Макбет

Опубликовано: 1 мая 2001 г.
Рубрики:

Через полтысячелетия лет после смерти этого короля его доброе имя было принесено в жертву сиюминутной политической выгоде. А следующие пять веков вокруг него кипят страсти, не стихает борьба, в которой историческая правда тщетно пытается возобладать над литературным гением Шекспира.

ПРЕСТОЛ И ПОДМОСТКИ

В 1603 году со смертью Елизаветы I пресеклась династия Тюдоров, правившая Англией чуть больше века. На опустевший престол взошел Иаков VI Шотландский, сын казненной в 1587 году по приказу Елизаветы шотландской королевы Марии Стюарт. Объединив под своей властью обе страны, он в Англии стал именоваться Иаковом I. Сменилась не только династия - пришла новая эпоха, по контрасту с блистательной елизаветинской казавшаяся современникам довольно мрачной.

Непреложный закон: всякая власть, стремящаяся стать абсолютной, в первую очередь жаждет прибрать к рукам то, что сегодня мы называем средствами массовой информации. Ни газет, ни, естественно, телевидения в Англии XVII века не существовало. Однако свято место пусто не бывает: и газетную полосу, и телеэкран с успехом заменяли тогда книги и театральные подмостки. И совершенно логично, что новый монарх первым делом ввел цензуру и взял под контроль театры. Он переименовал все труппы и запретил кому бы то ни было оказывать им покровительство - отныне это стало исключительной прерогативой членов царствующего дома. Высшей чести - именоваться слугами его величества - удостоилось актерское товарищество, прежде называвшееся слугами лорда-камергера. Именно к нему принадлежал Уильям Шекспир.

В 1605 году театр "Блекфрайерс" поставил пьесу популярных драматургов Джорджа Чапмена, Бена Джонсона и Джона Морстона "Эй, на восток!". При дворе в ней усмотрели непозволительные насмешки над шотландцами, о чем и было донесено королю. Отличавшийся, как и все деспоты, повышенной мнительностью, Иаков I узрел в этом выпад против собственной персоны и упек авторов в тюрьму. (Вскоре следующий промах привел труппу к роспуску.)

Быстро сориентировавшись, "слуги его величества" сочли, что в такой ситуации только выиграют, если поставят пьесу на шотландскую тему. Написать ее взялся Шекспир.

Дело было тонкое, политическое. Во-первых, показать, что шотландцы - не предлог для шуточек, а великий и гордый народ. Во-вторых, подчеркнуть историческую неизбежность объединения Англией с Шотландией. В-третьих, польстить Иакову, подтвердив древность дома Стюартов, которые возводили свой род к Банко - шотландскому военачальнику XI века, тану1 Лохаберскому. Наконец, показать королю-католику, автору богословских трактатов о необходимости борьбы с ведьмами и всяческим колдовством, что его призывы не остались втуне.

Так родилась одна из популярнейших в мире пьес - трагедия "Макбет"2. В поисках сюжета Шекспир обратился к источнику, из которого черпал уже не раз и будет черпать впредь, - к двухтомным "Хроникам Англии, Шотландии и Ирландии" Рафаэля Холиншеда. Шотландцы у Шекспира - сплошь люди благородные (за исключением, разумеется главных злодеев - Макбета и его жены) и отважные. Есть в пьесе и предсказание, что потомкам Банко предстоит царствовать, а одному из них - даже объединить под своей властью Англию и Шотландию. Спасение страны от макбетова деспотизма приходит из Англии, куда бежали вельможи Малькольм и Макдуф и откуда, при поддержке графа Сиварда Нортумберлендского, они идут походом на узурпатора-убийцу. Злодейства же Макбета тесно связаны с разлагающим влиянием трех ведьм, от коих исходит всяческая скверна.

Как всегда, великий бард с блеском решил творческую задачу: Иаков от души рукоплескал "Макбету". И ни короля, ни драматурга, ни актеров, ни тем более зрителей - словом, никого, ни тогда, ни в последующие века! - не волновало, что во время каждого представления далеко на севере, на острове Айона, в древней усыпальнице шотландских королей ворочаются кости Макбета, которого его современники называли Благословенным.

МАКБЕТ ШЕКСПИРОВСКИЙ

Не стану пытаться пересказывать шекспировскую трагедию: во-первых, художественная литература пересказу вообще не поддается, а во-вторых, затея была бы попросту бессмысленной - немного сыщется людей, не читавших "Макбета" или не видевших одной из бесчисленных театральных постановок или экранизаций этой пьесы. Ограничусь лишь несколькими замечаниями, оставив пока в стороне историческую канву событий и сосредоточившись исключительно на личностях героев.

 

Макбет - злодей, хотя поначалу и предстает воплощением доблести. Но душу его точит червь честолюбия - чем больше он получает, тем большего хочет. Ему уже мало титулов тана Морийского, тана Росского и тана Кавдорского, неоспоримо ставящих его на второе место в королевстве, - Макбета непреодолимо влечет напророченный ведьмами трон. Но к престолу не прийти тем прямым и честным путем, каким он шел до сих пор, - противоречие, неминуемо ведущее к преступлению.

Нарушив два священных долга, - вассальный и гостеприимства, - Макбет соучаствует в убийстве своего сюзерена и своего гостя, мудрого и благородного Дункана I. Злодеяние это оказывается первым звеном неизбежно потянувшейся цепи. С Дунканом погибают и охранявшие его слуги, а потом начинается вакханалия все более подлых и жестоких убийств: жертвами Макбета становятся и его ближайший друг Банко, тан Лохаберский; и семья Макдуфа, тана Файфского. Макбет виновен вдвойне: и в том, что несет гибель другим, и в том, что погубил себя самого. К финалу из всех достоинств у него остается лишь мужество, с которым он, в единоборстве, принимает смерть от руки Макдуфа.

Леди Макбет во многом подобна супругу. Ее чувства также целиком подчинены честолюбию - даже в муже она любит лишь его превосходство над окружающими. Ей дорог не он, но его способность возвыситься - и тем самым возвысить ее. Это честолюбие - страсть слепая, нетерпеливая и неукротимая. Человеческой душе не вынести такого бремени, отчего леди Макбет сходит с ума и умирает. Она - самое концентрированное воплощение зла во всем шекспировском творчестве. Леди Макбет отравляет мужнину душу - и в миг, когда могла бы спасти его, подталкивает к бездне, куда рушится вместе с ним.

Макбету и его жене, поправшим человечность, противостоят не одиночки, но вся страна. Причем враги Макбета сознают, что борются не только за династические интересы принца Малькольма, но и за человечность как таковую. И у Малькольма, и у Макдуфа есть личные причины ненавидеть кроля-узурпатора: у первого он убил отца и отнял трон, у второго убил жену, сына и отобрал владения. Однако оба движимы жаждой не столько мести, сколько справедливости.

Именно такой нужна была Шекспиру чета Макбетов, чтобы на этом черном фоне чистым золотом засверкал Банко - рыцарь без страха и упрека, каким только и мог быть предок ныне царствующего Иакова I. Ради ублажения королевского самолюбия стоило поступиться исторической правдой. А ее хватало даже в холиншедовских "Хрониках Англии, Шотландии и Ирландии" или в "Истории и хрониках Шотландии" Гектора Боэция.

МАКБЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ

В XI веке Шотландия была молодым государством, лишь недавно образовавшимся в результате слияния под властью Кеннета I Мак-Альпина двух королевств: населенного преимущественно скоттами Альбана, и Дальриады, где обитали пикты. Увы, объединение это не принесло желанного покоя: изнутри страну раздирали феодальные междоусобицы, с севера и востока ей постоянно угрожали викинги оркнейского ярла3 Торфинна, а с юга - англичане. Такова была сцена. А теперь перейдем к героям.

Право наследования было в Шотландии чрезвычайно запутанным, и потому проблемы эти частенько решались при помощи насилия. Так, в борьбе за обладание Морийским танством были убиты отец и первый муж леди Груох, и сама она спаслась лишь потому, что обрела убежище у мужнина двоюродного брата Макбета, тана Росского, который вскоре стал ее вторым мужем. А в 1034 году двоюродный брат Макбета - молодой Дункан, правитель Стратклайда - добился престола, в сражении при Хантерс-Хилле смертельно ранив собственного деда, короля Малькольма II.

Он не только пришел к власти сомнительным, мягко говоря, путем - его права на корону также представлялись весьма спорными. Настолько, что когда провозгласил себя королем, по стране прокатилась серия мятежей. Остается добавить, что, вопреки шекспировскому панегирику, Дункан I был недалеким, порывистым и весьма испорченным молодым человеком, чье шестилетнее царствование не принесло славы ни ему, ни Шотландии. Презрев советы опытных военачальников, Дункан I вторгся в Англию и захватил город Дарем. Плохо спланированная кампания оказалась для шотландцев роковой, и Дункан I, понеся значительные потери, с позором отступил, вызвав новое недовольство собственной знати. Неудачи преследовали его и в боях с Торфинном Оркнейским, ежегодно совершавшим набеги, " всюду по пути порабощая страну ". После очередного поражения терпение приближенных Дункана I лопнуло, и недовольство переросло в открытый мятеж, который возглавили первые таны королевства - Макбет и Банко. 14 августа 1040 года Дункан I "пал в бою близ Ботгованана, что по-гэльски, как считают, означает "хижина кузнеца"". Двое его сыновей - старший, Малькольм, и младший, Дональд, - бежали; первый нашел убежище в Англии, второй - на Гебридских островах. Как видим, роли Макбета и Банко в этих событиях совершенно равнозначны, и ни о каком коварном ночном убийстве спящего гостя речи не идет вовсе. Так что вся история леди Макбет, вечно смывающей с рук несуществующую кровь, полностью рождена поэтическим вдохновением Шекспира.

Новым королем был провозглашен Макбет, чьи права на престол были если не бесспорными, то весьма основательными: род его восходил к упоминавшемуся уже Кеннету I Мак-Альпину, а среди предков числились и другие венценосцы - например, ирландский верховный король Брайан Боройме. Вдобавок жена Макбета, леди Груох, являлась внучкой короля Кеннета III. Лучшего сочетания нарочно не придумаешь.

Началось семнадцатилетнее царствование, о котором в хронике сказано: "Все эти годы страна процветала".

Почувствовав, что власть в стране держит теперь твердая рука, оба главных противника - английский граф Сивард Нортумберлендский, и Торфинн, ярл Оркнейский, - если не присмирели, то стали проявлять разумную осторожность. В результате на границах стало спокойнее, а население получило долгожданную передышку от разорительных набегов, что незамедлительно привело к экономическому подъему. Макбет окончательно объединил север и юг страны. Для патрулирования границ и поддержания порядка были организованы летучие кавалерийские отряды. В стратегически важных пунктах возводились каменные твердыни (увы, ни одна из них не дошла до нас в первозданном виде; историки спорят, какие из замков высятся сегодня на их местах и, может быть, частично сложены из слагавших их камней).

При Макбете была произведена законодательная реформа в области прав наследования, дабы впредь избегать былых кровавых распрей. Начинание оказалось успешным: например, когда (в 1064 году, уже после гибели Макбета) умер Торфинн Оркнейский, обширные владения, захваченные им в Шотландии, вернулись к первоначальным обладателям практически бескровно; впервые право явно возобладало над силой.

Макбет был первым шотландским королем, которого церковные документы называют "благотворителем церкви", - и, кажется, еще и первым, кто предложил свою службу папе, когда в 1050 году совершил паломничество в Рим. Кстати, сам факт этого паломничества красноречиво свидетельствует, насколько устойчивым было положение в государстве, - не всякий монарх тех времен мог позволить себе на несколько месяцев покинуть страну, а вернувшись, найти ее тихой и спокойной.

В отличие от шекспировской, историческая леди Макбет была не только вошедшей в легенды красавицей, но и любящей женой, к счастью, не дожившей до гибели Макбета, - она скончалась тремя годами раньше.

Банко пал в одной из схваток с викингами.

Однако приверженцы Малькольма, сына Дункана I, периодически предпринимали попытки низложить Макбета. За участие в одном таком заговоре был лишен титула и владений Макдуф, тан Файфский, - и это, пожалуй, единственный эпизод, где Шекспир близок к фактам. Сын Макдуфа был казнен, а сам тан бежал в Англию, где при дворе короля Эдуарда Исповедника все эти годы интриговал, добиваясь вооруженной поддержки, принц Малькольм.

Наконец, в 1054 году, снисходя к просьбам Малькольма и с молчаливого согласия короля Эдуарда, могущественный граф Сивард Нортумберлендский предпринял вторжение в Шотландию. Его войска продвинулись на север до самого Дунсинана, где были встречены лично возглавившим армию Макбетом. В яростной битве полегло три тысячи шотландцев и полторы тысячи англичан, включая Осберта, сына Сиварда. Макбет отступил к своим северным крепостям, а Сивард, поняв бесперспективность продолжения кампании, вернулся в Нортумберленд. Однако Малькольм с Макдуфом продолжали действовать на свой страх и риск и три года спустя добились успеха: в незначительной схватке при Лумпанане близ Абердина удача изменила Макбету. Так погиб тот, кого современные историки называют "последним из великих шотландских королей".

Ему наследовал пасынок - двадцатипятилетний Лулах, сын леди Макбет от первого брака. Однако его царствование оказалось коротким. Полугодом позже он пал в сражении при Эсси близ Страбоги, пытаясь защитить трон от притязаний Малькольма. Но вот что показательно: и Макбет, и Лулах были с почестями погребены на острове Айона, в усыпальнице, многими столетиями служившей законным шотландским королям. В отличие от Шекспира, даже непримиримые противники не пытались обвинить их в узурпации власти.

В 1058 году был коронован сын Дункана I, известный под именем Малькольма III Большеголового. Но это - уже совсем другая история.

МАКБЕТ СЕГОДНЯШНИЙ

Но почему все-таки эта древняя история многим не дает покоя и ныне? А ведь в том, что дело обстоит именно так, нетрудно убедиться, просто подсчитав число регулярно выходящих книг, посвященных царствованию Макбета, или заглянув на один из интернетовских сайтов, посвященных истории Шотландии, - там постоянно появляются новые материалы и ведутся горячие дебаты. Неужели причиной всему лишь желание оспорить Шекспира, упрекнуть великого драматурга в отступлении от исторической правды?

Разумеется, нет.

В XX веке, с легкой руки английского историка Арнольда Дж. Тойнби, родилась новая дисциплина, получившая название альтернативной истории4. В ней, в частности, сформулировано понятие точки бифуркации - исторической развилки, от которой события с равной вероятностью могут начать развиваться по разным направлениям. И царствование Макбета, по мнению многих историков, является одной из таких точек.

Хотя правление Малькольма III Большеголового и продолжалось целых тридцать пять лет, к великим королям его никто не причисляет. Ко власти он пришел с помощью англичан, женился на Маргарет, дочери последнего английского короля Гарольда Саксонца, а когда в 1066 году нормандский герцог Гийом, одержав победу при Гастингсе, взошел на английский трон под именем Вильгельма I Завоевателя, Малькольм после нескольких робких стычек признал в 1072 году его сюзеренитет. Шотландия стала вассалом английской короны.

Макбет же был королем могущественным. И не погибни он при Лумпанане, Шотландия могла бы как минимум сохранить полную независимость. Иные утверждают даже, что он мог бы занять английский трон с неменьшим успехом, чем Вильгельм Завоеватель. И тогда история пошла бы совсем иным путем...


1Тан - титул в средневековой Шотландии, на феодальной иерархической лестнице расположенный ступенькой ниже графского, вровень с графскими сыновьями.

2"Макбет" - самая мрачная из шекспировских трагедий, ибо демонстрирует полную моральную деградацию человека.

3Расположенные к северу от Шотландии Оркнейские острова были захвачены викингами в X веке. Ярл - скандинавский титул, соответствующий графскому.

4Альтернативная история исследует не реальный, а возможный ход событий, не то, что было, но то, что могло бы быть. Это не праздная игра ума; изучение несбывшегося помогает глубже понять причины подлинного хода событий.