После Арафата

Опубликовано: 19 ноября 2004 г.
Рубрики:

Откроет ли уход Арафата с политической сцены новые возможности для установления мира между Израилем и Палестиной? Вот как ответил мне на этот вопрос политолог из Вашингтонского фонда “Хэритедж” Джеймс Филлипс:

— Я ожидаю, что в ближайшее время после Арафата в Палестинской автономии наступит анархия, обострится борьба за власть между разными фракциями. И в этой борьбе пока не определится явный лидер, обладающий каким-то авторитетом и реальной властью, вести мирные переговоры будет не с кем. Но в более далёкой перспективе уход Арафата расчистит путь для реальных переговоров о мире, потому что сам Арафат превратился в одно из главных препятствий на пути к миру. Не случайно не только израильтяне, но и администрация Буша прекратила с ним всякие отношения. Переговоры с ним потеряли смысл, потому что он продолжал поддерживать терроризм. Если к власти в Палестине придет более прагматичный лидер, то у палестинцев появится больше шансов получить собственное государство.

— Когда вы говорите о более прагматичном лидере, значит ли это, что у США есть вполне конкретные предпочтения?

— Я не думаю, что США могут и имеют право выбирать лидера для палестинцев. Вряд ли кто-то, кроме самих палестинцев, может сделать для них выбор. Но из всех политических фигур для США предпочтительнее было бы видеть во главе палестинской автономии Абу Мазaна, бывшего премьер-министра, которого снял Арафат. Абу-Мазан, как компромиссная фигура, приемлемая для США и Израиля, мог бы, будучи в составе коллективного руководства Палестины, вновь появиться на поверхности сразу после хаоса.

— Не можете ли вы сказать более определённо, как скоро, по-вашему, иссякнут силы у интифады, или наоборот, усилится ли в результате ухода Арафата мировая террористическая активность?

— Я думаю, что пока всё будет как было, и теракты будут происходить в Израиле и за его пределами. Хотя, в целом, количество терактов несколько уменьшилось в последние месяцы. Хотелось бы верить, что многие палестинцы всё больше разочаровываются в террористических методах, которые ничего им не дали, наоборот, ситуация в Палестине из-за активности террористов становится только хуже. Так что со временем, как я ожидаю, палестинцы откажутся от такой стратегии Арафата как интифада.

Этой же теме, в основном, была посвящена встреча в нью-йоркском Совете по международным отношениям с Натаном Щаранским, министром по делам Иерусалима и абсорбции в правительстве Ариэля Шарона.

Беседу вёл главный редактор журнала US News and World Report Мортимер Зюкерман.

Поводом для встречи послужил выход в Америке на английском языке новой книги Щаранского о том, что “Свобода сильнее тирании и террора”.

Натан Щаранский в своей книге и в ответах на вопросы спорил с теми, кто считает, что демократия не для всех, что есть страны, в частности мусульманские, для которых диктатура естественнее, чем демократия. Щаранский с этим в корне не согласен. И в качестве подтверждения он привёл пример Германии после диктатуры Гитлера, Японии после диктатуры короля и России после диктатуры коммунизма. Он не считает, что Россия движется обратно, к диктатуре. Настоящая ли там демократия? Нет, конечно. Однако нельзя не видеть и того положительного, что достигнуто в стране всего за десяток с лишним лет после многовековой диктатуры. Щаранский оспаривал, что Запад должен поддерживать диктатуру в некоторых арабских странах на том основании, что диктатура там — гарантия стабильности. Посмотрите, какие из мусульманских стран в наиболее нормальных отношениях с Израилем? Прежде всего, Турция, в которой нет диктатуры. А в странах с диктаторским режимом нужно обязательно иметь внешнего врага, дабы удержать контроль над народом. Таким пугалом, врагом для Сирии, Египта, Саудовской Аравии является Израиль. Если бы Израиля не было, они должны были его выдумать. Щаранский верит, что в Палестине после Арафата могут появиться лидеры, с которыми можно будет вести переговоры. Это, прежде всего, представители деловых кругов, бизнеса. Но мир возможен только с демократической Палестиной. Те, кто не верят в возможность демократического палестинского государства, вообще не верят в силу свободы и демократии для других народов. Переходный период в Палестине может быть долгим. “Но мы готовы к новому плану Маршалла для Палестины”, — сказал Щаранский.