Цензура в интернете

Опубликовано: 17 декабря 2004 г.
Рубрики:

С появлением интернета возник вопрос, как ограничить в виртуальном пространстве распространение нежелательной, непристойной, лживой, опасной для государства и его граждан, подстрекательской, противоречащей закону информации? Ввести цензуру? А как же с гарантированной законом свободой слова и самовыражения? Споры на эту тему продолжаются в Америке много лет. О том, как пытаются решить проблему в США, рассказывает правовед, научный сотрудник Фонда “Progress and Freedom” Солвейг Синглтон:

— В Америке существует множество механизмов защиты свободы слова. Свобода слова, самовыражения и распространения информации стала близкой к абсолютной с появлением интернета. Даже нацистская, расовая пропаганда, распространяемая в интернете, защищена законом. Есть лишь определённые ограничения на порнографические материалы, если они подпадают под определение “непристойности” и могут развращающе подействовать на детей.

— Какова судьба федерального закона о благопристойности в электронных средствах информации?

— Закон о благопристойности в средствах информации, сокращённо по-английски CDA, был принят Конгрессом в 1996 году. Закон предусматривал уголовное наказание за сознательно распространяемую непристойность. Однако Верховный Суд США признал этот закон неконституционным, потому что понятие “непристойность” может быть истолковано очень широко и чревато злоупотреблениями. Тогда этот закон был заменён другим, более узким, защищающим детей от порнографии в интернете. Закон о пагубном воздействии на несовершеннолетних обязывает торговцев порнографией заранее оповещать пользователей интернета об опасности, чтобы дети не могли видеть этот материал и покупать его. Но опять же понятие “порнография” толкуется довольно широко. Некоторые предлагают классифицировать как порнографию обсуждение на интернетных сайтах гомосексуальной темы, даже без порноиллюстраций. Так что и этот закон, касающийся интернета, суды многих штатов не признают, считая его неконституционным. Есть ещё закон, который применяется только по отношению к субсидируемым федеральными фондами библиотекам и школам, в которых есть открытый доступ в интернет. Но группы по защите гражданских свобод опротестовывают такой закон, считая, что в библиотеках, существующих на деньги налогоплательщиков, правительство не должно препятствовать распространению любой информации, и что в демократическом государстве правительство не должно указывать гражданам, что читать, а что не читать в интернете, ибо это похоже на изъятие страниц из книги... Да и библиотекарям не уследить, кто из сидящих у компьютерного экрана что рассматривает, и что в это время с собой делает... Поэтому в некоторых библиотеках предпочитают вообще не иметь компьютеров. Кроме того, попытка государства бить долларом, даёт лишний повод тем, кто выступает против всяких федеральных субсидий: пусть библиотеки и музеи выживают за счёт частных пожертвований, или закрываются, но зато не будут зависеть от федеральной власти и от властей штата или города. Кстати, многие штаты пытались ввести ограничения на информацию в интернете, но суд не позволил, потому что интернет действует не в границах штата, и штат не имеет права подчинять интернет своим правилам.

— Каков же выход из положения?

— Я думаю, лучше всего и практичнее всего, если за этим будут следить родители. Они могут подписаться на блокирующие программы, фильтрующие информацию, которая поступает на домашний компьютер. Это наилучшее решение проблемы.

— А как, если не цензурой, бороться с распространением информации, предназначенной для террористов и других преступников, например, с инструкцией об изготовлении бомбы? Как бороться с нарушениями авторских прав, с намеренно распространяемой ложью, с торговым жульничеством?

— Есть разница между словами и делами. Слова защищены законом о свободе информации. Но если вы пользуетесь электронной почтой для преступного заговора, скажем, с целью убийства, то это уже классифицируется как противозаконное действие, потенциально нарушающее права другого человека. Но и здесь между чёрным и белым лежит огромное серое поле. Конечно, у государства есть возможность следить за информационными потоками в интернете и выслеживать террористов, заговорщиков, преступников, использующих интернет для обмана, для копирования материалов, защищённых авторским правом... Однако, борьбу с этим пока нельзя назвать эффективной. Миллионы и миллионы потенциальных жертв интернетного грабежа, практически, невозможно защитить, потому что у государства не хватает для этого полицейских и судебных сил. Вот проблема, которую мы пока не можем решить.