Ненужная коалиция

Опубликовано: 1 ноября 2001 г.
Рубрики:

Я очень уважаю Тедди Рузвельта и считаю его одним из лучших наших президентов. Его знаменитый принцип ведения внешней политики: "Говори мягко, но держи в руках большую дубину" за последние двадцать лет постепенно выходил из моды в нашем госдепартаменте до тех пор, пока Колин Пауэлл полностью перевернул его с ног на голову. Да, да, именно он суетливо пытается всеми правдами и неправдами затащить сомневающихся и упирающихся в стан наших союзников, изменив рузвельтовскую стратегию с точностью до наоборот: "Говори громко, но с пустыми руками".

Конечно, возможно, хоть и маловероятно, что более толковые члены нашего правительства изобрели стратегию "Великой коалиции 2001 года", чтобы было чем занять робкого генерала Пауэлла. Посудите сами, может ли кто-то серьезно считать, что будущее Америки зависит от того, поддержали или не поддержали Бахрейн, Оман, Узбекистан или Ливан нашу войну против наших врагов?

Знаете ли вы, что Бразилия была одним из союзников США, Великобритании и Франции в войне против гитлеровской оси и что Болгария была союзником Германии?

А знаете ли Вы о более современной коалиции, сформированной всего лишь десятилетие тому назад? Во время войны в Персидском заливе в коалиции с американцами были британцы и другие партнеры - те же самые арабские страны, которых сейчас так ублажает наш генерал Пауэлл, но они, как и все остальные союзники, кроме британцев, пальцем не пошевелили, зарезервировав за собой роль сторонних наблюдателей.

А рассказываю я все это вам для того, чтобы Вы поняли, к чему я клоню. Неужели альянс с Бразилией во 2-ой мировой войне помог союзникам выиграть войну? Неужели Германия сдалась бы раньше, если бы Болгария не была на ее стороне? И мог бы Ирак выиграть войну в Персидском заливе, если бы мы не имели поддержки Египта, Сирии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов? Если ваш ответ - "да" ко всем выше поставленным вопросам, значит Вы всем сердцем должны поддерживать текущую кампанию пресмыкательства и задабривания диктаторов, царьков и тиранов, чтобы во что бы-то ни стало заручиться их поддержкой.

Имейте в виду, при этом мы не даже просим, чтобы они фактически участвовали в борьбе нашими врагами. Мы только умоляем, чтобы они снизошли и одобрили наши действия, как будто без этого нам не обойтись. Когда Узбекистан, в недавнем прошлом отсталая аграрная колония Советского Союза, руководимая ныне бывшим советским аппаратчиком, который по-сталински относится к демократии и человеческим правам, предоставляет нашим самолетам возможность доставлять гуманитарную помощь в Афганистан со своей территории, об этом трубят, как о большой дипломатической победе.

Когда Сирия, страна, числящаяся в нашем официальном списке государств - террористов, стремится, чтобы ее избрали в Совет Безопасности ООН, мы поддерживаем эту кандидатуру. В результате мы имеем члена коалиции, который теперь гарантирован от возмездия или наказания не только за предоставление крова и финансирования террористам, но и за оккупацию соседнего Ливана в течение многих десятилетий. Поможет ли такой "союзник" нанести поражение терроризму? Я думаю, нет.

Однажды, когда Тедди Рузвельт был президентом, он решил, что неплохо было бы построить канал через панамский перешеек. Однако существовала проблема: Колумбия, через чьи джунгли должен был быть проложен канал, упиралась. Рузвельт решил проблему, создав независимую страну Панаму по маршруту канала и получив, в свою очередь, разрешение на строительство канала от благодарного правительства новорожденной страны. Я уверен, что Колин Пауэлл такую схему не одобрил бы.

На протяжении всей человеческой истории всегда имелись империи и супердержавы: Вавилон, Египет, Персия, Греция, Рим, Византия, Китай, Великобритания, Советский Союз и немногие другие. Они был мощнее и влиятельнее других стран, и их всех во все времена объединяло одно общее свойство: их покровительство, их влияние, их защита, их дружба были в большой цене у всех менее могущественных и менее сильных государств. Эти малые и слабые страны обращались к супердержавам, как просители, им льстило быть в числе их друзей, поэтому они всегда стремились предложить им поддержку и сотрудничество.

А сейчас все перевернулось с ног на голову. Сегодняшняя супердержава - Соединенные Штаты Америки - превратилась в просителя, который клянчит о поддержке. Мы посылаем своих ходатаев по всему миру, умоляя об одобрении наших действий и о сотрудничестве с нами те самые страны, которые нуждаются в нас гораздо больше, чем мы нуждаемся в них.

Заявление нашего президента о том, что те, кто не с нами, те против нас, - пустая риторика. Те, кто не торопятся быть нашими друзьями, ничего от этого не теряют. Фактически, быть другом Америки стало намного труднее, чем недругом: вспомним в этой связи об Израиле или Тайване, которые на себе испытали силу американского давления в угоду нашим недругам, чьего расположения мы так тщетно добиваемся.

Я не защищаю тезис о том, что напоминанием о нашем могуществе должны служить военные действия. У супердержавы есть много способов показать миру свое отношение к недругам: эмбарго на полеты в и из недружественной страны, запрет на въезд граждан этой страны, прекращение или существенное уменьшение иностранной помощи, тайная или явная поддержка враждебных этой стране соседей, эмбарго на импорт и экспорт, - вот всего лишь несколько мер, которые приходят в голову в первую очередь.

Определение "друга" или "недруга" должно даваться странам не на основе устных заявлений, а на совокупности целого ряда факторов: прежде всего по результатам их голосования в ООН, по справедливому или несправедливому освещению США их контролируемыми правительствами средствами массовой информации, по их реальной готовности сотрудничать с нами. Мы должны показать миру, что быть нашим недругом опасно и может привести к весьма серьезным последствиям. Несомненно, такая стратегия кому-то не понравится, но какое это имеет значение? Супердержава не должна стремиться к тому, чтобы всем нравиться, для нее гораздо важнее, чтобы ее все уважали и в меру побаивались. Принятие этого принципа сделало бы наш мир лучше не только для американцев, но и для большинства не американцев.