Мексика - в сомбреро и без

Опубликовано: 15 февраля 2002 г.
Рубрики:

Окончание. Начало см. "Чайка" #3(19), 2001

Чичен Итца основана в 435 году до н. э. и просуществовала почти 2000 лет. Дважды население города таинственно исчезало - первый раз на полтора столетия в IX веке; второй - и навсегда - с приходом испанцев. Цивилизация майя достигла своего расцвета, когда Европа была погружена в мрак раннего Средневековья. Одним из главных ее достижений считается создание математической концепции "нуля", системы нумерации и уникальных календарей с поразительной даже для сегодняшнего дня астрономической точностью.

У майя было два календаря: солнечный - для повседневного употребления и священный - Тсолкин. По нему предсказывалось движение планет, затмения светил и даже будущие природные катаклизмы вплоть до 2035 года. По-видимому, на этой дате история человечества должна закончиться.

Из всех индейских достижений в искусстве и архитектуре ни одно не может сравниться с майя. Они строили красивейшие храмы и громадные пирамиды (некоторые превышали по размерам пирамиду Хеопса!) с точнейшим математическим и антисейсмическим расчетом без применения обжига, колеса и металлических конструкций; в скульптурах изысканный стиль гравировки и роскошь деталей; настенные работы, стелы и гончарные изделия не имеют себе равных. Сквозь джунгли строились дороги длиной до ста километров, неясно зачем - ведь у майя не было ни вьючных животных, ни колесного транспорта.

В центре Чичен Итцы возвышается пирамида Кукулькан высотой около сорока метров. Вокруг нее расположены культовые и общественные сооружения, дома знати. Чернь жила за пределами центра в хижинах и поэтому "рабочие поселки" не сохранились.

Путешествуя по городу, легко убедиться в строительных талантах древних майя - что ни сооружение, то с сюрпризом. Пирамида Кукулькан - гигантский календарь в камне: ее четыре стороны соответствуют временам года, уступы - месяцам и неделям, общее число ступеней числу дней в году. И еще она своего рода матрешка - в ее чреве еще одна пирамида чуть меньше размером. Нам повезло - внутрь пускают дважды в день, и карабкаемся во влажной духоте в гости к каменному ягуару на вершине.

Внешняя пирамида тоже с фокусами. Если смотреть на одну из четырех лестниц снизу вверх, перспектива не сужается. А с верхушки пирамиды можно разговаривать со стоящим внизу, не повышая голоса. В дни равноденствий происходит событие, на которое стекаются десятки тысяч людей. В течение трех часов можно наблюдать за уникальным световым эффектом - туловищем громадной змеи, сползающей по лестнице.

Но так как сегодня обычный день, я замещаю эту змею. Взобраться - на вершину взобрался, но глянул оттуда (!) - а как спускаться? Пришлось слезать "комбинированным" способом: где зигзагом, где задом, где на четвереньках. А вообще-то побывать наверху стоило - вид потрясающий: море сельвы, а у подножия величественно-таинственные колонны и храмы с застывшими у стен истуканами. Чувствуешь себя песчинкой в океане вечности. У ног прошмыгнула игуана - ее родословной миллионы лет, и ничего с ней не деется. Она переживет не только эти развалины, но и всех нас.

Майя не отличались воинственностью, и редко с кем воевали, но по части кровожадности им не было равных, причем по большей части к своим соплеменникам. В жертвы бесчисленным богам приносились рабы, дети, девственницы и даже ...капитаны команд. В городах были популярны состязания по забрасыванию каменного мяча в кольцо - прообраз современного баскетбола. Капитана проигравшей команды (по другим источникам - выигравшей) ждала почетная смерть. Жрец рассекал его грудь, вынимал дымящееся сердце и возлагал на чашу одному из богов, затем с несчастного спортсмена снимали кожу, и жрец совершал в ней круг почета. За стадионом в Чичен Итце есть кладбище, где покоятся останки ... двадцати тысяч (!) капитанов.

По большим праздникам совершались массовые жертвоприношения - "лакомые" части тел несчастных приносились божествам, остальные внутренности съедались публикой - сырыми. На территории города сохранился сенотэ - природный известняковый колодец с водой - в нем топили больных и умалишенных.

На обратном пути останавливаемся у еще одного сенотэ. Желающие могут искупаться на дне 40-метрового колодца. Я, конечно, как всегда, среди желающих. Не знаю, топили ли там кого-нибудь, но купание оказалось экзотичным.

Наши попутчики американцы проголодались и хрустят сникерсами, чипсами и прочей дрянью, хотя через полчаса нас ждет обед - ужин в деревенской таверне. На входе берут на абордаж детишки и взрослые и пытаются всучить вышитые носовые платочки, маски, коврики. Таверна очень колоритная, чистенькая, с патио и небольшим бассейном, сувенирной лавкой и хорошей кухней. Пока мы обедаем, нас развлекают две пары в национальных костюмах танцами с подносами на головах. Виртуозы, попробуй попляши с полными бутылками и стаканами на макушке и не расплескай ни капли!

Едва упаковались в вэн, как наши попутчики снова принялись за свой джанк-фуд и дринки. Американцы самая голодная нация в мире!

Мы с утра наблюдали это зрелище, теперь вечером. За день встретилось около десятка странных кавалькад: несколько легковых машин, грузовая с громадной иконой внутри кузова, во главе колонны бегун с факелом. Наш водитель пояснил, так здесь встречают день Мадонны Гваделупской, а на вопрос, почему бегут не в одну, а в разные стороны, махнул рукой: "Э, майя...". Понимай, как знаешь.

Разгульная жизнь

Майанка с бутылкой пива на голове еще и танцует...

Сколько в человека может влезть? У меня много недостатков, но в условиях all-inclusive главный - недостаточный размер желудка. С семи утра до часа ночи пей, ешь - не хочу! Моментами я кое-кому завидую. Волей случая все время оказываюсь напротив одной парочки лет сорока - каждый из них за присест съедает несколько чашек супа, три - четыре вторых блюда, дюжину пирожных, не считая салатов и прочей всячины. Я все жду, когда он рухнет на пол с ногой курицы в горле, а она со щупальцем недоеденного октопуса.

По части дармовой выпивки приходится отыгрываться вечером. Днем-то в городе, то на экскурсиях. Мы с женой разделились по интересам: она - по коктейлям, я - по пиву. Мараться соками с запахом алкоголя ниже моего достоинства, а крепче здесь не дают. Но быть в Мексике и не попробовать текилу - грех. Пытаюсь соблазнить жену пойти в городской бар - посмотреть на ночную жизнь, но ей хватило приключения в такси.

Я из тех, кому надо дважды наступить на одни грабли. Часов в одиннадцать беру такси и командую водителю: "Night club. Your choice". Годится любой, лишь бы в туристской зоне.

Вероятно, я в темноте неплохо выгляжу, если таксист завез меня в какую-то помесь молодежного клуба, дискотеки и бара. Хорошо хоть не в gay club. Публика лет 17-20, с вкраплениями всех возрастов, уже основательно "под шофе", танцы перемежаются конкурсами "Мисс секс", "Мистер секс". Ничего, смотрится. Ребята и девчата стараются от души и у них можно кое-чему научиться.

Но меня больше заинтриговал конкурс "лизни - глотни - кусни". На помост ложится сеньорита при максимуме форм и минимуме одежды, а кабальеро должен слизнуть с ее плеча щепотку соли, выпить из пупка текилу и закусить ломтиком лайма, зажатом в зубах красотки. Всю эту процедуру надо провести элегантно и без рук! Кажется, просто, но последнее условие для мачо трудновыполнимо.

Судя по фольклору, мексиканские мужчины бывают трех видов. Первый - чарро - благородный красавец, несчастен в любви, бессребренник, защитник угнетенных и обиженных. Второй - мачо - мужик без комплексов, половой гигант, с дамами дважды не встречается, за что они его любят. На ложе любви должен выложиться на все сто, иначе он не мачо. Третий - марьячо - существо в сомбреро и обтянутых брюках, с упитанным животом и громадными усами, всегда "под текилой". Его задача с помощью гитары помочь чарро объясниться красавице в любви, а мачо - побыстрее затащить ее в постель.

В реальной жизни 85 % мексиканцев далеко не киногерои: маленького роста, с круглой головой на туловище без шеи и смуглые, как из печки. Все эти мачо и чарро из оставшихся 15% населения - потомки испанцев, настоящие хозяева Мексики. Это по ним, а не индейцам, плачут сентиментальные зрительницы мыльных опер в далекой и снежной России.

Вспомнился один эпизод. Продавец сувенирного магазина, расхваливает товар, приговаривая " майя, майя". Я его спрашиваю, а чем ацтеки хуже? Мужичок метр с сомбреро и далеко не чарро, цедит: "В Мексике некого сравнивать с майя!"

...Мой бармен оказался неплохим учителем и, хотя я не до конца проникся достоинствами текилы, зато теперь могу отличить настоящую от суррогата. Ребята, слушайтесь моего совета: не берите Blanco или Joven - это не продукт благородной голубой агавы, а ее выжимки. Пейте Reposado или Anejoи пятилетней выдержки - и вы почуствуете себя если не мачо, то хотя бы настоящим текильеро!

Бычка жалко!

За неделю мне довелось побывать во всех стихиях: в воздухе, под землей, на воде и под водой.

Вдоль Юкатана и аж до самой Гватемалы тянется огромный коралловый риф - второй по величине в мире. Сначала плывем на катере вдоль заросших джунглями островков. Не понимаю, почему обычный лес здесь зовется джунглями? Катер выходит в открытое море и пристает к ожидающей нас "подводной лодке".

Спускаемся в трюм, под ногами стеклянное днище с увеличением и наш "Наутилус" начинает экскурсию по царству Посейдона. Нас упорно сопровождает стайка каких-то рыб. Как садистски шутит гид: они нас полюбили, потому что любят человечину. Ему можно верить, особенно когда видишь барракуд - их репутация хорошо известна в мире. Наша лодка лавирует среди рифов, вспугивая огромных скатов и черепах. Как наземными, так и подводными джунглями я немного разочарован - в фильмах рифы выглядят красочней. Неужели Жак Ив Кусто раскрашивал свои пленки?

Через пару дней у нас экскурсия на самый большой мексиканский остров Cozumel - благодаря Кусто и его съемкам он обрел мировую славу и сюда едут любители подводного плавания со всех стран и континентов... И "примкнувший к ним Шепилов". На меня нацепили ласты, жилет, очки и трубку и в составе группы таких же "чайников" шлепаю за инструктором в море.

Я слишком громко называю наш заплыв подводным, скорее это обычное плавание, только лицом в воде. Несколько раз я пытался нырять вслед за инструктором, но нахлебавшись через трубку, решил жить проще: держаться на поверхности и глядеть на что положено. Специально из Чичен Итцы на остров завезены и опущены на дно свыше тридцати памятников. Обросшие водорослями статуи какой-то богини, ягуара, обломки зданий и пирамид под толщей воды смотрятся фантастично!

Акулы и барракуды нами побрезговали. Остаток дня катаемся на водном велосипеде, делаем небольшую экскурсию по мини-зверинцу и торговой улочке, валяемся в гамаках на шикарном пляже, загораем - декабрьский денек плюс тридцать по Цельсию, обедаем, пьем пиво и коктейли. Я не устоял и попробовал Black Russian. Ага, наши и сюда пришли!

Один из самых оригинальных пунктов нашей программы - коррида. Я ожидал, что стадион будет битком, но оказалось наполовину, и не кровожадными потомками майя, а туристической братией.

Мексиканская действительность оказалась гораздо прозаичнее испанских гимнов корриде. Полтора часа циркового шоу с джигитовкой, индейскими плясками и петушиным боем, комичный аттракцион с участием зрителей, поросят и бычка. Главное действие длилось с полчаса. А могло бы и две минуты, но не позволял регламент.

Стройный, гибкий тореро в камзоле и чулках долго молился, крестил носком туфли песок, и смачно отплевывался. Под торжественные фанфары выгнали из загона черного быка с пикой в загривке. Для начала животное погоняло по стадиону пикадоров, затем осталось с глазу на глаз с тореадором. Бык тяжело дышал, высовывая белый язык, послушно бодал красную мантию, но идти в открытый бой не хотел ни в какую. Не помогли ни дополнительные пики, ни даже острое копье конного пикадора. Бык поддел под пах лошадь с завязанными глазами, но у той под брюхом что-то звякнуло типа бронежилета. Целый и невредимый пикадор исчез в загоне.

Бык и тореро снова уставились друг на друга. Наконец человек отбросил в сторону тряпку, мгновенный маневр и шпага вонзилась между лопаток. Бык пошатнулся, но устоял, еще больше вывалился язык, изо рта с хрипами пошли брызги кровавой пены. Еще укол и животное повалилось в конвульсиях на песок, один из пикадоров всадил ему в затылок короткий широкий нож. Бык дернулся и затих. Второй пикадор отрезает ухо и на глазах публики и выстроившихся участников шоу вручает его тореро.

Мне не хочется аплодировать элегантному мяснику в туфлях с пряжками. Бычка жалко...

... Перед корридой жена занималась шопингом в одном из огромных моллов, я просто шатался по городу. Мое внимание привлек красочный плакат "Только у нас на Кубу!". Находит дурь, захожу в офис и спрашиваю насчет билетов на Гавану. Хоть сейчас! Кубинской компанией - 207 долл., мексиканской - 298, всего час полета.

O'kay, а как насчет виз? Я американский гражданин и мне туда без разрешения госдепа лететь не рекомендуется. Нет проблем, пятнадцать баксов и через пять минут у вас будет кубинская виза! Я пообещал зайти позднее.

Спрашиваю жену, как насчет того, чтобы смотаться к Фиделю?

- А мы за день успеем?

У Мексики с Кубой нормальные отношения, никаких эмбарго и довольно интенсивный торговый обмен. В любом винном магазине кубинский ром и знаменитые гаванские сигары. Вот на чем делать бизнес! В Канкуне коробку сигар можно купить за десяток долларов, в США продать за триста! А если протащить через границу две полные сумки сигар, прибыль составит... Лет пять дадут, не меньше!

Приходится ограничиваться неконтрабандными сувенирами и серебром. Мексика - первая в мире по добыче серебра и это заметно по прилавкам и ценам. У жены на почве этого металла легкое помешательство: хочет разом скупить серебряный запас страны.

Цены на товары в Мексике указываются только в крупных магазинах, в остальных местах зависят от ваших торговых талантов. Впрочем, реальную цену определить просто: запрашиваемую сумму делите на два, а еще лучше на четыре, и искомый ответ у вас в кармане.

Опять аэропорт, опять таможенный контроль, но с подобным мы еще не встречались: идет тотальный "шмон", изымаются ножнички, пилочки, заколки и даже зажигалки. До самолета мы, кажется, прошли три или четыре досмотра. Ну думаем, а что в Штатах будет! А ничего, за американских таможенников поработали мексиканские, наши лениво задали дежурные вопросы и тут же тиснули штемпели в паспорта. Мы дома!

На выходе из самолета жена достала из сумочки сигарету и... зажигалку. Нашу единственную контрабанду.

Фото автора