За кулисами цирка Дю Солей

Опубликовано: 16 апреля 2013 г.
Рубрики:

russkie palki w.jpg

Номер «Русская палка» (Russian Bars) Цирка Дю Солей
Номер «Русская палка» (Russian Bars) Цирка Дю Солей.
Номер «Русская палка» (Russian Bars) Цирка Дю Солей
Знаменитый канадский Цирк Дю Солей впервые показывает в Нью-Йорке представление «Тотем».

Премьера этого шоу состоялась в Монреале в апреле 2010 года. Три года представление «обкатывалось», прежде чем выйти на нью-йоркскую публику.

Главная тема шоу — эволюция на нашей планете. Решается тема, как всегда в этом цирке, весьма условно. Сначала блестящий пришелец «кристал мэн» прилетает из космоса, спускается с небес (из-под купола цирка), заваривает всю кашу и улетает, потом из воды выскакивают земноводные, всякие лягушки, прыгающие по каким-то конструкциям, позднее появляются обезьяны, первобытные люди и, наконец, современный человек. Тема проглядывает в клоунских интермедиях, в видео-эффектах, в режиссёрском решении номеров. С помощью видеоэффектов сцена превращается то в болото, то в быстро текущую реку, то в тихую заводь, то в бурный океан, то в вулкан, то в звёздное небо... Но главное в представлении, конечно же, сами артисты...

В этом цирке, как и во многих других, русскоязычные артисты играют очень важную роль. И не только артисты.

Зная давнюю любовь русскоязычной публики к цирку, нам предоставили возможность заглянуть за кулисы и увидеть то, что скрыто от глаз зрителей. Цирковые будни — это каждодневный труд, репетиции, тренировки, занятия танцем, подготовка к представлению.

Завкостюмерной этого шоу — Маргарита Чооду, из Тувы, говорит, что в цирке Ди Солей костюмы, грим, световые эффекты и художественное оформление — равные партнёры артистов, ибо в памяти зрителей остаются и отдельные номера, и представление в целом:

— Все костюмы у нас производятся в Монреале на огромной фабрике. Очень дотошно работают над каждым сантиметром-миллиметром. Ткани принтуют. На каждом кусочке ткани выкладывается рисунок. Самый мой любимый костюм — для номера китайских артисток «Юнисайкл». Костюмы отделаны цветами. Корсеты, будто для балерин, тоже с цветами и зеленью. И к этому шапочка. Или взять наших лягушечек. Комбинезоны из эластичной ткани с принтованным рисунком. Костюм очень лёгкий, материал будто резиновый, но не плотный, тело в нём дышит. Есть зелёная лягушечка, а есть голубая. Как только приходит новый исполнитель, для него заново шьётся костюм. На это тратятся очень большие деньги. Но это всё оправдано, потому что очень красиво. Костюм обезьянки очень лёгкий. На сцене это выглядит вполне реалистично. А вот костюм для финального номера «Русская палка». Мы зовём этот костюм «Космонавтом». Тоже всё отпринтовано: наносится рисунок на ткань и отпринтовывается. Эскизы костюмов создала дизайнер Ким Барретт, из Австралии. Очень талантливая. Она сделала костюмы мистическими, загадочными и красивыми. На полке — шапочки, в которых выступают русские девушки Марина и Светлана Цодиковы. По задумке режиссёра они у нас — хрустальные дамы. На каждом их костюме 3500 хрустальных камней, а на одной только шапочке 1 тысяча таких хрусталиков. Это всё натуральный Сваровски. Безумно дорогие костюмы. А какие маски обезьян! Как живые. Живые глаза, живые зубы...

Николай (а по-белорусски Микалай) Любезный выступает в групповом номере «Русская палка» (Russian Bars).

— Я занимался 14 лет акробатикой. Парно-групповой акробатикой, так у нас называлось. Цирк Дю Солей проводил у нас в Витебске отборочный конкурс. Я участвовал. Приглашение прислали только через два года. Я приехал в Центр подготовки, где нас обучали актёрскому мастерству и более конкретно готовили к шоу. «Тотем» — это моё третье шоу в цирке Дю Солей.

Николая ввели в уже готовый номер «Русская палка». Он рассказал, что в шоу всегда есть дублёры, второй состав, или подыскивается замена для ввода в уже идущий номер. Для нового шоу либо ищут готовые номера, либо создают номера в студии цирка. Все артисты, выступающие в сольных номерах или групповых, потом участвуют в массовках, помогают на арене другим артистам. Николай, например, не только акробат в «Русской палке», но и «лягушка», и «обезьяна», и «китаец», страхующий китайских артисток.

Он уже 9 лет работает в цирке Дю Солей. Каждый год контракт продлевается.

— Думаете ещё поработать здесь?

— Посмотрим, как оно будет. Но 10-летие наверно отпраздную.

В этом же номере работает брат Николая Алексей. Он пришёл в цирк ещё раньше. Представитель цирка увидел его на спортивных соревнованиях и позвал в Дю Солей. По словам Николая, агенты цирка ездят в поисках новых артистов по всему миру:

— Везде, на любых соревнованиях, любых концертах, фестивалях, где угодно цирк может вас заметить, пригласить на стажировку, либо сразу в готовый номер, в шоу.

— Платят нормально?

— На данный момент меня всё устраивает: и зарплата, и контракты, и условия.

— А как с личной жизнью?

— Вообще у многих наших ребят здесь есть жёны, дети, у нас даже школа есть при цирке. У меня лично есть девушка, она живёт в Сан-Диего, работает в Си-Ворлде (Sea World) артисткой. Пока у нас всё на расстоянии, но пытаемся это как-то урегулировать...

Марина и Светлана Цодиковы — антиподисты, жонглёры ногами. Они — призёры фестиваля цирка в Монте-Карло. Их номер уникален и по блестящей форме, и по безупречному исполнению в бешеном темпе. Их коврики вращаются и летают, как ковры-самолёты в сказках «Тысячи и одной ночи». Марина и Светлана близнецы. Я их различал по причёскам: у Светы волосы собраны в пучок, а у Марины «конский хвост».

— Мы занимались фигурным катанием, танцами на льду в детстве, с 4 до 11 лет, — рассказывают они. — Ноги мы уже тогда укрепили. Помимо фигурного катания мы занимались также танцами, музыкой, плаваньем, фехтованием...

— Серьёзно занялись цирком, когда нам было 13 лет. Мама нас отвела в детскую цирковую студию в Минске, и там нам понравилось так, что мы решили: это будет нашей дальнейшей жизнью.

— В студии вы наверняка захотели стать клоунами?

— Откуда вы знаете?

— Кем же ещё хотят стать дети, придя в цирковую студию!

— Да, это была моя мечта, — смеясь, признаётся Света. — Ещё когда я была совсем маленькая, мечтала: хочу быть клоуном или космонавтом. Со временем я поняла, что космонавтом — это уж совсем сложно, но вот клоуном...

— Я думаю, что вам удалось соединить обе профессии: то, что вы выделываете на арене — не каждый космонавт сможет, а развлекаете публику не хуже клоунов... Ваши родители связаны с искусством?

— Нет, — ответила Марина, — родители вообще никак не связаны с искусством. Мама проработала всю свою жизнь в аэропорту, в авиакомпании «Белавиа», а отец был адвокатом.

Светлана и Марина носят фамилию отца: Цодиковы, с ударением на первом слоге.

— Мы родились в Белоруссии, но, получается, по маминой линии у нас больше эстонские, скандинавские корни, и по папиной — грузинские.

— Как вы пришли к своему номеру, к жанру антипода?

— Этим жанром мы занимались ещё в детской студии. У нас дома был диван такой с валиком, и мы всегда после школы быстрее бежали домой, чтобы покрутить ногами этот валик, и спорили: «Я первая!» «Нет, я первая!» «Ну, хорошо, тогда ты будешь с валиком, а я буду в стойке стоять возле стенки». Мы со своим цирком постоянно обдирали обои возле дивана, и мама нас ругала: «Ну что, опять мы должны переклеивать обои после вас?!»

— Когда мы ходили в цирк, нам нравились там клоуны и антиподисты. Мы удивлялись: «Ого! Как это они так ногами жонглируют!» Интересно было, и мы попробовали это в цирковой студии. Потом серьёзнее занялись этим уже в Москве, в ГУЦЭИ — Эстрадно-цирковом училище имени Румянцева-Карандаша. Там мы пробовали жонглировать разными предметами, пока не пришли к платкам (или коврикам). Сами усовершенствовали номер перебрасыванием на большое расстояние. С твёрдыми предметами это легче, а с материалом намного труднее. В Москве для представления в старом цирке на Цветном бульваре нам поставил номер в русском стиле режиссёр Валентин Гнеушев, для представления «Ярмарка чудес».

— Номер шикарный был, очень красивый. Мы были в кокошниках, с платками...

...Девушки дали мне платок, который они легко крутят ногами. Я попробовал крутить на руке. Ничего не получилось.

Американская публика в восторге от номера Марины и Светланы: свистят, кричат, аплодируют стоя...

Marina Tsodikov w.jpg

Марина и Светлана Цодиковы (Цирк Дю Солей)
Марина (слева) и Светлана Цодиковы (Цирк Дю Солей) дают интервью телевидению
Марина (слева) и Светлана Цодиковы (Цирк Дю Солей) дают интервью телевидению
Сёстры Цодиковы в цирке Дю Солей три года. До этого работали в Германии, во Франции...

Одиночества в чужих странах не испытывают:

— Нам, наверно, проще, мы близнецы, мы всегда вдвоём. К тому же у нас есть брат, который работает в Германии, он тоже цирковой артист.

— И у нас есть возможность съездить домой каждые 2 месяца, а ещё у нас отпуск в октябре. В остальное время общаемся с мамой, братом и друзьями по Скайпу.

Номер у сестёр Цодиковых был свой, готовый. А цирк дал другую музыку и другие костюмы, отделанные стеклом Своровски. Ведь они по сценарию — «Хрустальные леди». Поэтому костюмы тяжеловаты: по 4 кг каждый. Пришлось привыкать...

...В представлении «Тотем» занято 48 артистов. А всего в этой труппе 120 человек плюс 60 членов семей: супругов и детей артистов. Под шатром цирка-шапито размещается 2,5 тысячи зрителей. Сам шатёр со зрительным залом и всей сложнейшей аппаратурой собирается и разбирается за два с половиной дня.

«Тотем» в цирке Дю Солей — это не балаган на деревенской ярмарке. Это высокое искусство и захватывающее дух мастерство цирковых артистов.