Кулич из зоны

Опубликовано: 1 мая 2012 г.
Рубрики:

sochi-w.jpg

Медведев и Путин в Сочи. 8 марта 2012 г.
Дмитрий Медведев — единственный руководитель страны за последние 20 лет, пытавшийся сформулировать и поставить перед страной задачи, соответствующие вызовам нового времени.   Фото пресс-службы Президента России
Дмитрий Медведев — единственный руководитель страны за последние 20 лет, пытавшийся сформулировать и поставить перед страной задачи, соответствующие вызовам нового времени. Медведев и Путин в Сочи. 8 марта 2012 г.Фото пресс-службы Президента России
«И если сказать не умеешь «хрю-хрю», — визжи, не стесняясь: «И-и!...» — учит английский детский стишок в переводе Маршака.

Да простятся аналогии, но звуку «хрю-хрю» по тембру и мощности в нашей политике и экономике более или менее соответствовал только советский период. Ставились масштабные задачи. Например, построение коммунизма. Пусть утопические, но захватывающие. (И не надо скептически морщиться: во-первых, те идеи пришли к нам с Запада, во-вторых, интеллектуальный либеральный Запад еще недавно сам же болел ими.) В принципе несостоятельная экономическая система, тем не менее, в течение нескольких сталинских, хрущевских и брежневских десятилетий воздвигала гигантский материальный фундамент индустриальной цивилизации. Первоначальный. И зашла в тупик, исчерпав возможности социалистического способа производства. К тому времени в мире наступила новая эра — эра высоких технологий.

Горбачевский период — поиски выхода, нового пути. Ельцинский — развал, попытки спастись от обломков вкупе с разворовыванием всего построенного ранее. Путинское десятилетие — тихая радостная распродажа сырья отдельными лицами. Не удается вспомнить ничего масштабного из многочисленных программ — кроме общих слов о вставании с колен и лозунга «догоним Португалию!», кстати, не осуществленного. Сейчас, по прошествии того десятилетия, даже удивительно. Десять лет какой-никакой экономической деятельности — а вспомнить нечего. Не на уровне свершений — хотя бы на уровне слов. Жизнь катилась по накатанной колее, обильно смазанной нефтью. Что еще надо, когда есть углеводороды?

Дмитрий Медведев — единственный руководитель страны за последние 20 лет, пытавшийся сформулировать и поставить перед страной задачи, соответствующие вызовам нового времени. Конечно, они были упакованы в пропагандистскую глупость типа советской и названы «5 И». По сути же речь шла о важном. Штаб Медведева считал, что главные направления — это Институты, Инфраструктура, Инновации, Инвестиции, Интеллект. Интеллигенция воодушевилась — давно у нас не говорили об умном, не ставили во главу угла интеллект и институты. Вскоре пыл угас, вспыхнувшие огоньки затянулись пеплом, а затем илом и плесенью.

Так и закрылись тихо 4 года. «И-и!» смолкло, не начавшись.

 

Возвращающийся в Кремль Владимир Путин, как и в прошедшие 10 лет, ни о чем таком — информационный век, новые технологии — не говорит. После непростых для него парламентских и президентских кампаний, к нему вернулось бодрое, даже игривое настроение. Именно в таком тоне он отчитался (последний раз в качестве премьер-министра) перед Государственной думой. Когда депутат Ян Зелинский (фракция ЛДПР) заявил, что путинская команда министров никуда не годится, «пора обновить руководящие кадры», Путин весело ответил: «Чертовски хочется поработать лично? Я так и думал. Молодец!»

Игриво, ловко, умело перевел стрелки. И суть вопроса похоронил. Как и в ответе на вопрос депутата от «Единой России» Сергея Кривоносова: есть ли план на случай падения цен на нефть. «Все инициативы, которые я излагал, не связаны с нефтегазовыми доходами... И даже если цена упадет, скажем, до 70 долларов за баррель, мы будем в состоянии выполнять наши обязательства». Какие у нас еще доходы, кроме нефтегазовых?

Цифры роста зарплат и пенсий, как всегда, абсолютные. То есть лукавые. Без сопоставления с инфляцией. По данным независимых источников, за последние 11 лет доходы россиян выросли более чем в 9,6 раза. За это же время, только по официальной статистике, проезд в транспорте подорожал в 5,5 раза, цены на электроэнергию — в 8 раз, коммунальные платежи — в 13 раз, отопление — в 14 раз. В общем и в целом реальные доходы за 11 лет увеличились в 2,1 раза. По сравнению с 2000 годом, когда мы всей страной пребывали в нищете. Сейчас — просто в бедности. Спасибо ценам на нефть. И нам досталось что-то.

Главным достижением работы правительства Путин объявил рост населения до 143 миллионов. Увы, ничьей заслуги в том нет. Сейчас в детородный возраст вступило более или менее многочисленное поколение, родившееся во второй половине 80-х. Оно и дало незначительный прирост. После него начнется новый спад. Прогнозы известны, обнародованы институтами.

Не убедительны и выдвинутые Путиным планы обустройства Сибири и Дальнего Востока, создания 25 миллионов «качественных» рабочих мест. Как? Из восточных районов народ давно и упорно уезжает. Заманить туда не удается даже переселенцев из стран СНГ. А 25 миллионов рабочих мест, да еще «качественных» — за счет чего?

Тем не менее, оптимизма было много. Что и резюмировал депутат от «Единой России» Андрей Исаев: «Главное, что почувствовали телезрители, которые смотрят сейчас прямую трансляцию,— уверенность в завтрашнем днем. Как когда-то в советское время!»

Не знаю, что почувствовали нынешние россияне, но по цифрам, действительно, положение совсем даже неплохое. По сравнению с Европой, США.

«Сегодня у нас самые высокие темпы роста экономики среди государств «восьмерки» и один из самых высоких среди крупнейших экономик мира, — сказал Владимир Владимирович. — Рост экономики США составил 1,7 процента, в Еврозоне — 1,5, в Индии — 7,4, в Китае — 9,2, в России — 4,3. Это третий показатель в мире среди крупных экономик... Прибыль российских предприятий в 2011 году выросла почти на 16 процентов, а налоговые поступления в консолидированный бюджет страны — на 27 процентов... По оценке МВФ, объем мирового государственного долга... в Еврозоне — почти 90 процентов, у США — превысил 100 процентов от ВВП страны, в Италии — 100, у Японии — 226, у нас с вами — менее 10 процентов. Россия — единственная страна среди государств «восьмерки», имеющая по итогам 2011 года бездефицитный бюджет, более того, у нас даже профицит небольшой. Для сравнения могу сказать: дефицит бюджета США — 8,7, Японии — 8,9, Франции — 5,7, Канады — 5 процентов».

 

Сомневаться в этих цифрах нет никаких оснований. Только почему экономист Алексей Кудрин, которому прочат некую значительную роль в новой президентской команде, близкий товарищ Путина, которому Путин недавно выразил публичную благодарность за действия во время экономического спада 2008 года, — настроен пессимистично? Он говорит, что нас ждет кризис, еще тяжелее 2008 года. Зависимость от нефти и газа становится фатальной. При нынешних 120 долларах за баррель можно почивать, что и делается, но состояние экономики таково, что при 100 долларах уже возникнут проблемы, при 80 долларах — шок. Средств резервных фондов хватит на год, от силы на полтора. Когда деньги валятся сверху, создается иллюзорное ощущение успешной работы страны в целом. Но в это время — из-за дурных денег, как следствие, высоких ставок по кредитам — реальные сектора экономики придавливаются. Прежде всего — сектор высоких технологий, не дающий мгновенную отдачу, требующий «длинных» денег.

Кудрину вторят специалисты Всемирного банка. По их исследованию, за 20 лет разговоров об избавлении от нефтяной зависимости доля сырья в российском экспорте увеличивалась. Вклад в рост экспорта несырьевых товаров, выходивших на новые рынки — нулевой. Выживаемость новых российских товаров на внешних рынках в разы ниже, чем у компаний из Китая, Бразилии и Индии. Стоимость экспорта нефти и газа достигла 72 процентов от всего экспорта РФ. Представитель российской стороны Борис Кузнецов добавил: «Даже несырьевой экспорт завязан на сырье. Мы продолжаем экспортировать сырьевую ренту. А главная статья несырьевого экспорта — вооружение, где за последние двадцать лет ничего нового не изобретено».

Как в свете этого оценивать бод­рый отчет Путина? Можно, конечно, уподобиться депутату Зелинскому, который говорил: «Люди на протяжении десятилетий не видят явных перемен и в будущее не верят. Цифры, которыми вы оперируете, в рот не положишь и детей не накормишь». Так ведь тут разговор о макроэкономике, а дождь из нефтедолларов распределяется неравномерно, на всех в должной мере пока не хватает.

Ясно одно — Путин тот же. Не знающий сомнений, не видящий проблем. Ни для себя, ни для страны. И не думающий о каких-то там глобальных задачах, вызовах времени.

Может, он прав? На кой они нам. Прожили 10-12 лет, материально, если сравнивать с ельцинскими годами, не самых плохих — проживем еще. Из всех начинаний главные — возведение трубопроводов и терминалов для отгрузки сырья. Они — строятся. И на Балтике, и на Дальнем Востоке.

 

Кстати, еще раз о Дальнем Востоке и Сибири. Владимир Путин приказал доработать проект федеральных законов о развитии этих регионов. Предполагается создание особой Госкомпании... При слове «особый» применительно к восточным районам Родины люди старшего поколения сразу вспоминают «комбинат особого типа», или Дальстрой — передовой и самый мощный, трагически знаменитый остров архипелага Гулаг. В просторечье — Колыма. На самом деле — далеко и не только Колыма. Тогда в особую зону Дальстроя входили вся нынешняя Магаданская область, Чукотский национальный округ, часть Якутии, Хабаровского края, Камчатской области Приморского края. Всего — одна седьмая часть СССР, примерно 14 процентов территории. Казахстанские и прочие лагеря — отдельные производственные подразделения Гулага.

Нынешняя особая госкомпания — не чета даже Дальстрою. Во-первых, она займет 60 процентов территории России. Шестнадцать субъектов Российской Федерации — Алтай, Бурятия, Саха (Якутия), Тыва, Хакасия, Забайкальский, Камчатский, Красноярский, Приморский, Хабаровский, Амурский края, Амурская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область и Чукотский автономный округ. Во-вторых, полная свобода. По законопроекту, особая Госкомпания частично выводится из-под федеральных законов о трудовой деятельности, гражданстве, градостроительстве, недрах, лесах, земле. То есть сможет давать лицензии на разработку полезных ископаемых. Контролировать, проверять ее сможет только Счетная палата. Да и то — роль Счетной палаты весьма условна, декларативна. Потому что в деятельность нового государства в государстве не имеет права вмешиваться никто. Оно подотчетно только президенту. Непосредственно.

И никаких Институтов, Инноваций, тем более — Интеллекта.

Впрочем, от «5 И» Дмитрия Медведева остается инновационный центр Сколково, наша Кремниевая долина. Будущее чудо из чудес, глобальный (по охвату областей современного знания) комплекс разработки новых технологий. Каким он будет? Потянет ли за собой громадную страну? Или так и останется выставочным павильоном, нашим окном в мир, где витают эти самые высокие технологии.

С окнами в мир, в Европу у нас очень сложно. Еще с Петра Первого и Александра Пушкина, который описал якобы думы Петра строчкой, заложенной в память всех поколений россиян: «В Европу прорубить окно». Иногда особо въедливые спрашивали себя и друг друга: «Почему окно, а не дверь? Чтобы только смотреть?»

Немногие знают, что все началось со знаменитого в свое время европейского денди Франческо Альгаротти. Побывав в нашей стране, он в 1739 году издал книгу «Письма о России», написал про нашу тогдашнюю столицу: «Петербург — это окно, через которое Россия смотрит в Европу». Пушкин, прочитав, позаимствовал и вложил этот яркий и сильный образ в думы Петра. Мнение историка Василия Осиповича Ключевского: «Сближение с Европой было в глазах Петра только средством для достижения цели, а не самой целью». Приближенный к императору граф Остерман записал будто бы слова самого Петра: «Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы к ней должны повернуться задом».

Повернуться можно как угодно, был бы толк. В нашем магазине купил на Пасху итальянский кулич. Яркая, красивая коробка: MILANESE PANETTONE. На дне коробки адрес: «Курская обл., г. Курчатов, Коммунально-складская зона». О, Господи, зона... Но кулич был вкусный.