"Индустрия Холокоста". Третья точка зрения

Опубликовано: 16 июня 2001 г.
Рубрики:

Вопрос о том, что средства, выплачиваемые европейскими странами жертвам Холокоста, часто не достигают самих жертв, оседая в карманах многочисленных бюрократических организаций и фондов, неоднократно поднимался в печати. Публикуемый ниже чрезвычайно контроверсивный материал, который безусловно вызовет противоречивые чувства среди читателей, связан с выходом книги профессора Нью-Йоркского университета Нормана Финкелстайна "Индустрия Холокоста". Мы приглашаем читателей, многие из которых сами являются жертвами Холокоста, высказать свою точку зрения по этой чрезвычайно важной и острой проблеме. Редакция исходит из предположения, что такие проблемы должны открыто обсуждаться в прессе.

Как известно, до сего времени существовали только две прямо противоположные точки зрения на Холокост. Первая, общепризнанная: Холокост - неоспоримая человеческая трагедия, в результате которой около шести миллионов евреев были уничтожены нацистами. Вторая точка зрения, "ревизионистская": Холокост никогда не существовал, это - еврейская выдумка, созданная с целью выкачивания денег.

И вот теперь к ним, совершенно неожиданно, прибавилась третья точка зрения, изложенная в появившейся книге "Индустрия Холокоста" ("The Holocaust Industry"), изданной в Германии в издательстве "Piper Verlag". Ее автор - 47-летний Норман Финкелстайн, профессор политологии Нью-Йоркского университета, чьи родители чудом уцелели в нацистских лагерях уничтожения.

Третья точка зрения не подвергает сомнению ни Холокост, ни число его жертв. Главная идея ее заключается в том, что "американская еврейская элита" и ее организации занимаются вымогательством миллиардов долларов у европейских стран и корпораций "якобы на нужды выживших жертв Катастрофы", а на самом деле - "для финансирования пропаганды", строительства мемориалов, учебных программ, писания книг и вообще "для обогащения еврейской общины". Все взятое вместе, по мнению автора книги, составляет многомиллиардный бизнес, названный им "индустрией Холокоста", обогащающий его предпринимателей, но лишающий помощи тех, кому непосредственно предназначены деньги. Эта "индустрия", по мнению автора, является также главным источником роста антисемитизма в Европе, поскольку она "создает образ жадных и не брезгающих никакими средствами евреев-вымогателей".

Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы и вызвала яростные дебаты среди американских и европейских интеллектуалов. Но в то время, как в Европе (особенно в Англии и Германии) бушуют страсти - в газетах, на радио и телевидении, в Штатах мало кто рискует касаться этой опасной темы. В Европе первая реакция на книгу Финкелстайна была резко отрицательной, превратившись в процессе дискуссий в положительную. Противники и защитники автора схлестывались в страстной полемике в солидных газетах и на телеэкранах.

Здесь, в Штатах, на книгу среагировала только "Нью-Йорк таймс" - резко отрицательной рецензией, сравнивая книгу с "Протоколами сионских мудрецов" и называя автора "бесчестным", "недозрелым", "самоуверенным", "нахальным" и даже "неумным".

- Я внимательно прочел эту рецензию, - сказал Финкелстайн в одном из своих выступлений, - и нахожу, что она хуже, чем была бы рецензия на "Майн кампф".

Несмотря на разгромную рецензию, занявшую целую страницу, газета привела один любопытный пример того, как зачастую бессмысленно используется тема Холокоста (косвенное подтверждение одного из положений книги Финкелстайна). Газета напомнила, как Хадасса Либерман, жена несостоявшегося вице-президента, обратилась с приветствием к сторонникам-демократам в Военном мемориале в Теннесси, в то время как Джозеф Либерман и Ал Гор стояли рядом с ней. "Я хочу именно здесь выразить благодарность, - сказала Хадасса, - американским героям-солдатам, освободившим мою мать из Освенцима".

И "Нью Йорк Таймс" мягко напомнила, что: мемориал посвящен 3400 теннессийских солдат, павших в Первую мировую войну, и что Освенцим освободили не американские солдаты, а советские.

Недавно проведенное расследование, показавшее, что за взыскание с швейцарских банков денег американские адвокатские фирмы (Arthur Andersen, KPMG и Price Waterhouse) получили от еврейских организаций неслыханный гонорар - 400 миллионов долларов, также способствовало подтверждению некоторых обвинений, приведенных в книге Финкелстайна

Автор, по сообщениям, уже получил несколько угроз прикончить его, а Элан Штейнберг, административный директор Всемирного еврейского конгресса (ВЕК), заявил, выступая на германском телевидении, что "мистер Финкелстайн полон дерьма" ("Mr. Finkelstein is full of shit").

Следует заметить, что Финкелстайн - не первый, кто поднял вопрос об эксплуатации темы Холокоста. Ряд американских, британских и израильских исследователей говорили нечто подобное в течение последних нескольких лет. Самый заметный из них - Питер Новик из Чикагского университета, выпустивший в 1999-м книгу "Холокост в американской жизни" ("The Holocaust in American Life"). Но упомянутые авторы излагали свои взгляды, всемерно стараясь смягчить "неудобные" вопросы. Финкелстайн же, в отличие от них, с грубой прямотой назвал все вещи своими именами, что и вызвало вполне объяснимое раздражение.

Я хочу предложить читателям интервью с Финкелстайном, проведенное немецким журналистом Виктором Фрёлком и опубликованное в газете "Die Welt".

Норман Финкелстайн

Вопрос: В любой полемике всегда наличествуют две стороны. Но в данном случае, в Америке, вы, кажется, представляете только одну сторону?

Ответ: Цензура, ничего не поделаешь. Вот это и есть индустрия Холокоста в действии. Все те, о ком идет речь в моей книге, получают прибыли от индустрии. Они молчат и вынуждают молчать других, но, ручаюсь, чувствуют, что земля затряслась под ними.

Но я, тем не менее, не одинок. Я получил положительную оценку от профессора Рауля Хилберга, высшего авторитета в области Холокоста в Штатах. Бразильский журналист запросил его мнение о моей книге, и Хилберг ответил, что еврейские организации, действительно, зашли слишком далеко в своих требованиях компенсации, и что они сознательно преувеличивают число выживших жертв нацизма. Он назвал подобные формы эксплуатации трагедии Холокоста непристойными. Этого слова даже я не употреблял.

- Ваше "Я обвиняю!" - или изложение вашей точки зрения - затрагивает не только "коррумпированные" еврейские организации, вроде Всемирного еврейского конгресса, и их лидеров, вроде миллиардера Эдгара Бронфмана, президента ВЕК, и владельца богатейшей недвижимости Израиля Зингера, генсека ВЕК. Вы также подвергли нападкам Эли Визеля. Объясните, почему?

- Эли Визель - это удивительный тип. В частном порядке над ним смеются. Вы знаете, конечно, знаменитое выражение Аббы Эбана: "Нет бизнеса, подобного Шоа-бизнесу"1 . Это сказано именно об Эли Визеле. Поэтому можно сказать, что я не первый, кто назвал короля голым, но публично - это сделал именно я.

- А не выглядит ли это несколько мелочным - упрекать его за "25-тысячные гонорары за лекции, плюс лимузин"?

- В чем же вы видите мелочность? Он превратил Холокост в шоу-бизнес, где он выступает в качестве страдальца, расписывая свою боль и самопожертвование, одновременно зарабатывая на этих "страданиях". Он постоянно рассказывает о своем детстве, проведенном в Бухенвальде, и о том, как он ныне скромно живет в Верхнем Ист-Сайде в Манхэттене. И о своих книгах. Но, конечно, всегда забывает рассказать о том, что его "скромная" квартира стоит тысячи долларов в месяц.

- Защитники Визеля доказывают, что благодаря людям, подобным ему, мы лучше понимаем всё, что касается геноцида в современном мире.

- Благодаря Эли Визелю, мы имеем искаженную, изуродованную, а если откровенно, - то бессмысленную версию нацистского Холокоста. И знаем мы о геноциде лишь то, что выгодно Соединенным Штатам и Израилю. О том, что им невыгодно, молчат. Есть нечто абсурдное - если не комичное - в том, что Соединенные Штаты возвели музей, посвященный памяти евреям-жертвам нацистского геноцида, а не жертвам собственного геноцида: например, музей, посвященный памяти миллионов жертв негритянского рабства или памяти миллионов жертв истребленного коренного населения - индейцев.

Эли Визель - ведущий пропагандист доктрины "уникальности" Холокоста, одной из трех догм, внедренных в идею Холокоста. Это для него Холокост "ведет во мрак", "отрицает все вопросы", "лежит вне знания и описания" и так далее. Подобные формулировки, скорее, затемняют, нежели проясняют суть дела. Доктрина "уникальности" - ограниченна интеллектуально и дискредитирована морально, поскольку она предполагает, что страдания жертв-неевреев "нельзя сравнивать" со страданием евреев. Но ее можно превосходно использовать для политических целей: уникальные страдания, естественно, уникально и вознаграждаются.

Догма "уникальности" Холокоста оказывает пагубное влияние на научные исследования. Возьмите, к примеру, работу Гюнтера Леви "Преследование цыган нацистами". Она была опубликована год назад в "Оксфорд юниверсити пресс" и получила восторженную оценку историка Холокоста Сола Фридландера за ее "огромное сочувствие" к его основному тезису: цыгане не страдали так, как евреи, и отношение к ним нацистов геноцидом назвать нельзя. Цыгане, утверждает Леви, тоже расстреливались нацистскими "эйнзатцкоммандо", но совсем по другой причине, чем евреи, - их подозревали в шпионаже. Цыган тоже депортировали в Освенцим, как и евреев, но лишь для того, чтобы "избавиться от них, а не истреблять". А если цыган и убивали в газовых камерах, как евреев, то причиной была эпидемия тифа среди них. Цыгане тоже подвергались стерилизации, как и евреи, но не для прекращения их размножения, а "для предотвращения загрязнения арийской крови".

А теперь попробуйте вообразить, что в этой книге слово "цыгане" заменено на "евреи", и вам не трудно представить себе, какая буря возмущения поднялась бы среди общественности и ученого мира.

- Вы упомянули об "американском геноциде". Но ведь это - дела совершенно иных эпох?

- Ошибаетесь. В августе 1944-го Дуайт Эйзенхауэр и Генри Моргентау (еврей, между прочим) предложили так называемый "план Моргентау" - осуществить коллективное наказание немецкого народа по окончании Второй мировой войны. Этот план имел в виду заморить голодом гражданское население Германии, миллионы немцев, - точная копия того, что нацисты делали на оккупированных территориях России и Украины. И хоть официально план был отвергнут, на практике он успешно осуществлялся.

В марте 1946-го сенатор Лангер говорил в Сенате: "Мы впутались в то, что представляет собой фанатичный заговор по истреблению германского народа путем возложения на него вины за зверства, учиненные его лидерами. Создатели этого плана поставили своей целью истребление европейской нации, не задумываясь ни о последствиях, ни о наших собственных моральных принципах, ни о мировом скандале. Мы все видели трупы, откопанные американскими и британскими армиями, трупы замученных голодом людей, детей, превращенных в скелеты. Мы были в ужасе. А теперь, к нашему ужасу, мы узнаем, что сами делаем то же самое, еще в больших масштабах, по отношению к нашему бывшему врагу".

В результате Плана Моргентау миллионы немцев погибли в 1945-50 гг. от голода и болезней. Это был сознательный геноцид, организованный нашим правительством. Думало ли когда-нибудь это правительство о выплате компенсации его жертвам? Нет. Почему? Потому что, по понятиям палачей, геноцид есть зло, только когда он исходит от других.

Не зря говорят, что евреи, так пострадавшие от преследований нацистов, многому научились у них. В Израиле весьма популярен термин "арабрайн" - очищенный от арабов. Вы догадываетесь, откуда это взято?

- Вы назвали одну из трех "догм" Холокоста. В чем заключаются остальные две?

- Вторая догма: Холокост - это наивысшая точка, которой достигла извечная иррациональная ненависть неевреев к евреям. В соответствии с этой догмой, евреи истреблялись во время войны потому, что все неевреи были либо активными добровольными палачами, либо пассивными коллаборационистами, желавшими их истребления. Это - печально известная концепция Дениела Голдхагена, изложенная в его книге "Добровольные палачи Гитлера", не имеющей ни малейшей научной ценности.

А американская писательница Синтия Озик выразила эту идею так: "Мир желает избавиться от евреев. Мир всегда хотел уничтожить их". Эта догма имеет логичное следствие: если неевреи постоянно стремятся уничтожить евреев, то евреи имеют право защищать себя всеми доступными способами. Об этой доктрине извечной ненависти неевреев к евреям уважаемый израильский ученый Боас Эврон заметил: "Это фактически равносильно сознательно развиваемой паранойе. Такая ментальность заранее оправдывает бесчеловечное отношение евреев к неевреям, ибо для этого разработана особая мифология, гласящая: все неевреи сотрудничали с Гитлером в деле уничтожения евреев. А раз так, то евреям в их отношении к неевреям всё дозволено".

Я для такого случая ввел бы понятие "базисный Холокост", отличающее изучение реального Холокоста от литературы о нем. Упомянутая литература, к которой относится и книга Голдхагена, основана на двух упомянутых догмах: уникальность Холокоста и вечная иррациональная ненависть неевреев к евреям.

- А не мог ли успех книги Голдхагена, хотя бы частично, стать причиной почти мазохистского чувства вины, распространившегося в некоторых частях Европы?

- Это маловероятно. Эта книга, между прочим, стала бестселлером и в Штатах, а Штаты не имеют ничего общего с нацистским Холокостом.

- Каковы же главные аргументы вашей книги?

- Мой главный аргумент изложен достаточно просто. Он состоит из двух частей. Первая - касается вопроса, почему проблема Холокоста появилась в США лишь после Шестидневной войны 1967 года. Как это произошло? В послевоенные годы еврейские лидеры Америки, стремясь расположить к себе правительство, проводившее денацификацию Германии, тщательно скрывали правду о Холокосте от общественности. После войны 1967 г. Израиль превратился в ключевого союзника США на Ближнем Востоке. Еврейские лидеры Америки, прежде относившиеся к Израилю весьма прохладно (они боялись быть обвиненными в "двойной лояльности"), теперь стали восторженными поклонниками еврейского государства. Отныне евреи стояли на передовой линии, защищая американские интересы на Ближнем Востоке, и одновременно с этим стремительно рос процесс ассимиляции евреев в США. Представляясь естественными посредниками между американским правительством и его "стратегическими интересами" на Ближнем Востоке, еврейская элита получила возможность проникнуть в святая святых американских внутренних эшелонов власти. Дабы избежать неминуемой критики за подобную "гибкость", еврейские лидеры "вспомнили" о нацистском Холокосте, который, соответственно оформленный идеологически, стал могучим оружием в их руках, могучим идеологическим оружием в израильско-палестинском конфликте.

Вторая часть моего главного аргумента: индустрия Холокоста своими поступками свела к нулю моральное воздействие, вытекающее из страданий еврейского народа. Уже хотя бы только по этой причине она должна находиться под общественным контролем.

- Скажите, что, собственно, заставило вас написать эту книгу?

- Эта книга - результат 15-летних раздумий. Занимаясь вопросом денежной компенсации для моей матери, я столкнулся с документами, привлекшими мое внимание к проблемам Холокоста. В одном из них я увидел точное определение понятия "жертва нацистского Холокоста". И там же я узнал, что множество евреев искусственно подгоняли себя под это определение, чтобы и на них мог распространиться германский закон о выплате компенсаций. Евреи, находившиеся во время войны в СССР, под этот закон не подпадали. И я, к своему изумлению, увидел, какое множество людей представило лживые заявления, что было совсем не сложно, поскольку никаких доказательств, ни за, ни против, не имелось вообще. Только пребывание в Освенциме могло быть доказано.

Там же я обнаружил тексты прежних соглашений - Люксембургские соглашения 50-х гг. В соответствии с ними, правительство Германии выплатило евреям около 50 миллиардов долларов по нынешнему курсу. И дополнительно оно выплачивало еще 10 миллионов ежегодно, с 1953 по 1967 годы, Конференции по искам к Германии о возмещении убытков, нанесенных евреям. Это миллиард долларов по нынешнему курсу. И немцы утверждали, что только 15 процентов этих денег попали к жертвам нацистов. Огромная часть их, согласно Роналду Цвейгу, эксперту в этом вопросе, была передана еврейским общинам арабских стран, вроде Ирака, а также институтам, вроде мемориала Яд Вашем в Израиле.

И вы знаете, почему деньги не были отданы жертвам полностью? Это, пожалуй, самое пикантное! Еврейские организации официально заявили, что нуждающихся жертв больше нет. Что все получили всё, что им положено! А теперь, забыв об этом своем утверждении, они требуют новые миллиарды, заявляя, что все эти годы жертвы нацизма пребывали в нищете, поскольку Германия не платила денег. Что вы на это скажете?

- Ваша мать получила 3500 долларов сразу после войны. Что было потом?

- В 50-х годах моя мать, математик, работавшая в Манхэттене в банке "Чейс", была на приеме у врача по поводу нервного истощения. Врач сказал ей, что причиной ее болезни является не пребывание в Майданеке, а невозможность приспособиться к жизни в Штатах. Естественно, что при таком диагнозе Конференция по искам не выплатила ей ничего. А Конференция ведь и была создана для выплаты денег людям, вроде моей матери, - тем, кто получил недостаточную компенсацию из начальной репарации. Подобные случаи должны были быть рассмотрены и скорректированы - выплатой из огромных сумм, находящихся в распоряжении Конференции. Но мать не получила ни пенса. Зато так называемые "выдающиеся еврейские лидеры" и раввины получили все сполна.

А вот отец, чудом переживший Освенцим, получил от Германии пожизненную пенсию. Ее выплачивали аккуратно, без опозданий и осложнений; я до сих пор помню голубые конверты, приходившие из Трира. У отца в старости была болезнь Альцгеймера, и я был его опекуном. Раз в три месяца я заходил в германское консульство, чтобы получить пенсионные чеки и представить свидетельство, что отец еще жив. Он получал 600 долларов в месяц, и всего ему выплатили 250 000.

И все жертвы Холокоста, с кем я беседовал, говорили мне одно и то же: мы желаем получать деньги, распределяемые германским правительством; мы не хотим иметь дело с еврейскими организациями. Мне представляется, что это - одно из самых страшных проявлений индустрии Холокоста: жертвы нацизма больше доверяют германскому правительству, нежели еврейским организациям.

- Согласитесь, что вы несколько непоследовательны. С одной стороны, вы утверждаете, что еврейские организации вымогают слишком много денег, а с другой - что жертвы нацизма, вроде вашей матери, получили недостаточно.

- Некоторые неправильно истолковывают мою книгу, полагая, что я против выплаты компенсации. Ни в коем случае! Компенсация непременно должна выплачиваться. Но деньги должны поступать к настоящим жертвам, а не к фальшивым, и не даваться еврейским общинам и организациям.

- Ваши родители пережили Катастрофу. Разве это не делает вас жертвой, принадлежащей ко второму поколению?

- На мой взгляд, концепция "второго поколения" отвратительна. Это просто попытка вымогательства за счет Холокоста денег для людей, не имеющих к нему никакого отношения. Если бы я стал излагать нечто подобное маме, она влепила бы мне хорошую затрещину, причем была бы абсолютно права!

- Вы имеете в виду, хоть и не заявляли это со всей определенностью, что действительные жертвы Холокоста - это те евреи, что были в концлагерях. А как отнестись к евреям, бежавшим в СССР, вернувшимся обратно и потерявшим все, что у них было? Почему они не могут считаться жертвами Холокоста?

- Можете их считать таковыми. Но тогда миллион палестинцев, изгнанных и бежавших из родных мест и потерявших всё, тоже, выходит, надлежит считать "жертвами Холокоста". Если вы делаете это определение столь гибким и всеобъемлющим, что оно включает и беженцев, то относите его ко всем беженцам.

- Это было бы несправедливо по отношению к настоящим жертвам Холокоста.

- Справедливость тут не при чем. Вы не можете, с одной стороны, доказывать, какую огромную моральную нагрузку несет в себе термин "жертва Холокоста", а с другой - принижать его, включая в это понятие всех. Как вы понимаете, существует разница между теми, кто жил во время войны в Манхэттене, и теми, кто погибал в Освенциме.

- Но те, кто жил в Манхэттене, кажется, и не называют себя жертвами Холокоста?

- Ну как же, Израиль Зингер заявил, что поскольку целью Гитлера было уничтожение всего мирового еврейства, - любого пережившего войну еврея надлежит рассматривать как жертву Холокоста. ВЕК, требуя выплаты компенсаций, исходит именно из этого.

- Вы в своей книге заходите так далеко, что утверждаете: "индустрия Холокоста" стала чуть ли не бтльшим ревизионистом Холокоста, чем самые яростные ревизионисты. Как это понимать?

- Очень просто. Недавно израильское правительство официально объявило о существовании миллиона жертв Холокоста. 960000, если быть точным. В то же время, Всемирный еврейский конгресс сообщил, что, начиная с 1990 года, ежемесячно умирало 10 000 жертв. Следовательно, в 1990-м их должно было быть на два миллиона больше. С другой стороны, известно, что в 1990 году сохранилось не больше четверти числа жертв, бывших живыми после окончания войны. Сделайте несложный подсчет, и вы увидите, что число жертв Холокоста на май 1945-го составляло 8 миллионов человек. Но ведь в оккупированной нацистами Европе евреев было меньше восьми миллионов. Другими словами, если официальные цифры правильны, то Холокоста, выходит, и не было! Как говорила моя покойная мать: если поверить, что все именующие себя жертвами Холокоста ими действительно являются, то кого же уничтожил Гитлер?

Другой пример. Во время нынешних переговоров о возмещении за рабский труд евреев, заключенных в лагерях, Конференция по искам сознательно многократно завысила число бывших евреев-рабов. Делая это, Конференция сама толкает людей на ревизию Холокоста: ведь чем больше выживших рабов, тем меньше число погибших. Вот эти фальшивки и ставят индустрию Холокоста в один ряд с ревизионистами, отрицающими Холокост.

- Каков третий тезис вашей книги?

- Я утверждаю, что индустрия Холокоста повинна в двойном вымогательстве: в растрачивании денег, полученных от европейских правительств, и в утаивании их от истинных жертв нацизма.

Почти все требования, предъявленные индустрией Холокоста швейцарским банкам, - либо фальсифицированы, либо обильно сдобрены ложью. Итоговый документ Комиссии Волкера (Volcker Committee) признаёт, что не было систематического отказа жертвам Холокоста или их наследникам в доступе к счетам швейцарских банков после войны, как не существовало систематического уничтожения банковских документов с целью сокрытия счетов.

Наиболее важное открытие, изложенное в моей книге, - это то, что США, наряду со Швейцарией, были местом, куда стекались еврейские деньги во время войны. Возникает естественный вопрос: что стало с этими деньгами, лежавшими на счетах жертв Холокоста, в американских банках? Во время слушаний в Конгрессе дела о швейцарских банках, свидетель-эксперт профессор Сеймур Рубин из Американского университета был вызван для дачи показаний по этому поводу. И он показал, что отчеты американских банков много хуже швейцарских: "Соединенные Штаты предприняли весьма ограниченные меры, чтобы идентифицировать наследников этих счетов и выплатить им деньги. Выплата составила всего полмиллиона долларов, тогда как швейцарские банки выплатили 32 миллиона, еще до предъявления запроса Волкера". "Нью Йорк Таймс" посвятила целую страницу отзыву о моей книге, полному личных оскорблений в мой адрес; но не упомянула ни единым словом об этом сделанном мною поразительном - и убийственном - открытии.

Индустрия Холокоста потребовала от швейцарских банков окончательной выплаты до завершения работы Комиссии Волкера по причине того, что "нуждающиеся жертвы Холокоста умирают ежедневно". А когда в августе 1998 года швейцарцы согласились выплатить 1.25 миллиарда долларов, эта паническая срочность сразу исчезла. Два с половиной года прошло с тех пор, а действительные жертвы не получили из этих денег ни единого цента.

Претензии еврейских лидеров к Швейцарии вообще отличаются крайним лицемерием и двойным стандартом. Ведь, подобно Швейцарии, США запрещали въезд немецким евреям, бежавшим от нацизма до и во время войны. И наше правительство никогда не задумывалось о том, чтобы как-то компенсировать эту свою несправедливость. Крошечную Швейцарию невозможно сравнить сo Штатами, а ведь обе страны приняли одинаковое число беженцев - примерно 20 000 в период нацистского Холокоста.

- Вы упомянули, что в 1998 г. швейцарские банки перевели 1.25 миллиардов долларов еврейским организациям за сокрытые счета евреев. Должны ли, по-вашему, банки получить эти деньги обратно?

- Этими делами должен заниматься международный Трибунал по рассмотрению материальных исков, но не Всемирная еврейская организация по возмещению убытков. Иски должны быть рассмотрены, и деньги должны получить те, кто заслуживает этого.

- Вы категорически возражаете против возвращения утраченной собственности 3.5 миллионам евреям, жившим до войны в Польше. Почему? Ведь ваши родители родом из Польши, и вы, следовательно, могли бы получить какие-то деньги.

- Нет! Мы никогда не считали себя причастными к этому и не хотели этих денег. Мой дед со стороны матери владел небольшой лесопилкой. Еврейские организации требуют возвращения собственности деда, не испросив нашего согласия. А мы его не давали никогда, потому что это напоминает ограбление могил.

Я говорю - довольно! Американские евреи достаточно богаты. И не следует сгонять польских крестьян с их земли, поляков - из их домов, и больных - из больниц, чтобы еще больше разбогатеть и чтобы вызвать ненависть к евреям. Господин Бронфман недавно продал свой "Сигрэм" за 25 миллиардов. Это, согласитесь, много. Не следует выжимать из поляков последнее.

- Вы когда-нибудь бывали в Освенциме?

- Нет. 40 лет я прожил с Холокостом. Этого вполне достаточно, и мне не требуется больше. Я не отношусь к тем "жертвам второго поколения", которые для развлечения и острых ощущений ложатся в газовые камеры.

- Вы посвятили свою книгу памяти родителей, умерших в 1995-м. Вы полагаете, что они одобрили бы книгу?

- Мама была одним из самых умных людей, которых я знал. Я вложил в книгу многие из ее суждений, поэтому, думаю, книга ей бы понравилась. Насчет отца - не знаю. Он не любил говорить об этом.

- А у вас не было сомнений насчет того, что ваша книга попадет не в те руки и ее используют именно против того, что вы защищаете?

- Я думал об этом, и я понимаю, что с этой книгой могут возникнуть проблемы. Проблемы морального характера. И я спрашивал себя: что представляет собой большую опасность, индустрия Холокоста или его отрицание? Они опасны в равной степени. Своей книгой я хотел обезоружить как индустрию Холокоста, так и тех, кто его отрицает.

- Но как же вы обезоружите отрицающих? Теперь они завопят: "Ага, мы же говорили!".

- Вы помните слова Дэвида Ирвинга на суде в Англии: "Мы видим, как ежедневно рождается новая жертва Освенцима". К сожалению, он имел право сказать так. Если судить по цифрам, предлагаемым индустрией Холокоста, то дело обстоит именно так. Обезоружить отрицающих можно только одним путем: перестать лгать и начать опираться на точные исторические данные. По-настоящему изучать Холокост мы можем, только превратив его из легенд и мистики в предмет строгого научного исследования. А для этого необходимо прикрыть бизнес индустрии Холокоста.