Ливия, Египет, Сирия – уроки истории

Опубликовано: 1 сентября 2012 г.
Рубрики:

libya 8 august 2012 w.jpg

Толпы людей собрались в Триполи на Площади мучеников, чтобы отпраздновать начало работы демократически избранного нового парламента Ливии
Толпы людей собрались в Триполи на Площади мучеников, чтобы отпраздновать начало работы демократически избранного нового парламента Ливии. Более 100 партий боролись за право войти в новый парламент. Кадр видео BBC.
Толпы людей собрались в Триполи на Площади мучеников, чтобы отпраздновать начало работы демократически избранного нового парламента Ливии. Более 100 партий боролись за право войти в новый парламент. Кадр видео BBC.
После того как в июле этого года в Ливии прошли первые в истории этой страны свободные парламентские выборы, в начале августа был сделан следующий важный шаг в политическом устройстве государства: правивший до этого Национальный переходный совет передал власть парламенту, то есть Генеральному национальному конгрессу. Символическая церемония передачи власти состоялась 8 августа. А уже 9 августа 200 законодателей приступили к работе. На повестке дня вопрос о создании Временного правительства.

Аналитик из Вашингтонского института ближневосточной политики Дэвид Поллок с осторожным оптимизмом отнёсся к курсу, которым идёт сейчас Ливия:

— Да, я думаю, что в попытках Ливии создать более демократическое общество намечается некий прогресс. Но на этом пути ещё множество проблем. Обеспечить в стране стабильную безопасность пока не удаётся. Вспомним хотя бы взрыв правительственного здания в Бенгази. Но с другой стороны, парламентские выборы прошли относительно успешно. Удалось сформировать умеренную правящую коалицию. Исламские фундаменталисты не смогли получить подавляющее большинство голосов, и в парламенте ливийские «Мусульманские братья» оказались в меньшинстве. Я бы назвал это многообещающим началом.

— Может ли Ливия уже сейчас служить неким примером для Египта или Сирии?

— Сейчас Ливия, как ни странно, больше похожа на Тунис, чем на Египет, в том смысле, что переходный период в Ливии обретает очертания более ясные, чем в Египте. Ливией правит коалиция, которую исламистская партия не смогла пока взять под свой контроль. В отличие от Египта, в Ливии нет борьбы за власть между военными и гражданскими структурами. Но это не означает, что у Египта нет никакого прогресса, а у Туниса всё замечательно. У каждой страны свой путь.

— Глава НАТО дал понять, что удовлетворён результатами ливийской революции и ролью в ней НАТО. Вы разделаете это мнение?

— Да. Известно, что не все с этим согласны. Например, власти России оправдывают нежелание присоединиться к подавляющему большинству членов ООН и остановить кровопролитие в Сирии ссылкой на якобы плачевный результат вмешательства международных сил в Ливии. Но этот аргумент не выдерживает критики. Международное вмешательство помогло ливийской оппозиции быстрее установить в стране относительный мир и создать стабильное правление. Я полагаю, что так могло бы получиться и в Сирии.

— Ожидаете ли вы, что США и страны Западной Европы будут и далее оказывать Ливии помощь, содействуя созданию демократии в этой стране?

— Да, вероятно. Хотя, честно говоря, Соединённые Штаты сейчас не слишком активны в Ливии, в отличие от ряда стран Европы, или от Турции, или даже от Китая. Эти страны видят, что можно извлечь выгоду от участия в ливийской экономике, и особенно в энергетике. Америка же занята иными проблемами и иными странами, положение в которых вызывает сейчас большую тревогу. Это в первую очередь Египет и, конечно же, Сирия. А также Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан... У США есть много более острых проблем на Ближнем Востоке, чем проблема Ливии.

— А как же утверждения, что США вмешались в дела Ливии исключительно ради нефти?

— Это неправда. Такие утверждения смехотворны, потому что у нас с Ливией были очень выгодные контракты на закупку нефти в последние 5, 6 или 7 лет правления Каддафи. Никаких нефтяных интересов Америка и Западная Европа не преследовали, выступив на стороне ливийской оппозиции. Мы поддержали народное восстание против диктатора, который объявил войну собственному народу. Вот что стало причиной международного вмешательства, не имевшего ничего общего с нефтью.

— Что бы вы хотели добавить в своём комментарии к событиями в Ливии?

— Я бы добавил, что для многих оказался сюрпризом относительно мирный политический процесс в Ливии, потому что в этой стране нет и не было никаких политических институтов. Страной единолично правил один человек. Многие ожидали, что после свержения Каддафи Ливия развалится на части, став жертвой различных экстремистских движений. Но этого не произошло. Я отношусь к последним событиям в Ливии с осторожным оптимизмом. То, что произошло там, оказалось очень приятным сюрпризом.

 

Как известно, Россия дала своё согласие на вмешательство международных сил в Ливии, но потом многократно высказывала сожаление о своём решении и обещала, что с Сирией ничего подобного не допустит.

Вот как прокомментировал позицию России сопредседатель Цент­ра изучения проблемы терроризма при филадельфийском Институте внешнеполитических исследований, профессор университета Ла Салль Эдвард Турзански:

— Российские власти отличаются своеобразным мышлением, особенно в ситуации с Сирией. Россия и Китай защищают режим Асада, препятствуя принятию санкций ООН против Дамаска. Президент Путин направил 8 военных кораблей с морскими пехотинцами для защиты последней российской военно-морской базы далеко за пределами России. Москве, как мне кажется, не мешало бы пересмотреть свою геополитическую стратегию. Я имею в виду не только ведущую к фиаско поддержку тонущего режима Асада. Сейчас Кремль ведёт переговоры с Кубой о создании там российской военной базы. Я думаю, это результат унаследованной Путиным ментальности Холодной войны, когда советское руководство считало: то, что плохо для Америки, хорошо для России. Теряя почву в Северной Африке и в Сирии, президент Путин ищет, как «сохранить лицо» и одновременно как найти новые районы влияния и новые рычаги противостояния Америке. Для этого он пытается найти союзников поближе к границам США — в Латинской Америке, в Южной Америке, чтобы лишний раз заявить Америке, что на мировой арене Россия остаётся серьёзным игроком. Как видим, нынешнее руководство России не учитывает уроки прошлого.