История закона Магнитского

Опубликовано: 16 декабря 2012 г.
Рубрики:

sergey magnitsky film bbc w.jpg

Сергей Магнитский — жертва и символ борьбы с коррупцией и судебным произволом в России.
Сергей Магнитский — жертва и символ борьбы с коррупцией и судебным произволом в России. Кадр из видеофильма о Магнитском, который можно посмотреть на сайте: JusticeForSergei.com
Сергей Магнитский — жертва и символ борьбы с коррупцией и судебным произволом в России. Кадр из видеофильма о Магнитском, который можно посмотреть на сайте: www.JusticeForSergei.com
«Мы были коммунистами и подвергались преследованиям в эпоху маккартизма», — говорит человек, который стоял у истоков «закона Магнитского», принятого 6 декабря американским сенатом.

Закон, который теперь нехотя подпишет президент Обама, является детищем живущего в Лондоне американского эмигранта Билла Браудера. Как многие советские дети, я знал эту фамилию, поскольку Эрл Браудер, дед нашего героя, возглавлял в 30-е и 40-е годы американскую компартию.

Потом деда отлучили от мирового коммунистического движения за уклонизм, но это уже другая история.

Билл родился в Чикаго в 1964 году, был обижен на родную власть и эмигрировал в 1989-м в Англию, отказавшись притом от американского гражданства. Забавно, что когда у него начались проблемы в России, он обратился за помощью не к королеве английской, а к американскому конгрессу.

В смутные 90-е Браудер сделался самым крупным иностранным инвестором в России и оценивает сколоченное там состояние в 4,5 миллиарда долларов. Каким образом сколачивались такие состояния в тогдашней России — это уже другая история.

Как и большинство бизнесменов, Браудер далеко не диссидент и поначалу горячо поддерживал Путина. Более того: в 2003 году Браудер публично приветствовал арест Михаила Ходорковского. «Кто следующий?!» — с восторгом вопрошал бывший америкос.

Одним из следующих был он сам.

william browder film w.jpg

Глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер
Глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер. Photo courtesy: JusticeForSergei.com / Seagull Publications
Глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер. Photo courtesy: JusticeForSergei.com / Seagull Publications
Браудер говорит, что его вульгарно ограбили в России и украли сколоченное там состояние. Я знаю людей, которые ему не верят. Но на Западе принято считать, что его действительно обчистили в России, и здесь также возмущены смертью в тюрьме в ноябре 2009 года одного из его адвокатов, 37-летнего Сергея Магнитского, который пытался этому помешать.

Отсюда закон Магнитского, который предусматривает санкции против российских ментов, прокуроров и врачей, причастных, как здесь считают, к его смерти.

Список объектов этих санкций, которым запрещен въезд в США (а их здешние авуары подлежат заморозке), давно висит в интернете. Я прочел его в прошлом году и не нашел ни одного знакомого имени.

После того, как Браудера завернули в 2005 году в Шереметьеве и отправили обратно в Англию, он разлюбил Путина и жаждал возмездия. Его приятель бывший замгоссек­ретаря Джонатан Уайнер подал ему идею.

В США существует правило, согласно которому въезд в страну запрещен иностранным чиновникам, изобличенным в коррупции. С подачи Уайнера Браудер вознамерился распространить этот запрет на тех россиян, которые причастны к аресту и смерти Магнитского.

Как я понял из недавней статьи прекрасной журналистки Юлии Йоффе, напечатанной в левом журнале «Нью Репаблик», Браудер толком не знал Магнитского и видел его лишь на корпоративных вечеринках среди других молодых сотрудников.

Так что когда он говорит, что ему больно даже только думать об участи Магнитского, и что он умрет «от разбитого сердца», то он немножко фантазирует. Господь ему судья.

Так или иначе, будущий закон обрел имя, но не встретил в госдепе радушного приема. После того, как его там отшили, Браудер вспомнил о своем старом знакомом, сенаторе-демократе Бенджамине Кардине. Тот ухватился за эту идею и сделался повивальной бабкой закона в сенате США.

Но просто такие вещи в Вашингтоне не делаются, и Браудер сперва нашел закону еще одного спонсора — республиканца Джона Маккейна, а потом нанял консультантов из «Эшкрофт груп», пиаровской фирмы, открытой в Вашингтоне бывшим министром юстиции Джоном Эшкрофтом.

Администрация Обамы была не в восторге от этой затеи, поскольку не теряла надежд на перезагрузку с Путиным, но закон Магнитского делался все популярнее в конгрессе, и она в конце концов склонилась перед неизбежным.

Тем более, что конгресс одновременно отменил знаменитую поправку Джексона, которая уже давно не актуальна, поскольку из России можно эмигрировать с такой же легкостью, с какой Браудер покинул США. Хорошо, что мы успели занять здесь все теплые места, а то нам бы несдобровать.

Отмены поправки требовали американские бизнесмены, которые зарятся на рынок России после того, как ее приняли в августе 2012 года в ВТО. За отмену поправки ратовали все, от Торговой палаты США, до местной Ассоциации соевых бобов.

Но конгрессменам жалко было терять такое средство давления на Москву, и закон Магнитского удачно заменил поправку Джексона.

Теперь Москва готовит списки американцев, которых в отместку не будут больше пускать в Россию. В частности, в Сочи больше не сможет отдыхать федеральная судья Шира Шендлин, председательствовавшая на процессе Виктора Бута.

А следователи, которые разрабатывали ростовчанина Костю Ярошенко, отбывающего в Форт-Диксе 25 лет за кокаин, больше не смогут учить детей в РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет, — Ред.)

Вместе с Россией конгресс установил нормальные торговые отношения и с Молдовой. Я очень надеюсь, что теперь в наших русских магазинах снова появится моя любимая кишиневская колбаса.