О чем говорят имена

Опубликовано: 1 ноября 2001 г.
Рубрики:

В Штатах очень популярен следующий анекдот. Китаец и еврей рядом сидят в баре. Внезапно еврей сбрасывает китайца со стула на пол. "Ты что сдурел? - возмущенно спрашивает китаец, сидя на полу. - Какая муха тебя вдруг укусила?" "А это тебе за Перл-харбор!" - отвечает еврей. "За Перл-харбор? Идиот, там же были японцы, а не китайцы!" "Какая разница!" - пожимает плечами еврей. Китаец встает, они некоторое время сидят спокойно, а потом на пол летит еврей. "Это тебе за потопленный евреями "Титаник"!" - злорадно заявляет китаец. "Титаник"? Идиот, причем тут евреи? Ведь "Титаник" погиб из-за айсберга?" - возмущается еврей. "Айсберг, Вайсберг, Гликберг, Гринберг! Какая разница!"

Действительно, какая разница, и откуда всё это взялось? Говоря об истории еврейских личных имен и фамилий, необходимо подчеркнуть, что они в точности повторяют еврейскую историю, столь различную на разных ее этапах. Древнейшая традиция предполагала имена с обязательным смысловым значением, носящим характер благословения, и употребление имени было строго однократным. Поэтому среди 2000 личных имен, упоминаемых в Библии, повторений почти не наблюдается. Традиция называть детей в честь знаменитых предков и просто в честь покойных родичей пришла много позже.

Вплоть до реформы царя Иосии в 621 г. до н. э. в тогдашнй Палестине (Ханаане) царила полная веротерпимость, вера евреев в единого Бога была делом отнюдь не обязательным, и большинство их носило имена, в основе которых лежало слово "Баал" - имя общеханаанского главного божества: имена типа Этбаал, Исхарбаал и им подобные. Когда же царь Иосия провел свою знаменитую реформу, категорически запретив терпимость к иным богам и введя жесткий монотеизм, основой еврейских имен стали "Эль", "Эли", "Йехо" ("Йего"), "Йаху" - т.е. корни слов "Бог" и "Яхве". Так появились имена типа Элиягу, Бецалель или Егошуа, трансформировавшееся позднее в греческое Иисус.

Во все времена своей истории евреи использовали имена, бытовавшие среди населения страны их проживания. Или приспосабливали свои собственные имена к местным традиционным. В библейские времена на земле Израиля полное имя употреблялось в обычной форме "такой-то сын такого-то": Иегошуа бен Нун или Шломо бен Давид. И независимо от того, каким изменениям подверглись древнееврейские имена, этот принцип в религиозном плане сохранился вплоть до наших дней. Так, если в общежитии американского еврея зовут, допустим, Натан (Нэйтан) Азбель, то для религиозных целей он - Ниссен бен Исроэль, как его назвали при рождении.

Естественно, что не все еврейские имена имеют древнееврейское происхождение. Когда наступило время Вавилонского плена, появились и местные (вавилонские) имена: Мордехай (от Мардука, главного бога вавилонян) или Эстер (от Астарты, вавилонской богини любви и войны). А когда часть евреев вернулась обратно в Иудею, ими предводительствовали два князя, носившие чисто вавилонские имена - Шешбацар и Зерубабель. Точно так же впоследствии широко бытовали арамейские имена - их легко распознать по началу "Бар", соответствующему древнееврейскому "бен" - сын: Бар-Там, Бар-Гуш или Барракиб.

В каждом столетии и в каждой стране евреи либо меняли свои имена, либо приспосабливали их к местным условиям. В эпоху Второго храма в Иудее и других районах расселения, находящихся под влиянием эллинистической культуры, даже еврейские правители, первосвященники и раввины-толкователи Торы носили наиболее характерные греческие имена - такие, как Александр, Гиркан, Лисимах, Ясон, Деметрий и Антигон. В эпоху римского владычества в еврейской римской общине были общеприняты такие имена, как Руф, Друз, Саллюстий или Юстин. Очень часто имел место буквальный перевод древнееврейских имен на греко-римские: Цаддок (праведный) становился Юстом (вспомним известного историка, соперника Иосифа Флавия, Юста Тивериадского); Едида (дружба, любовь) превращался в Филона (знаменитый Филон Александрийский); а Натаниэль (дар Божий) трансформироваолся в Теодора.

Во время расцвета еврейской культуры в арабской (мавританской) Испании и других странах ислама, евреи носили как древнееврейские, так и чисто арабские имена. Например, имена двух крупнейших еврейских мыслителей средневековья - Маймуни (Маймон) и Саадья - чисто арабские. Очень часто соединительное слово "бен" (сын) превращалось в арабское "ибн" (теперь оно звучит как "бин") - так появились Соломон ибн Габироль и Авраам ибн Эзра, известные чаще просто как Ибн Габироль и Ибн Эзра.

В эпоху средневековья и в последующие столетия личные имена немецких евреев, естественно, превратились в немецкие: Зюсскинд (сладкое дитя), Ганс, Вольф, Гирш, Беер (всё - имена животных) - имена для мужчин; Генендль, Фрометль, Крейндль - для женщин. И здесь наблюдалось одно удивительное явление: по мере того, как шли века, немцы применяли свои старинные имена все реже и в конце концов просто забыли о многих из них; еврейская же традиция называть новорожденных именами покойных деда и бабки прочно сохраняла употребление этих имен. Вот почему и получилось, что такое имя, как Гирш, из чисто немецкого стало чисто еврейским.

Точно то же происходило во Франции. Еврейские мальчики носили имена, вроде Вив, Бонфиль или Дёлекрес, а девочки - Флёр-де-Ли или Пресьё. Древнееврейским именам находили приблизительный французский эквивалент, и Обадья (слуга Божий) становился Серфдьё, Эльханан (Богоданный) превращался в Дьёдонэ, а Исайя (Божье спасение) - в Дьёсо.

И если сегодня многих поражает, каким образом вообще могли сохраниться до наших дней древнееврейские имена, то ответ на это прост и однозначен: это могло произойти только благодаря упоминавшемуся выше обычаю называть детей в честь покойных деда и бабки. Это можно отлично проиллюстрировать на примере средневекового французского раввина Мешулама бен Моисея (Моше), пожелавшего составить свое родословие. Ему удалось проследить непрерывную линию предков в течение 14 поколений и 350 лет. Начиная с него самого, ствол его генеалогического древа выглядел так: Мешулам бен Моисей бен Итиэль бен Моисей бен Калоним бен Мешулам бен Калоним бен Моисей бен Калоним бен Итиэль бен Моисей бен Мешулам бен Итиэль бен Мешулам. Всего четыре имени на четырнадцать поколений!

Была и еще одна серьезная причина. Европейские евреи на протяжении долгих столетий жили в изолированных гетто и рассматривались как чужаки, иностранцы, которым, например, служба в национальной армии была воспрещена. Еврейские общины облагались высокими налогами, но не индивидуально, а коллективно, и сборщикам налогов не было никакого дела до того, как распознать того или иного отдельного члена общины. Когда крестоносное воинство на пути к своей цели учинило евреям всеевропейскую бойню, огромное число их бежало на северо-восток Европы, а оставшиеся общины (вроде франкфуртской) замкнулись еще больше в своем тесном кругу, и им фамилии уж вовсе были ни к чему.

Наступил 18-й век, Век Просвещения, когда в силу политических, экономических и социальных причин начали рушиться стены европейских гетто. С этого времени у центрально-европейских евреев появляется страстное желание "стать такими, как все". Если Моше бен Менахем еще раньше превратился в Моисея бен Менделя, то теперь, прибыв в Берлин из Дессау, он идентифицировал себя по-европейски: Моисей Мендельсон (т.е. сын Менделя). Такой вариант смены имен знаменовал собой особо важную веху в европеизации евреев. Нечто подобное происходило при эмиграции тогдашних евреев в Новый Свет: колониальные власти не могли зарегистрировать Хаима бен Соломона под таким именем, а членов его семьи - под совершенно иными именами. Поэтому прибывший в Америку становился просто Хаимом Соломоном, и все его чада и домочадцы приобретали на будущее постоянную фамилию Соломон.

После раздела Польши между Россией, Пруссией и Австрией, австрийский император Иосиф II (1780 - 1790) выпускает специальный декрет, предписывающий всем евреям империи (особенно на новых территориях - в Галиции и Буковине) перейти с "Моисея бен Менделя" на раз и навсегда фиксированную фамилию, - в целях упорядочения регистрации и правильного налогообложения. Евреи-традиционалисты отчаянно сопротивлялись этому нововведению ("европеизации", как они это называли): за исключением римлян, древний мир не знал родовых имен, первыми их сочли нужным ввести венецианцы около 1000 года. И хотя евреи были вынуждены склониться перед государственной властью (процесс перехода ашкеназийских евреев на зафиксированные фамилии закончился к 1825 году), они все же нашли выход сохранить и свою связь с милой их сердцу традицией: в синагогах, когда их приглашали, например, прочесть отрывок из Торы, их имена назывались по старинке. И на надгробиях имена покойных высекались двояко - наряду со светскими гражданскими именами фигурировали древнееврейские религиозные имена.

Интересно отметить, что с образованием государства Израиль совершенно явно обозначился обратный процесс, вызванный чувством патриотизма: преобразование имен и фамилий европейских в древнееврейские. Так Давид Груэн стал Бен-Гурионом, Моисей Шерток - Моше Шареттом, Исаак Язерницкий - Ицхаком Шамиром, а Лейб Школьник - Леви Эшколом.

В Центральной и Восточной Европе процесс переименования сопровождался неприкрытым издевательством, когда государственные чиновники присваивали евреям фамилии по своему усмотрению. И несмотря на все протесты и причитания жертвы, появлялись поражающие воображение фамилии, вроде Ку (корова), Кальб (теленок), Эзелькопф (ослиная голова), Шнапсер (водочник), Ташенгрейфер (карманник), Штинкер (вонючка) и тому подобные. И нужно было унижаться, судиться и платить огромные деньги, чтобы поколения спустя избавиться от этих "экзотических" фамилий. Но за приличную мзду можно было исхлопотать и столь благозвучную фамилию, как, скажем, Розенталь (долина роз) или Эпельбаум (от Апфельбаум - яблоня), или просто Гутман - хороший парень.

Очень часто, начиная с 18-го века, в основу еврейских фамилий кладется место проживания: Оппенгеймер, Вильнер, Берлинер, Гольдбергер (Гольдберг), Гринбергер (Гринберг) и т.п. В Италии ту же тенденцию можно проследить на фамилиях Монтефиоре, Романо, Романелли, Мортара или Модена. Иногда имена соответствуют странам проживания: Францос, Франко, Франкель, Голландер, Дейч, Поляк (Поллак), Итальянер, и прочее в этом роде. Евреи-сефарды (т.е. выходцы из Испании) оставляли свои имена в древней форме, а в качестве фамилии принимали название городов - например, Кардоза или Наварро.

Как и у людей прочих национальностей, фамилией евреев зачастую становилась передаваемая из поколение в поколение профессия: Векслер (меняла), Аптекер, Шнейдер (портной), Шустер (сапожник), Шехтер или Шойхет (резник), Кушнер или Кушнир (меховщик), Кауфман или Койфман (купец), Хазан или Хазанов (или Кантор, Канторович, что перевода не требует). Русскому Канторович соответствует, между прочим, итальянское Кантарини или голландское Воорсангер. Особенно многочисленны варианты фамилий, некогда отражавших генеалогиескую гордость: Коген (Кохен) - священник и Леви - потомок племени Левита. Вот лишь некоторые варианты Когена (в латинском написании их многократно больше): Кон, Кан, Канн, Кахан, Кахане, Кахановский, Каган, Каганович, Кагановский, Коган. Носители этих фамилий имеют полное право притязать на то, что они - прямые потомки священников, обслуживавших оба древнеиудейских храма. Еще больше вариантов у Леви: Галеви, Каплан, Леви, Лев, Левен, Левенгук, Левин, Левинсон, Ле Вин, Левинский, Левит, Левитский, Леб, Левенштейн. И опять-таки надо учесть, что на европейских языках каждая такая фамилия имеет еще множество разных написаний.

Очень часто фамилии давались по физическим качествам: Гроссман (большой), Рот (красный), Шейнман (красивый), Клейнман или Клейман (маленький), Геллер (желтый), Вайсман (белый) и т.п. А бывали фамилии-акронимы, вроде столь распространенного Кац, означавшего отнюдь не кошку, а аббревиатуру из Коген-Цадик - праведный священник. Или Шагал, означающее "член колена Левитова".

Что касается бывших советских евреев, то все описанные процессы в полной мере относились и к их предкам. Грузинские и армянские евреи превращались в Шаликашвили и Абрамянов, а те, кто вырос в Белоруссии, получили к своим фамилиям окончания - ович и - евич. И "профессиональных" фамилий появилось великое множество - Медовар, Портной или Резник.

И совсем просто отыскать свои "корни", если ваша фамилия заканчивается на "-ский": вы всегда найдете город или местечко, откуда были родом ваши ближайшие предки, какой бы сложной фамилия ни была: Талалаевские - из Талалаевки, Бершадские - из Бершади, Радомышельские из Радомышля или Шаргородские - из Шаргорода. Я уже не говорю о таких фамилиях, как Винницкий, Харьковский или Киевский.

Любопытно проследить, как европейские евреи-эмигранты, прибывавшие на Эллис-Айленд в конце прошлого и начале этого века, спешно "американизировались", - этому посвящено специальное исследование Джастина Каплана "Язык имен". "Ицхак из Бремена, - пишет автор, - превращался в Хичкока, Янкеле - в Джона Келли; еврей из Греции Харлампулос становился Харрисом, Рабинович - Роббинсом, Варшавский - Уордом и так далее, и тому подобное. Все Куперманы становились Куперами, Абрамы - Аланами, Шлёмы - Шелдонами, Борухи - Брэдли, а Мойши - Максами".

Вот откуда взялись, выражаясь словами одного из героев "Золотого теленка", "Айсберги, Вайсберги, Айзенберги и всякие там Рабиновичи".