История караимов

Опубликовано: 30 ноября 2001 г.
Рубрики:

"Люди Писания" - это дословный перевод названия секты караимов, секты, практически начисто позабытой историей. В свое время появление караимов ознаменовало собой явление в еврейской истории, весьма смахивающее на Реформацию в католичестве или Великий раскол в православном христианстве. Будь у евреев тогда свое государство, и борьба ортодоксального иудаизма с реформативным вполне могла вылиться в жестокие религиозные войны. Но государства не было, поэтому всё ограничилось гневными памфлетами, взаимными нападками и придворными интригами. Победил иудаизм ортодоксальный (раввинистский), но чаши весов колебались долго, и вполне могло случиться, что сегодняшние евреи могли быть совершенно иными.

Движение караимов возникло в VIII веке, в Месопотамии, в провинции Вавилония необъятного Арабского халифата. Многочисленная и богатая еврейская община этой провинции возглавлялась экзилархом с весьма широкими полномочиями, включавшими сбор налогов, административную власть и решение всех религиозных вопросов. Традиционно считалось, что все вавилонские экзилархи - прямые потомки Дома Давидова, в связи с чем их власть была наследственной: место умершего главы общины занимал его старший сын, это подтверждалось Высшим советом, куда входили главы местных ешив; после этого кандидатуру нового экзиларха утверждал багдадский халиф.

Так вот, во второй половине VIII века, после смерти очередного экзиларха, его место должен был занять старший сын покойного по имени Анан бен Давид. Этот молодой человек как раз закончил престижную ешиву в Суре и годился на важную и почетную должность по всем статьям - кроме одной: он был членом одной из многих существовавших тогда в Вавилонии мессианских сект; и секта эта, в отличие от прочих, категорически отрицала Талмуд, авторитет составивших его раввинов и авторитет раввинов вообще. Только Тора, рассуждали члены этой секты, может быть священной книгой: Пятикнижие Моисеево - это боговдохновенная книга; писания пророков тоже следует принимать во внимание, поскольку пророки - избранные люди, устами которых Бог вещал свою волю сынам израилевым. Но кто такие раввины? Самые обыкновенные смертные, со всеми присущими людям слабостями и недостатками. А потому ни сами они, ни их сочинения не могут быть боговдохновенными и иметь для верующих силу закона.

Такой дерзкий взгляд на давно установившийся и освященный традицией порядок вещей привел к тому, что Высший совет отклонил кандидатуру Анана бен Давида и предпочел его младшего брата Хананию. В 760 году это назначение было утверждено халифом. Анан был взбешен и громогласно объявил, что ему все равно, кто какое решение принял, - он, Анан, сам себя торжественно провозглашает экзилархом. Это уже был открытый бунт, и возмутителя спокойствия незамедлительно препроводили в тюрьму.

И вот тогда Анан изыскал выход, коему могли бы позавидовать наши "лойеры", сиречь адвокаты: он потребовал, чтобы его выслушал кади, главный местный судья халифата. Ему Анан объяснил, что он вовсе не бунтовщик - он просто категорически отрицает многое из того, во что верят посадившие его в тюрьму "за бунтарство"; отсюда вытекает, что он, Анан, и люди, его преследующие, просто исповедуют различные религии; посему он и сейчас настаивает на том, что он экзиларх - экзиларх для тех, кто считает себя его последователями; и он вовсе не является соперником того, кого люди, по неразумению своему именующие себя евреями (настоящий еврей, естественно, это он, Анан), назначили своим экзилархом.

На кади все сказанное произвело впечатление, Анан был освобожден из тюрьмы и сделался официальным главою своей секты, члены которой стали отныне именовать себя "ананитами", верить в то, что истинными евреями являются именно они и презирать "раввинитов", т. е тех, кто признает святость Талмуда и авторитет раввинов. Анан бен Давид, блестящий знаток Торы и блестящий полемист, имел, кроме того, в своем распоряжении целый ряд "первоисточников" - древних оригинальных рукописей, отличавшихся от канонических текстов (о них мы поговорим чуть позже). Вооруженный всем этим Анан пишет "Сефер ха-Мицвот" ("Книгу заповедей") с яростными нападками на Талмуд, раввинов и "раввинитов", а также фиксируя все необходимые догматы своей секты.

Нападкам подвергалось все: созданный раввинами календарь и брачный обряд, ритуал праздника Субботы и ритуал очищения, но главное - в книге категорически отрицалась Галаха - устный закон, включенный в Талмуд. Составители устного закона прямо обвинялись в сознательном искажении библейских законов, в подмене законов, данных евреям Богом через Моисея, законами, произвольно установленными раввинами.

Философия Анана укладывалась в его знаменитое высказывание: "Тщательно изучайте Тору и не спрашивайте моего мнения". То есть в Торе можно найти ответ на любой вопрос, и для этого не нужны ничьи мнения, ничьи толкования и интерпретации, никакие другие законы и священные книги.

А вскоре после смерти Анана, уже в IX веке, появился другой духовный отец секты - Муса аль-Нахманди из Персии. Это он назвал стремительно возросшее число последователей Анана бен Давида "караим" - людьми Писания, караимами. И это он написал их первую книгу-свод религиозных установлений и правил, написав ее впервые на древнееврейском (до этого ананиты писали свои сочинения только по-арабски). И в книге этой талмудисты и "раввиниты" вновь подверглись жестоким нападкам.

Третьим (и величайшим) "столпом" караимов был Абу-Юсуф Якуб аль-Киркисани (Х век), ученый, теолог, философ и путешественник. Он с сожалением писал о множестве групп, на которые раздробилось движение караимов, скрупулезно описал тончайшие нюансы их веры, описал множество существовавших тогда еврейских сект и привел обширные цитаты из древних книг, ныне более не существующих. И, конечно, снова были нападки на талмудистов.

Нападки этих "столпов" были столь жестоки, столь убедительны и изложены настолько логично, что иудаизму совершенно очевидно грозил раскол. И тогда с ответом выступил, если можно так выразиться, "главный теоретик" талмудистов того времени - декан (гаон) знаменитой ешивы в Суре, Саадья бен Иосиф. Его сочинение называлось "Вера и мнения", и оно должно было положить конец разброду в иудаизме. Саадья требовал официально исключить караимов из еврейской общины и категорически запретить смешанные браки между караимами и "раввинитами". Его нападки на Анана были столь яростны и столь язвительны, что оскорбленные караимы пытались даже убить Саадью. Из этого, однако, ничего не вышло, яростные дебаты продолжались. Караимы стремительно множились в числе и распространяли свое учение: из Вавилонии они проникли в Палестину (там они называли себя "Скорбящие по Сиону"), а оттуда - в Египет, Сирию и Европу (в Испанию и Византию).

В 1263 году доминиканец-француз Тома Кантимпре записал в своем (впоследствии опубликованном) дневнике: "Они (т.е. караимы) считают еретиками и предают анафеме тех евреев, кои, противно учению Моисея и пророков, имеют и переписывают книгу, именуемую Талмуд". Вот это и стало наиболее характерной чертой караимов, хоть учение их и не единственное в этом роде: эфиопские евреи-фалаши и самаритяне точно так же не признают ни Талмуда, ни раввинов, толкующих Тору, и считают Законом лишь Пятикнижие и Пророков. По мнению караимов, Библию, источник высшей мудрости, надлежит читать и понимать так, как она написана, а толковать ее, интерпретировать и понимать иносказательно и фигурально - это от лукавого.

Расцвет культуры караимов продолжался около трех столетий. За это время появилось множество философов, поэтов, составителей молитв (много таких молитв, между прочим, фигурирует в традиционных еврейских молитвенниках), грамматиков и ученых. Целый ряд серьезных ученых полагают, что именно благодаря караимам шестиконечный Щит Давида - Маген Давид - стал общеупотребительным еврейским символом. И на протяжении всего этого времени продолжались ожесточенные диспуты между караимами и "раввинитами" с целью выяснить истину - кто же из них прав? Кто из них "настоящие евреи"? И по какому пути должен идти истинный иудаизм? Чаша весов колебалась вплоть до ХII века. И решился этот спор отнюдь не идеологическим путем.

Закат караимов начался в ХII веке, почти одновременно во всех местах, где находились их наиболее многочисленные и процветающие духовные центры. Парадоксальность же ситуации состояла в том, что "раввиниты" в этой борьбе прибегли к тем самым методам, которые против евреев обычно применяли гонители-христиане - к запрету и изгнанию. В Кастилии Иуда ибн-Эзра, имевший большой вес и влияние при дворе короля Санчо III, добился официального запрета секты караимов и объявления их вне закона. И по мере расширения Реконкисты (т.е. отвоевания Испании у арабов), они систематически изгонялись оттуда. Из Палестины караимы были изгнаны крестоносцами. А изгнания многочисленной и процветающей египетской общины добился знаменитый Маймонид, личный врач и приближенный султана Саладина, сам бежавший из испанской Кордовы, преследуемый фанатиками-мусульманами Альмохадами.

Теперь духовный центр караимов перемещается в Византию, а оттуда они быстро распространяются к северу - в Крым, Литву и Волынь.

Шли столетия, но "Люди Писания" по-прежнему придерживались своих раз и навсегда установленных суровых законов. Смешанный брак для них исключался вообще, а в отношении браков с "раввинитами" они были особенно непримиримы. В субботу запрещалась какая бы то ни было деятельность - вплоть до зажигания огня и света, и лечения больных. Праздник Хануки они презирали - он ведь не имеет отношения к Торе. И по-прежнему они называли "идолопоклонством" надевание тефилина при молении.

Но зато за эти столетия у караимов появился собственный устный закон - то, что они так презирали в Талмуде. Правда, он касался в основном ритуала, практической повседневной жизни, и в нем не было ничего от этики, мистики или философии. И вопреки известной мудрости "Время исцеляет все", отвращение караимов и "раввинитов" друг к другу не угасало, и каждый из них только себя считал "истинными евреями".

Мне хотелось узнать, каким образом История разрешила этот давний спор, и я попытался выяснить, какова была судьба караимов в годы Второй мировой войны. При этом я столкнулся с множеством противоречий. Источники более ранние утверждали, что нацисты на оккупированной территории СССР истребляли караимов в лагерях смерти наравне с прочими евреями, и даже называли точную цифру погибших: 17 000 человек. Источники же более поздние утверждают совсем обратное: в начале 40-х гг., приступая к "окончательному решению", нацистское министерство внутренних дел подчеркнуло, что "караимы, в силу своей философии, к еврейской общине не принадлежат, и их надлежит рассматривать как неевреев". Я пребывал в полной растерянности и обратился к тем, кто мог бы помочь мне установить истину. Я получил множество писем, и почти все они подтверждали: немцы отличали караимов от евреев и относились к ним, как ко всему прочему населению.

С бурным развитием учения караимов в VIII веке связано одно обстоятельство, которое долгое время невозможно было объяснить, а когда это объяснение пришло, оно оказалось совершенно неожиданным. В отношении упоминавшихся выше евреев-эфиопов и самаритян все более или менее ясно. Между фалашами и прочим еврейством очень рано лег своеобразный "железный занавес", обрекший фалашей на полную изоляцию. В те далекие времена не существовало ни канонического текста Библии, ни даже упорядоченных рукописей с произведениями пророков. Неудивительно поэтому, что всё выходящее за пределы Торы не имело в глазах фалашей никакой ценности, и ни о каком признании Талмуда или толкующих Тору раввинов не могло быть и речи.

С другой стороны, вражда самаритян с евреями началась еще в VI веке до н. э., после окончания Вавилонского плена. С тех пор обе общины жили раздельно, каждая считала себя "единственно истинными евреями", и эволюция главного потока иудаизма не касалась самаритян: даже самаритянская и еврейская Библии имеют разночтения, а уж о Талмуде с его толкователями Торы вообще говорить не приходится - они для самаритян ничто.

Но вот караимы-ананиты? Сначала это ведь были самые обыкновенные евреи, пусть даже с некоторыми отклонениями от "генеральной линии", и вдруг, около 800 года, по совершенно непонятным причинам, эти отклонения стали быстро расти и множиться, превратив караимов в могучих соперников ортодоксального иудаизма. Настолько могучих, что они начали угрожать самому существованию соперничающего течения: в IX-Х веках караимы занимали в Иерусалиме главенствующее место. И оказалось, что совладать с караимами "по-спортивному", с помощью диспутов и памфлетов, невозможно: пришлось прибегнуть к объявлению их вне закона и изгнанию - методам, столько раз испытанным евреями на самих себе.

Очень многое в учении караимов этого периода совпадало с учением некогда существовавшей секты саддукеев (цадокитов). Был возрожден цадокистский календарь с совершенно иным порядком праздников, основанный на неканонической "Книге юбилеев", Были восприняты иные брачные, разводные и очистительные ритуалы, а также диетические правила. И еще многое другое, за что раввины презрительно называли караимов "цадокитами", а те не только не стыдились этого, но даже наоборот.

Заимствования были налицо, оставалось загадочным, каким образом это было сделано: ведь саддукеи исчезли бесследно после разрушения Второго храма и Иерусалима в 70 году. Движение же караимов возникло более чем семь столетий спустя. Вся же цадокистская литература была беспощадно истреблена раввинами.

Разгадку эту нашел известный современный ученый-библеист, англо-француз Поль Кале, и разгадка эта представляет собой сюжет для увлекательного приключенческого романа.

Как-то раз некий палестинский араб охотился с собакой в холмах Иудейской пустыни. Преследуя какое-то животное, собака вдруг провалилась под землю - исчезла в отверстии одной из пещер. Пещера была настолько велика, что собака самостоятельно выбраться не могла, и хозяин спустился в отверстие, чтобы помочь собаке. Каково же было изумление охотника, когда в сумраке пещеры он увидел большие глиняные сосуды с запечатанными горлышками. Решив, очевидно, что это нечто вроде сокровищ Али-Бабы, араб, не мешкая, разбил первый сосуд и... увидел там прекрасно сохранившийся свиток кожи, покрытый древнееврейскими письменами. Араб поспешил в Иерусалим и там своим рассказом взбудоражил все еврейское население, толпами повалившее к пещере с древними рукописями.

Не правда ли, это - не что иное, как начало всем известной истории о находке Кумранских свитков, они же - Рукописи Мертвого моря? Это и есть рассказ об этих свитках, только, если можно так выразиться, "первая серия" этой истории: все описанное произошло там же, только около 800 года, за 1150 лет до второго открытия в Кумранской пещере. И самое поразительное, утверждает Кале (и большинство авторитетов согласны с ним), находка эта произошла в одной и той же знаменитой пещере номер один!

Этот рассказ об охотившемся арабе содержится в письме несторианского патриарха г. Селевкии, близ Багдада, - Тимофея (726-819) митрополиту Эламскому Сергию. Письмо было издано в одном немецком историческом журнале в 1901 г., и на него никто не обратил тогда внимания. И лишь через полстолетия, в 1949-м, когда внимание мира было приковано к находке Кумранских свитков, Отто Эйсфельд немедленно переиздал это письмо, и мир узнал об этой "первой серии" в истории рукописей Мертвого моря.

Вот эти-то "первосерийные" рукописи, как установил Кале, и попали в руки ананитов, предвосхитив бурное развитие секты караимов - хронологически это согласуется идеально. И подтверждения этому были найдены у целого ряда писателей того времени. О "людях пещеры", спрятавших свои рукописи, говорит уже упоминавшийся Киркисани. Об этом же упоминают караимские авторы Мирван и Нахавенди и даже (в негативном смысле) - правитель хазар в своем письме в Испанию. А уже в XIII веке восточный раввин Моисей Таку вспоминал, что "еретик Анан и его друзья часто записывали ереси и ложь, и прятали их в землю. Потом они извлекали их на свет и говорили: "Вот что мы нашли в древних книгах!"". Сказанное - это переиначенное с предубеждением караимское предание, согласно которому некоторыми из своих основных догматов они обязана "древним книгам, извлеченным из земли".

Чтобы история так точно повторяла себя дважды - случается крайне редко. С Кумранскими свитками это случилось. Первая их находка дала мощный толчок движению караимов. А сравнительно недавно мы были свидетелями скандала, связанного с полной публикацией рукописей "второй серии". Такая вот связь времен.

Одной из самых колоритных фигур в истории религий был и навсегда останется Авраам Фиркович (1786-1874), выходец из крымской общины караимов. В любом фундаментальном сочинении по гебраистике, истории религий или палеографии вы обязательно встретите имя Фирковича, причем эпитеты, с которыми различные авторы упоминают его, говорят, насколько это была необычная и противоречивая личность. Одни именуют его ученым, другие - аферистом, третьи - фанатиком, а четвертые - всем этим вместе взятым. Пожалуй, самое верное в этом - его фанатизм, но фанатизм не религиозный, а, так сказать, "идейный".

Ибо Авраам Фиркович поставил целью своей жизни доказать, что крымские караимы - это прямые потомки одного из "потерянных колен израилевых"; что они расселились в Крыму не позднее VI века до н. э.; что они, следовательно, задолго до вавилонских караимов не признавали ни раввинов, ни Талмуд, и караимам-ананитам они обязаны лишь ритуалами и философско-поэтическими сочинениями; и что на крымских караимах, поселившихся здесь за шесть веков до появления христианства, не лежит, следовательно, грех распятия Христа. Пустые декларации, впрочем, ничего не стоили - американские мормоны, например, тоже считают индейцев прямыми потомками древних израильтян, но от этого никому ни холодно, ни жарко. Такие вещи нужно доказать.

И Фиркович принимается за дело. Он начинает писать подробную историю караимов, и пока речь идет о "новой" истории - со времен Анана бен Давида, все идет наилучшим образом. Но для "древней" истории необходимо разыскать соответствующие документы. И в 1839 году Фиркович, в сопровождении хахама (духовного лидера) крымских караимов, пускается в длительное путешествие по Палестине, Сирии, Египту, Месопотамии и другим странам Ближнего Востока. Эти поездки он совершает до глубокой старости, он посещает все крупнейшие города, а в них - "генизы", помещения, где местные еврейские общины хранят отслужившие свой срок книги и рукописи. Он роется в генизах, выпрашивает, покупает или просто крадет бесценные древние рукописи и увозит их к себе. В России он получает официальное разрешение изымать из тамошних синагог "всё необходимое ему для работы". И чтобы доказать то, ради чего он начал эту грандиозную работу, Фиркович не останавливается перед прямой фальсификацией: он ставит на книгах и рукописях нужные ему даты, делает необходимые вставки и добавляет комментарии, сделанные, якобы, в глубокой древности.

Независимо от всего этого, Фиркович становится владельцем крупнейшего и ценнейшего в мире собрания древнееврейских рукописей - "Собрания Фирковича". В 1862 году Императорская публичная библиотека в Петербурге покупает у владельца это собрание за 25 000 рублей - сумма весьма солидная по тем временам. Палеография тогда еще не вышла из младенческого возраста, подделок быстро распознавать не умели, и "доказательства" Фирковича были официально приняты: на российских караимов не распространялись ограничения, касавшиеся прочих евреев. Караимы не знали, что такое "черта оседлости", или процентная норма, или погром.

С начала сталинского террора и повальной мании "секретности" свободный доступ к "Собранию Фирковича" был наглухо закрыт, хотя множество фоторепродукций из этого собрания фигурировало в разного рода монографиях. Именно по ним были установлены подделки Фирковича, и какое-то время всё собрание считалось одной сплошной подделкой. И лишь благодаря серьезным работам нескольких объективных ученых во главе с тем же Кале, коллекция была "реабилитирована", по крайней мере, частично.

В 1993 году в Петербург прибыла группа сотрудников библиотеки Иерусалимского университета и произвела колоссальную работу - составила подробный каталог собрания Фирковича и сделала фотокопии всех входящих в нее книг. Важность этой работы для ученых-гебраистов всего мира трудно переоценить, тем более что рост российской демократии и условия хранения бесценных библиотечных сокровищ развиваются в обратной пропорции. Так что в один прекрасный день бесценное собрание Фирковича может превратиться в труху.

Есть еще один караим, чье имя неразрывно связано с иудаизмом как таковым, - это Аарон бен Ашер.

Речь идет о "масоре" - правильной передаче еврейских священных текстов из поколения в поколение. Идея эта возникла давным-давно, но была трудно осуществима - находки в Кумранских пещерах как раз и показали, как много разночтений имели одни и те же сочинения в эпоху Второго храма. Даже после того, как в 92 году н. э. был официально утвержден нынешний библейский канон, - даже после этого масора была делом весьма трудным: существовали две масоры - Вавилонская и Палестинская, и каждая из них делилась на несколько школ, и каждая такая школа имела свои собственные правила пунктуации и огласовки.

Этот разнобой караимы использовали в своих целях для нападок на раввинов: раввины обвинялись в полном пренебрежении к сохранности священных текстов, караимы же заслуженно гордились именно разработанной ими раз и навсегда системой масоры и неизменностью текстов. Особенно славилась масоретская школа семьи Бен Ашер в Тиверии Палестинской.

Самое неприятное было то, что караимы в данном случае были абсолютно правы, и с этим действительно нужно было что-то делать. И вот Маймонид, сделавший всё, чтобы прекратить деятельность караимов в Египте, - этот же самый Маймонид в своем труде "Кодекс" (1180) всем своим авторитетом настоял на том, чтобы из всех возможных вариантов образцом для переписчиков Торы стала работа караима Аарона бен Ашера, сделанная им в конце IХ века. Этот, написанный караимом, текст Библии навсегда стал эталоном и ныне, как величайшее сокровище, хранится в Иерусалиме.

Сколько сегодня в мире караимов? Около 3 тысяч их в СНГ, главным образом в Крыму. Несколько тысяч их в США, главным образом в Сан-Франциско. Но основная часть их, около 25 тысяч, эмигрировала из арабских стран в Израиль. И вот израильская реальность: для государства они - граждане и евреи, для Главного раввината - сектанты и неевреи. Они расселились в Ашдоде, Офакиме, Беер-шеве и Рамалле, у них свои собственные синагоги (кенаса), и они верны своим обрядам и традициям.