Ста-ансы

Опубликовано: 30 ноября 2001 г.
Рубрики:

Сергусику А.

За ужином я думал о тебе. Попутал бес вдруг вспомнить, на ночь глядя, верлибры в лифте, тусклый коридор и комнату, где книги, книги, книги, презервативы, пачки сигарет доступны каждому, кто сможет дотянуться до них через хозяина, который младенчески пускает пузыри, обняв переговорное устройство - ещё мембрана трубки не остыла и слышимы короткие гудки, прервавшие общенье с абонентом, в обязанности коему вменялось уразуметь, во-первых, что Вс-вышний суть совокупность воли и покоя, и в дисбалансе этих категорий заключено, пожалуй, во-вторых, тем более, что Сартр амбивалентен, но этот тезис иррационален, доступен лишь на уровне подтекста, короче, если есть, то наливай, а коль отнюдь - путь тоже не заказан, хотя конечно.

Впрочем, это вздор! бери мотор - они сейчас приедут. Какая разница! - одна лауреат, другая - массажистка в зоопарке, читает на французском языке. Слону!.. Тут многоточие уместно, поелику философ стервенеет и дивные созвучия ласкают поднаторевший в образности слух, что вкупе перевешивает чашу, влекущую изложенное выше. Подробности пейзаж не украшают, но бродят по квартире ошалело, поочерёдно следуя в сортир, где гуру позапрошлого столетия2, потомками воссозданный в эстампе, недвижно зрит в потылицу дерзнувшей на место размышлений посягнуть, воспитывая смутную неловкость, чем сокращает время пребыванья, способствуя сохранности предмета, а, стало быть, и общей пользы для: посмертно споспешествует прогрессу, суть коего исследована разве в сакральных снах известной героини3 да в непорочной одури владельца означенных удобств, включая кухню, откуда запах жареной портянки в счастливом сочетании с aроматом сбежавшей накануне манной каши и стойким перегаром первача, распространившись по апартаменту, обогащённый хвойной дезодорой, разомкнутой жестянкой гуталина и естеством нечистого дыханья сгущается в могучее амбрэ.

Здесь следует обширный комментарий возникшего в дверях мордоворота; смысл тривиален по определению и выражен посредством междометий в доступной форме, то есть приходится вступить - нет, не туда, но мыслеобраз верен,- в полемику о бартерном обмене: любезник за доставку экспонатов имеет получить вознагражденье, и, будучи с утра натуралистом, не в смысле бабочек, но в более широком, где уменьшительная форма неуместна, - желал бы, в общем, ты же понимаешь... Не понимаешь? И вообще в гостях? Ну это меня как-то не колышет! Где командир? В отрубе? Ты даёшь!.. Не ты? А кто? Они дают за бабки!.. И так по кругу много-много раз, пока, в конце концов, за отступное засчитываем банку бормотухи по таксе два к пяти в глухую полночь, и, пробу сняв с метилового пойла, все вместе дружно пялимся в экран.

Тем временем, родимец, оклемавшись, и общность обозрев глумливым зраком, всех приглашает поиметь друг друга - втроём, вдесятером, втысячером - кому как любо, он же без претензий готов совокупиться с кем угодно, включая маму и политбюро, но в нынешнем конкретном варианте, в отсутствие означенных партнёров, согласен удовольствоваться дамой, или двумя, когда народ не против. Народ, понятно, млеет от восторга и выразить горазд, что накопилось не словом токмо, но и приложением конечностей к поверхности нахала; осуществить означенное действо, однако же, не кажется возможным, ввиду того, что новое явление меняет диспозицию интриги, внося в привычный сюр кусок реалий, окаменевший, правда, за полтинник, что разменяет в будущем году; и то - редактор модного журнала (берите выше: "Случка Насекомых"4), известный зоофил и жизнелюб, обременённый скромным дарованием, хроническим отсутствием наличных, немного клептоман на этой почве, но сексуален, как гиппопотам. Немедленно въезжая в расфасовку, с блаженным воплем "вас здесь не стояло"5 за задницу хватает массажистку и, захлебнувшись, в обморочной неге сжимает драгоценный причиндал. Папашик, блин, когда не платют денег, вольна я выбирать себе партнёра, - фемина произносит без запинки, и, право слово, подлинная влага в глазах копится...

Что я говорил?! - вникает в такт почётный энтомолог, - они консерваторию кончали, - внезапным хуком даму посылая в ближайший угол... Са-ань, офонарел? Пусть без меня мелизьмы произносют! Да как я да-ам, когда они не просют?! Он намекал, а ты б меня спросила, а то, гляди, под умную косила... И прочее такого же размера слагается в отменный дифирамб. Скажи на милость, рифмы - по колено, но оценить халяву недосуг: все - реагируют! И в пятом измерении, где изначальна мысль(об снова выпить), возможно искушение, но здесь, сию минуту, лишь ты, опорожняя подстаканник6, заботливо занюхиваешь впрок. Ты прав, и это чудное мгновенье, увы, сквозит туда же - на х..! в лету! где облачно и пыльно, и всегда, и кажется, и может быть, и может... у изголовья маминой кровати стеклянных бус наивным сочетанием с казённым слогом...

Вот, дружок, и всё. Три точки. Опохмел - и без причины придурковатой памяти зарубка возвратно-поступательных движений в неспешной инволюции сюжета. До кармы ли, когда не докормили! - какую фразу выдал, с-сукин сын?!. Не Он7, не бойся. Общая кликуха ещё не повод для сопоставлений и безмятежно в зале ожиданья. Всё недосуг забыть и извиниться за глаз луны советского розлива в свежоповатых буднях новоречий, и только тянет тиной из буфета, где скорчился засохший пирожок.

Ведь поезда ушли по расписанию.

16 февраля 1988, 6 февраля 2001


Сноски даются по просьбе перво(по)читателей для освеже(ва)ния памяти последующих:

1 Стансы - (итал. stanza - комната, остановка, покой) - небольшое песенного характера стихотворение, отличающееся от длинных канцон, пасторелл и др. жанров средневековой поэзии. Каждый С.- это замкнутая строфа, заключающая в себе ясно выраженную законченную мысль. После чтения каждого С. предполагается некоторая остановка, пауза, как бы для обдумывания... Общий тон С.- спокойное течение стиха, полное мысли... (А. Квятковский. "Поэтический словарь")
2 Черныш, бедняга. Мало ему досталось от Небокова!..
3 Пятый сон Серы Павловны помните? Не видели...
4 Имеется в виду журнал "Дружба уродов" в момент возвышения означенного деятеля.
5 Икалось ли тебе, божественная Xанна?..
6 Штука без дна, но с ручкой, надеваемая на стакан.
7 Бушкин, кто ещё?! Не Продский же!..