Трагедия в Колорадо и контроль над оружием

Опубликовано: 16 августа 2012 г.
Рубрики:

Устроенное Джеймсом Холмсом побоище в колорадской Авроре имело два обычных результата: резко подскочил спрос на оружие, и поднялась очередная волна призывов к ограничениям на него. Заранее можно сказать, что призывы эти ни к чему не приведут.

Когда продавец Джейк Майерс подъехал утром к своему оружейному магазину Rocky Mountain Guns and Ammo, после массового убийства в аврорском кинотеатре в пятницу 20 июля — прошло всего несколько часов. У дверей магазина уже выстроилась очередь в полтора-два десятка человек.

«Многие говорят: «Я не думал, что мне нужно оружие, а теперь вижу, что да», — сказал Майерс главной колорадской газете Denver Post. — Когда такое случается у них под боком, они начинают задумываться: «Ведь я тоже хожу в кино!».

Член палаты представителей Луис Гомерт заметил после побоища: «Я недоумеваю, почему в зале, в котором было столько людей, ни у кого не оказалось при себе оружия?» Этим вопросом задаются многие американцы, переживающие, что никто не мог дать стрелявшему отпор.

Тут же вспомнили о Джинни Ассам, которая работала охранницей в провинциальной церкви и в 2007 году уложила из пистолета убийцу, который расстреливал в ней прихожан.

Консерваторы пеняют на администрацию кинотеатра, которая запрещает приходить туда с оружием, и говорят, что этот запрет эффективен лишь против честных граждан, а вот убийца не обратил на него внимания.

james-holmes-sheriff.jpg

Джеймс Холмс
Джеймс Холмс. Фотография в полиции после задержания. Photo: Arapahoe County Sheriff’s Office
Джеймс Холмс. Фотография в полиции после задержания. Photo: Arapahoe County Sheriff’s Office
Критики оружия парируют, что если бы оно у кого-то из зрителей и оказалось, то неизвестно, сколько людей могло бы погибнуть в перестрелке в темном кинозале. Этот лагерь советует полагаться на полицию.

Многие колорадцы, видимо, решили вместо этого положиться на самих себя и рванули в оружейные магазины.

С пятницы 20 июля по воскресенье 22 июля колорадское Бюро расследования согласно закону проводило регулярную проверку желающих приобрести оружие. Их оказалось  2887  —на 43 процента больше, чем неделей раньше. Поскольку некоторые после проверки раздумывают купить оружие, а другие покупают сразу несколько стволов, — общее количество купленного точно установить нельзя, но очевидно, что оно резко возросло...

Это обычное явление. После того, как в 2010 году маньяк Джаред Ли Лофнер, застрелил в Тусоне (штат Аризона) шестерых и ранил еще несколько, в том числе члена палаты представителей Гэбриэль Гиффордс, жену астронавта Марка Келли, число проверок выросло в Аризоне по сравнению с предыдущим годом аж на 60 процентов. (Джареда Лофтера суд признал невменяемыми и разрешил принудительное лечение, — Ред.)

 

Ограничение на оружие и политическая борьба

Сенатор штата Колорадо Ронда Филдс говорит, что она понимает мотивы тех, кто бежит в таких случаях в оружейные магазины. Но она также выразила надежду, что конгресс теперь примет какие-то ограничения на оружие, например, возобновит запрет на ряд его полуавтоматических моделей.

Это один из самых распространенных призывов, которые раздаются в США после трагедии в Авроре, где погибли 12 человек, а 58 были тяжело ранены. Предлагают также запретить свободную покупку патронов по почте или ограничить их количество. В США ежегодно продается примерно миллиард патронов.

Бывший аспирант Джеймс Холмс, которого обвиняют в убийствах в Авроре, сумел за короткое время совершенно законно приобрести в магазине пистолет «Глок», дробовик и полуавтоматическую винтовку AR-15. В свете этого призывают ограничить число стволов, отпускаемых в одни руки за месяц.

Идей много, но в нынешнем политическом климате все они обречены на провал. Климат рано или поздно изменится, но в данный момент «для Обамы, Ромни и Америки контроль над оружием мертв», — уныло резюмирует известный политтехнолог-демократ Роберт Шрум.

В 1994 году Шрум, работавший тогда в Белом доме, присутствовал при том, как президент Билл Клинтон принял решение проталкивать запрет на многие модели полуавтоматического оружия, включавшие АК-47, но не СКС (Самозарядный карабин Симонова, — ред.) Автоматическое было запрещено в США еще с 1930-х годов.

Демократическое большинство конгресса провело запрет с ничтожным перевесом и в ноябре того же года жестоко за это поплатилось. Впервые за четыре десятилетия демократы потеряли контроль над палатой представителей. В 2004 году запрет, принятый на 10 лет, тихо почил в бозе.

Во время предвыборной кампании 2000 года кандидат демократов в президенты Эл Гор предлагал кое-какие ограничения на оружие. По словам Шрума, Гор проиграл из-за этого в своем родном Теннеси, победа в котором сделала бы президентом его, а не Джорджа Буша.

Все это не прошло мимо внимания других политиков, которые также читали данные опросов, свидетельствовавшие о том, что американцы все меньше расположены к ограничениям на оружие.

Опрос Гэллапа показал в прошлом году, что 53 процента американцев выступают против запрета на полуавтоматическое оружие. За запрет ратовали лишь 43 процента. Другой опрос Гэллапа показал недавно, что 55 процентов американцев хотели бы смягчить нынешние ограничения на оружия или оставить их прежними.

Во время предвыборной кампании 2008 года Барак Обама обещал ввести новые ограничения на него, но, придя к власти, не сделал почти ничего в этом направлении даже в первые два года своего президентства, когда у него было сокрушительное большинство в конгрессе. В 2010 году он его утратил и на оружие тем более не покушался.

Он несколько раз выступил сейчас по поводу трагедии в Авроре, но ни словом не обмолвился о новых ограничениях, пока его не заклевали критики слева, например, наш авторитарный городской голова Майкл Блумберг. Тогда президент вякнул что-то на эту тему, но новых запретов не обещал. Ему и не надо: в его второй срок у Обамы будет случай заменить несколько престарелых членов верховного суда, и право на оружие в Америке начнет сокращаться на глазах. И на десятилетия.

О республиканце Митте Ромни и говорить нечего, хотя его взгляды на оружие не всегда соответствовали моим.

Будучи губернатором либерального Массачусетса, он подписал тамошний запрет на полуавтоматическое оружие и поддержал запрет, принятый в 1994 году конгрессом.

Баллотируясь в 1994 году в сенат США против Эдварда Кеннеди, Ромни заявлял: «Я не заодно с НСА!» Имелась в виду многомиллионная Национальная стрелковая ассоциация. Она является главной из организаций, борющихся на право граждан на оружие и молящихся на Вторую поправку к американской конституции, в которой это право зафиксировано.

Сейчас же Ромни сделался пожизненным членом НСА и выступает против запретов типа того, который он подписал в Массачусетсе.

«К несчастью, эта позиция Ромни в большой степени совпадает с нынешним умонастроением широкой публики, конгресса и даже многих демократов, — уныло констатирует Шрум. — И даже многие из тех, кто в душе выступают за контроль над оружием, сейчас избегают говорить это вслух. Они не циничны, они прагматичны».

 

Массовые побоища в США и в других странах

«Фракция сторонников контроля над оружием в конгрессе все больше состоит из горожан, она становится все либеральнее и малочисленнее», — замечает авторитетный сайт Politico, который не предвидит в обозримом будущем знаковых инициатив против оружия.

Недаром заголовок канадской газеты Globe and Mail через неделю после побоища в Колорадо гласил «Америка капитулировала перед НСА». «Контроль над оружием не входит в американскую ДНК», — гласит заголовок другой канадской газеты, Winnipeg Sun.

Канадские СМИ, привыкшие к гораздо более строгим ограничениям на оружие, чем у их гигантского соседа на юге, живо реагируют на американские трагедии со стрельбой. Обозреватель газеты Ottawa Citizen Дэн Гарднер напечатал статью под заголовком «Почему нам кажется, что Америка летит в тартарары». По мнению автора, это представление ошибочно.

Как пишет Гарднер, сенсационные побоища, в последние годы происходящие в Америке с меланхолической регулярностью, особенно в ее школах, затеняют то обстоятельство, что, по статистике минюста США, кровопролитие в учебных заведениях страны на самом деле резко сокращается. По его словам, обычно смотрят на число трагедий и ужасаются, но при этом игнорируют тот факт, что в США 70 миллионов детей, и поэтому драматически преувеличивают риск, которому подвергается отдельно взятый школьник.

Канадский журналист также оспаривает представление о том, что массовые убийства есть «уникально американское явление», и напоминает, что население США сегодня составляет 311 млн. человек, то есть намного превышает население любой развитой страны.

«Лишь по этой причине нам следует ожидать, что в США будет намного больше массовых убийств, чем в других странах, — пишет автор. — В четыре раза больше, чем в Германии. В пять раз больше, чем в Соединенном Королевстве. В девять раз больше, чем в Канаде».

И от побоищ не избавлен никто, замечает Гарднер, который приводит длинный их список в других странах Запада. По его словам, тамошние трагедии обычно меньше гремят, чем американские, и быстрее о них забывают, «потому что США являются медийным центром земли, особенно англоязычной, а убийствам за пределами Америки уделяется в американских и мировых СМИ неизмеримо меньше внимания, чем американским трагедиям».

Исключение составляло побоище, учиненное в Норвегии Андерсом Бревиком.