Разруха в головах

Опубликовано: 1 октября 2012 г.
Рубрики:

title w.jpg

Захар Пролепин и либеральная общественность
Захар Пролепин и либеральная общественность
Захар Пролепин и либеральная общественность
С интервалом в двадцать лет молодые писатели, сделавшие себе имя в либерально-оппозиционных кругах, пропели осанны Сталину. Известный оппозиционер заявил в известной интернет-газете, что Pussy Riot — агенты спецслужб...

 

В годы перестройки и гласности Александр Терехов стал более или менее известным благодаря журналу «Огонёк». Он состоял в штате редакции, регулярно печатался, первую повесть опубликовал в альманахе «Апрель». Если кто помнит, то было издание «Всесоюзной ассоциации писателей в поддержку перестройки» — резко оппозиционной официальному Союзу писателей СССР. И вдруг — питомец изданий столь определенного толка печатает в газете «Правда» апологетическую статью «Памяти Сталина». К сорокалетию со дня смерти, в марте 1993 года.

Шума особого не было. Двадцатисемилетний Терехов только начинал свой путь, тогдашние публицисты-властители умов не удостоили его отповедей. К тому же время настало смутное, тревожное — второй год после краха СССР. Не до дискуссий в прессе, да и сумасшедшие перестроечные тиражи газет и журналов упали в десятки раз.

Нынешняя статья Захара Прилепина «Письмо Сталину» вызвала куда больше откликов. Время другое, система коммуникаций другая. Но аналогии — те же. Более или менее популярным в массах сделала Прилепина «Новая газета» — «Огонёк» наших дней. Хотя, конечно, параллели весьма условны, любые сравнения хромают, невозможно сравнивать 1993 год и 2012-й. Но твердость позиций, убежденная антисталинская линия («Новая газета» регулярно печатает вкладку «Правду Гулага») абсолютно схожи. И вдруг — автор «Новой» выходит в массовом интернет-издании с прославлением Сталина. Да не просто с прославлением.

Статьи Терехова и Прилепина объединяет также адресат обличений — «либеральная общественность». Но если Терехов высказывался напрямую, то Прилепин сделал это в форме письма от лица своих (как вдруг оказалось) оппонентов, подписав его: «Российская либеральная общественность». Прием такой, художественный.

Терехов утверждал, что Сталина народ любит, помнит и будет почитать и помнить, а усилия антисталинистов тщетны: «Законы народного отбора единственно справедливы... Сталин остался навек «Хозяином», а Никита Хрущёв — герой грамотеев — так и осел в глазах улицы деревенским дурачком и краснобаем... Цифры и ужасы, упорно воскрешаемые антисталинистами, народную память не тронут... Их надутые фокусы взорвались неприязнью ко всему опыту России... Они признали никчёмной русскую силу и позорным русское терпение».

То есть считаешь Сталина «Хозяином» — значит русский, а если нет — русофоб. Потому что русский — терпит...

 

Прилепин совершил тот же кульбит, но с другим заходом и прицелом. Если Терехов писал об антисталинистах вообще, то Прилепин «российскую либеральную общественность» определил как общность людей исключительно одной этнической группы. Не называя ее впрямую. Вначале дал общие положения, соотносимые с довольно широкими кругами:

«Мы заработали миллионы на заводах, построенных твоими рабами и твоими учёными. Мы обанкротили возведённые тобой предприятия и увели полученные деньги за кордон, где построили себе дворцы. Мы продали заложенные тобой ледоходы и атомоходы и купили себе яхты... Поэтому твоё имя зудит и чешется у нас внутри, нам хочется, чтоб тебя никогда не было».

А затем — вполне определенно:

«Ты сохранил жизнь нашему роду. Если бы не ты, наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратно расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы окончательно решён. Ты положил в семь слоёв русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени. Когда мы говорим о себе, что мы тоже воевали, мы отдаём себе отчёт, что воевали мы только в России, с Россией, на хребте русских людей... Мы не желаем быть благодарными тебе за свою жизнь и жизнь своего рода, усатая сука. Но втайне мы знаем: если б не было тебя — не было бы нас. Мы всем обязаны тебе. Будь ты проклят».

И подпись: «Российская либеральная общественность».

Такого давно не было. И потому, комментируя выступление Прилепина, немногие прямо сказали, о чем речь. Обошли эти абзацы. В основном писали о том, что Прилепин ошибается, приписывая Сталину все достижения страны; на самом деле основные богатства создавались после смерти Сталина, и то благодаря открытым в шестидесятые годы залежам нефти и газа...

Кто хотел ответить Прилепину, прокомментировать, тот ответил и прокомментировал. Надо ли искать, как, почему, отчего, по каким причинам возникли тексты Терехова и Прилепина? Они ведь могут быть глубоко личными: от желания прославиться скандально-эпатажным путем до коренной, болезненной ломки во взглядах.

Но есть нечто общее — вне личностных категорий. И это общее — разочарование.

Вспомним 1993 год. После эйфории перестройки и гласности, после «победы демократии в августе 1991 года» и великих надежд, страну оглушил шок гайдаровской реформы. Деньги 300 миллионов советских людей, накопления за десятки и десятки лет, превратились в прах. Народ оказался в нищете.

Прошло двадцать лет. Сменилась и на 12 лет утвердилась власть, названная стабильностью, начались и закончились две войны, замахнулись догнать Португалию и конфузливо забыли, и пр. и пр.

Когда наступает разочарование, кто-то предлагает пересмотреть общеполитический, экономический курс, а кто-то обязательно начинает искать тайного врага, окопавшегося в наших рядах вредителя, одновременно предлагая некую опору в державной истории.

 

Интересно, что одновременно с Прилепиным к поискам опоры, примера для подражания, обратился президент страны Путин. Не знаю, как относится к нему Прилепин сейчас, а 2 года назад он говорил: «Путин — это система, и менять надо всю систему... Нужны свободный парламент, дискуссия. независимая пресса».

На совете безопасности, где обсуждались проблемы военно-промышленного комплекса, глава государства поставил задачу: «Нужно совершить такой же мощный комплексный прорыв в модернизации оборонных отраслей, как это было еще в 30-е годы прошлого века».

Я не раз писал, что достижения сталинского СССР потрясают. Но какой-либо личной заслуги Сталина в том не было, нет и не может быть. То же самое совершили бы Ленин (будь он жив), или Троцкий (окажись он во главе страны) — основы Гулага были заложены при них, и идея военизированного труда витала в их воздухе. Потом выяснилось, что гораздо проще загнать на стройки социализма сотни тысяч зэков. Но, во-первых, достижения вовсе не означают, что ими все окупается. Во-вторых, не означают, что у России не было иного пути и она не стала бы индустриальной при другом развитии событий. Певцы сталинского «громадья планов» стыдливо умалчивают (или просто не знают) о том, что Транссиб — 7 тысяч километров от Миасса до Владивостока — построили за десять лет, при технических условиях позапрошлого века, кирками, лопатами и тачками. Каким бы ни был тогдашний капитализм в России, но строили без рабов-зэков. До сих пор страна живет Транссибом. А заводы сталинского ВПК и сам ВПК уже при советской власти стали анахронизмом, тяжким бременем, под давлением которого экономика СССР и рухнула.

Теперь нам предлагают возродить то, от чего страна погибла? Именем Сталина, как примера и светоча новой модернизации?

Поставив такую задачу и выдвинув программу, президент Путин отбыл на орнитологическую станцию под Салехардом, где совершил полет на мотодельтаплане, изображая вожака стаи стерхов — белых журавлей.

Поскольку все персонажи данной статьи обращались к прошлому, обратимся и мы. Мой друг писатель-сатирик Александр Кузьмич Ветров (8 лет в Карлаге — за письмо Сталину в 10-м классе) почему-то чаще всего вспоминал одну песню, гремевшую над их зоной:

На дубу зеленом,

Да над тем простором

Два сокола ясных

Вели разговоры.

А соколов этих

Люди все узнали:

Первый сокол — Ленин,

Второй сокол — Сталин.

На воле ее на всех концертах исполняли. Песня, созданная тогдашними мастерами культуры, значилась как народная. Вернее, так: «Музыка В.Захарова. Слова народные».

 

Между тем в стране по-прежнему обсуждают ситуацию вокруг Pussy Riot. Известный оппозиционер в известной интернет-газете выступил недавно с такой трактовкой: Pussy Riot — наемные провокаторы и агенты спецслужб. В качестве доказательства написал, что еще 5 лет назад одна из девиц и ее муж на «маршах несогласных» провокационно призывали к нападению на омоновцев; демонстранты не раз их задерживали и сдавали милиции, но, якобы, за ними ходили некие люди в штатском и приказывали отпустить. Есть прямой намек на неформальные контакты мужа с сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом.

Посыл можно развивать в разных направлениях. Например: в итоге Pussy получили мировую славу и обеспеченное будущее, а власти предержащие — выгодный им раскол в обществе, высокий градус напряженности, смуту. Оппозиция, которая опрометчиво вступилась за панк-певиц, оказалась в роли врагов святой нашей церкви, опорочена в глазах народа. Как выразился оппозиционер: «Идеальная провокация».

В конспирологии все четко укладывается в схему, каждый шаг рассчитан, операция проходит как по часам, четко достигает своей цели, а цели те — дальние, почти глобальные. В действительности далеко не все получается так гладко, тем более — с дальним прицелом, и в данном случае не все получилось, как в схеме, власть понесла серьезный репутационный урон, и церковь — тоже. Но возможно, что ее интересы во внимание-то особо и не принимались.

Такие теории возникли, когда прошло несколько месяцев бурных обсуждений, события и последствия откристаллизовались. И ловко укладывались в теорию заговора — без сучка и задоринки. А затем, когда в Архангельской и Челябинской области неизвестные повалили, спилили поклонные кресты, конспирологическое объяснение возникло мгновенно. Адвокаты Pussy Riot заявили: «Спиливание крестов является такой же провокацией власти, как и поджог рейхстага в свое время». Популярный в «Живом журнале», живущий в Италии русский блогер: «Все это спиливание крестов — это вам не нашистские сурковские митинги с барабанами. Это гораздо страшнее. Признак того, что гэбуха готова зайти очень далеко. Я до последнего не верил, что Путин действительно хочет гражданской войны».

«Московский комсомолец» и «Известия» вышли с одним и тем же заголовком: «Предчувствие гражданской войны».

Как-то все очень сгустилось. Нагнетают атмосферу не только светские лица, но и духовные. Протоиерей Дмитрий Смирнов, ответственный в РПЦ за связи с силовыми структурами, тут же объявил, что спиленные кресты — месть за приговор Pussy Riot. Ответственный в РПЦ за связи с общественностью протоиерей Всеволод Чаплин предрек: «Завтра они могут не остановиться перед убийствами».

Буквально на следующий день в Петербурге обнаружили труп мужчины. На лице убитого лежала икона.

Через три дня в Казани убили 76-летнюю пенсионерку и ее 38-летнюю дочь. На стене их квартиры кровью было выведено: «Free Pussy Riot».

«Эта кровь на совести так называемой общественности, которая поддержала своим авторитетом участниц этого акта в храме Христа Спасителя», — тотчас заявил протоиерей Дмитрий Смирнов.

Газетные заголовки: «Сторонники Pussy Riot убили двух женщин в Казани», «Сторонники Pussy Riot дошли до убийств», «Двух женщин принесли в жертву во имя Pussy Riot». Надо еще добавить, что за акцией панк-группы в Храме Христа Спасителя подозревают также деньги Бориса Березовского. Как же без него...

Однако и сторонники Pussy Riot судят о событиях с тех же позиций, только знак противоположный.

Либеральный издатель, журналист: «Еще шажок по направлению к осени 1999. И тогда была до зарезу им нужна «маленькая победоносная война», и теперь нужна она же. Тогда для войны очень удачно сгодилась Чечня. Кто остался? Мы с вами?»

Муж одной из участниц Pussy Riot: «Есть огромные подозрения, что данная надпись имеет отношение к спецслужбам. Представить, кому еще это было выгодно, не могу. Это попытка ударить по всем защитникам группы».

К счастью, в Петербурге уже задержали убийц. История обычная, называемая в уголовной практике «бытовуха». Трое пили водку, допились, поссорились, забили собутыльника до смерти. Почему лицо убитого закрыли иконой, уже и не помнят, сказать не могут — в таком были состоянии.

Задержан и душегуб из Казани. Тоже убийство на бытовой почве, с финансовой подоплекой. Надпись сделал, чтобы отвести от себя подозрение и выдать преступление за ритуальное.

Значит, нет и не было ни провокации «гэбухи», ни «крови на совести так называемой общественности». Бытовуха, господа. Обыкновенная. Но примечательно обрамление. У казанского убийцы, кандидата философских наук, — вполне осознанное, рассчитанное, у петербургских алкашей — подсознательное настолько, что и не помнят.

 

Хоть так, хоть эдак, но в той пролитой крови отразились злоба и нерв дня. Общее состояние умов и душ.

Неясно с теми, кто валил кресты. Ответственность взяла на себя не известная ранее организация под названием «Народная воля», поместившая в Фейсбуке заявление, в котором причудливо сочетаются защита панк-девиц и Ленина от посягательств церкви. Только ответственность через 3 дня — не считается, серьезно не рассматривается спецслужбами. Тот, кто действительно совершает акцию, сообщает о ней и о своей причастности заранее. Через 3 дня любой может... Так что теперь многое зависит от сыщиков, от полиции. Найдут, покажут миру святотатцев — и станет спокойнее. Увы, не намного.

С каким упоением бросились обе стороны искать подоплеку, заговор! Привыкли. Нас приучили, что политика делается в режиме спецопераций: непонятные взрывы, непонятные войны. Но пока мы подозреваем, «кто стоит за теми или иными акциями», ГБ, Кремль, или Березовский с госдепом, мы сознательно или по глупости уходим от главного вопроса: а что, если никто? А что, если само собой? Объективное порождение действительности.

Достаточно почитать интернет (как пример свободного самовыражения), чтобы прочувствовать степени ненависти: «Наказать нужно пусек, и не просто наказать, а наказать показательно», «Нет прощения этим суч..., пусть их судят по светским законам», «Я бы зарезал!..», «Если оставить такое бл...о безнаказанным, то в следующий раз они сотворят что и похуже. Нет, этих надо покарать демонстративно». «Кстати о фашистах. Даже они не смели себя вести, как эти суч... Хотите гражданской войны? Она вам будет!»

Некоторые церковные иерархи ужаснулись такой защите церкви: неужто это православные христиане? Протоиерей Димитрий Струев даже большую работу написал, пытаясь разобраться: «Маргинализация православия — это плохо... Главная проблема — в расхождении нашего представления о «православном народе» с реальным процентом членов Церкви в этом самом народе... Нам больно признать, что в результате двадцати пяти лет отсутствия гонений на веру в нашей стране прихожане храмов составляют только лишь 2 процента населения».

Не будучи сведущим в богословских вопросах, тем не менее, вижу за размышлениями отца Димитрия невольную попытку отделить чистых от недостаточно чистых. Мол, это не настоящие христиане... Только ведь Церковь (и вера) — они для всех. И для воцерковленных, и для невоцерковленных, и, страшно сказать, для злодеев, преступников... Потому и притягательна вера (и церковь), что всем нам даруется (или обещается) прощение. Потому и говорим на самом бытовом уровне: «Господь простит...»

И, наконец, «защитники» церкви, от лютой злобы которых пытается отделить церковь отец Димитрий, они-то считают себя православными.

А кем считают себя «крестоповальщики»? Борцами за свободу Pussy Riot, за имя Ленина и за... «Новую православную Церковь». Такие ревнители истинной веры, что идут на святотатство.

 

И те, и другие — дети одного времени, одной страны, одной власти. А власть — воспитатель. Она заставляет вести себя правильно, и тем самым учит, воспитывает. С нее берут пример. Новая власть с ельцинских времен начала новую эру в жизни страны с глобального, ошеломительного разворовывания общенационального богатства, а затем и вовсе открыла шлюзы низменным инстинктам, на официальном уровне грозила «мочить в сортире», предупреждала: «кто нас обидит — три дня не проживет», учила министров: «если будем сопли жевать годами, ничего не изменим». Так чего ж мы теперь удивляемся людям, которые готовы зарезать трех женщин, матерей, во имя защиты православия, как они его понимают? Чего ж мы удивляемся людям, которые валят поклонные кресты? Раньше даже в уголовном мире, который не отличается общегражданскими нормами и христианским мировоззрением, подобное поведение и подобных личностей называли «отморозками», «беспредельщиками». И строго наказывали, потому что в той среде положено жить «по понятиям». Так у них называются их законы, нормы и правила.