Иммиграция китайцев в Россию

Опубликовано: 16 сентября 2001 г.
Рубрики:

Чайнатауны, китайские рестораны, рыбные рынки и овощные лавки, дешевые китайские товары, - все это стало привычным ландшафтом американской повседневной жизни. Однако для русских, наплыв китайцев после распада СССР ассоциируется с "китайской угрозой", с возможной потерей дальневосточных регионов России. Некоторые российские политики и политологи считают, что для России самая большая проблема национальной безопасности не Кавказ и Средняя Азия, а Восточная Сибирь и Дальний Восток. "Если в ближайшее время не будут созданы реальные условия для развития Дальнего Востока, то через несколько десятилетий русское население будет говорить на восточных языках" - заявил Путин на совещании по проблемам развития Дальнего Востока и Приморья.

Совершенно естественно возникает вопрос - существует ли реальная угроза дальневосточным регионам России в связи с инфильтрацией китайцев? Или этот процесс является исторически закономерным, и его лишь необходимо контролировать и ввести в законодательные рамки?

Перед первой мировой войной на Дальнем Востоке проживало около150 тысяч китайцев. Они внесли значительный вклад в первоначальное освоение российского Дальнего Востока. Однако с начала прошлого века и, особенно, после поражения России в войне с Японией, тезис о "желтой опасности" стал чрезвычайно популярен в российских верхах. Это привело к тому, что Россия перешла к ограничительной политике в области иммиграции. В первое время после Октябрьской революции власти относились к китайцам доброжелательно, многие из них принимали активное участие в гражданской войне на стороне большевиков. Однако по мере усиления напряженности на Дальнем Востоке, Сталин депортировал китайцев из СССР.

После краха в СССР коммунистической системы началась иммиграция китайцев, в основном, нелегальная, в пограничные регионы Дальнего Востока и Восточной Сибири. Время от времени в российских СМИ появляется устрашающая информация о миллионах китайцев, однако, по подсчетам специалистов, их численность в пограничных районах от Иркутска до Приморского края оценивается в пределах 300-400 тысяч человек.

Что же привлекает китайцев в России? Дело в том, что население северо-восточного Китая быстро растет и уже превышает 150 миллионов жителей, они ищут приложения своих сил и капиталов. Чрезвычайно велика здесь безработица, особенно среди молодого поколения. В то же время население российских регионов, расположенных вдоль китайской границы, насчитывает всего 10 миллионов человек и постоянно уменьшается, а экономика Дальнего Востока дышит на ладан. Вымогательства, таможенный произвол - все это ведет к тому, что иностранные компании развитых стран опасаются инвестировать в Дальний Восток. В то же время китайцы довольно успешно адаптируются к любым условиям. Хаос в законодательной базе, коррупция, взяточничество - это хорошо знакомые для них условия.

Как показали опросы, большинство китайских иммигрантов в России хотели бы открыть свой ресторан, магазин, мелкое производство. Их влечет не только возможность заниматься выгодным бизнесом, но и иметь столько детей, сколько они хотят. Значительная часть китайских иммигрантов имеют среднее или высшее образование. В России они чувствуют себя более свободно, чем на родине.

В ряде городов России появились китайские общины, и одна из наиболее крупных - в Москве. В столице проживает наиболее образованная часть китайских иммигрантов, их средний возраст 23-25 лет, около половины из них холостяки. Уже ощущается довольно заметное социальное расслоение среди иммигрантов. Некоторые из них арендуют или владеют квартирами и дачами, ездят на собственных машинах. Но большинство снимают комнаты в общежитиях. Китайцы смотрят спутниковое китайское телевидение, читают китайские газеты, которые выходят в Москве. Живут китайцы обособленно и крепко держатся друга за друга. Эта черта менталитета характерна вообще для китайских общин во всем мире. С одной стороны она способствует адаптации китайцев к местным условия, с другой - создает базу для криминала внутри общины. Московские власти обсуждают вопрос о создании в столице "чайнатаун", предполагается выделить им территорию на окраине столицы.

Возможность проживания китайцев в России зависит от отношения к этой проблеме центра, местных властей и населения. Правительство склоняется к повторению в той или иной мере царской политики ограничения иммиграции. В результате - увеличивается число нелегальных иммигрантов и происходит выталкивание их в теневые сферы экономики. Отношение к этой проблеме местных властей, и, прежде всего, в дальневосточных регионах России - не однозначно. С одной стороны, они поддерживают с помощью своих СМИ стереотипы о китайской угрозе и выступают против разрешения китайцам создавать свои предприятия, покупать дома и землю, опасаясь, не без основания, конкуренции. С другой стороны, местные власти и, связанные с ними предприниматели, заинтересованы в нелегальной китайской иммиграции, которая стала важным фактором их обогащения. Они довольны дешевой и добросовестной китайской рабочей силой и отсутствием какой-либо ответственности за её использование.

О том, куда идут деньги, заработанные на пограничной торговле, дает представление положение дел в двух пограничных городах, расположенных на разных сторонах реки Амур - китайском Хэйхэ и российском Благовещенске. Еще 10 лет назад, Хэйхэ был бедной деревушкой, а сейчас он превратился в процветающий торговый центр с высотными домами. Он построен за счёт российских "челноков". В Благовещенске фирма "Амурасо", связанная с местным начальством, взимала значительно большую пошлину, чем китайские власти, но никакого блага эти деньги городу не принесли. Куда они ушли - никто не знает, хотя все догадываются.

Местные власти всячески раздувают представления о криминальном характере китайской иммиграции. Большую огласку получила облава на казино "Аристократ" во Владивостоке. По заявлению милиции, там было задержано насколько лидеров китайских преступных группировок, якобы связанных со знаменитыми китайскими гангстерскими синдикатами - "триадами". Однако, по мнению специалистов, более реальную опасность представляют не полумифические "триады", а хорошо налаженное сотрудничество между китайскими "белыми воротничками", контролирующими производство трепанга, торговлю лесоматериалами, цветными металлами, с местной администрацией и криминальным бизнесом. Китайцы, которые хотели бы заниматься легальным бизнесом, жалуются на отсутствие ясного законодательства и всевластие милиции.

Отношение местных жителей к китайцам скорее негативное. Ослабление связей дальневосточных регионов с европейской частью России, тревожная память о недавнем советско-китайском противостоянии, напористость китайцев, их неприхотливость, быстрый рост численности, способствуют активизации стереотипа "засилья китайцев". Они видят в китайской иммиграции опасность для своего существования и, в той или иной степени, поддерживают требование об их депортации, закрытии границы и т.д. В то же время, многие жители Дальнего Востока отмечают положительные качества китайцев - их трудолюбие, добросовестность, отсутствие пьянства. Что касается самих китайцев, то большинство рассматривает отношение к себе со стороны местного населения как доброжелательное. Они подчеркивают доброту, сердечность, гостеприимство, легкость характера русских. К их негативным качествам китайцы относят пьянство и лень.

В отношении возможного решения иммиграционной проблемы в России существуют две основные концепции. Первая, "агрессивно-патриотическая": китайцев надо ставить в жесткие рамки, ограничивать их возможности, так как чрезмерная китаизация региона чревата потерей контроля над ситуацией. Вторая, "либерально-фаталистическая": "никуда нам от китайцев не деться".

По мнению сторонников жесткой линии нельзя предугадать, как поведет себя Китай, став сверхдержавой. Несмотря на то, что в 1990 годах была проделана большая работа по урегулированию пограничной проблемы, китайское руководство в своей пропагандистской деятельности продолжает утверждать, что царская Россия оккупировала значительные территории по реке Амур и к востоку от Уссури. В связи с этим не может не возникнуть опасность, что миллионы китайцев в России станут важной базой влияния Пекина на Дальнем Востоке... Из истории известно, что когда Китай становился сильнее своих соседей, то он начинал относиться к ним как к варварам или вассалам. Опыт миграции китайцев в страны Юго-Восточной Азии показал, что если первые поколения китайцев работали в качестве кули, то последующие породили коммерсантов, банкиров, политическую элиту. Причем, они никогда не прерывали связей со своей старой родиной и, по мере возможности, её поддерживали. В настоящее время именно десятки миллиардов долларов, вложенных зарубежными китайцами в экономику КНР, являются одним из важнейших факторов модернизации Китая.

По мнению сторонников второй концепции, центр будет еще долго не в состоянии оказывать поддержку своим дальневосточным регионам. Известные российские демографы считают, что китайскую иммиграцию невозможно остановить, поэтому её необходимо использовать в интересах России. По их мнению, если к середине нынешнего века на Дальнем Востоке будут проживать от 15 до 20 миллионов китайцев, и если им дадут возможность честно трудиться и платить налоги, то только в этом случае дальневосточные регионы смогут выжить и остаться в составе России. Влиятельная консультативная организация "Совет по внешней и оборонной политике" опубликовала недавно доклад, в котором говориться, что необходимо снять страхи о "желтой угрозе", приучить людей к этнической терпимости, объяснить выгоды этнической иммиграции. Для этого, считают авторы доклада, правительство должно принять федеральный закон, предоставляющий иммигрантам более широкие права, и, прежде всего, право проживать и покупать земельные участки.

А пока среди политической и академической элиты России продолжаются дискуссии в отношении так называемой "миграционной дыры", китайцы продолжают "осваивать" территорию России. Самая последняя информация: городские власти Санкт-Петербурга решили строить свой, местный "Чайнатаун".