерхёрсте, штат Нью-Йорк, чтобы вместе с дорогим гостем зажечь ханукальную свечу: в благодарность судьбе, которая свела еврейскую семью с семьёй праведников — простых польских крестьян.

Еврейский фонд для праведников, по словам его вице-президента Стенли Стол, обеспечивает тех, кто бескорыстно спасал евреев во время 2-й Мировой войны, пожизненной пенсией. На сегодняшний день такую помощь фонда получают в Европе 650 человек. Нацистами были уничтожены 6 миллионов евреев, из них половину составляли евреи Польши. Среди погибших были отец, сестра и трое братьев Леона Герстена.

Талмуд учит, что, спасая одну жизнь, ты спасаешь целый мир. Спасены были не только Леон и его мать. Жизнь была подарена нескольким поколениям семьи Герстен: его пятерым детям, тридцати четырём внукам и девяти правнукам.

 

Сказать «Спасибо!» никогда не поздно.