Роберт Льюис Стивенсон. Стихи. Переводы М.Генина

Опубликовано: 15 марта 2002 г.
Рубрики:

Роберт Льюис Стивенсон

Переводы

  
                 МОЯ ТЕНЬ 

Есть у меня подружка Тень, она всегда со мной. 
Я с нею из дому иду и с ней иду домой. 
Она похожа на меня от головы до ног. 
Когда я прыгаю в кровать, она туда же - скок. 

Смешно порою наблюдать, как тень растет моя 
Не так, как дети во дворе, совсем не так, как я. 
Она способна вырастать до высоченных крыш, 
А иногда и в микроскоп ее не разглядишь. 

Совсем не знает детских игр моя немая Тень, 
Зато дурачит без конца она меня весь день. 
У ног свернется, как щенок, робка, тиха, скромна, 
А то вдруг прыгнет на меня лягушкой из окна. 

Однажды утром до того, как солнышко взошло, 
Увидел, капельки росы украсили стекло, 
Но Тень ленивая моя, как сонная старушка 
Заснула вновь, позвав меня, уткнув свой нос в подушку.    


      ХОРОШАЯ ИГРА 

На чердаке из стульев старых 
Корабль построили на славу. 
Чтоб бури нас не донимали, 
Мы мягкие подушки взяли. 
Мы взяли горсть гвоздей с собою, 
Еще пилу, ведро с водою 
И Том сказал: "Какого черта? 
Не взять ли нам кусочек торта? 
И яблоко, чтоб бед не зная, 
Доплыть до самого Китая?" 
Мы плыли долго, много дней, 
Смеялись выдумке своей, 
Но Том коленку повредил 
И дальше я поплыл один. 


      ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ 

Воздух был тесен от солнца и птиц, 
Пузырьками свежесть даруя, 
Пробудил он от спячки сердце мое, 
Вспомнил, как я любил дорогую. 

Еще голы деревья, невспахана зябь, 
И мой дух в непонятной дрожи. 
Моя прежняя мысль о любви и весне 
Все смешала, чувства тревожа. 

Мысли, те, что проснулись в сердце моем, 
Забурлили, как вешние воды. 
Птицы, солнце, весна: может, это - любовь? 
Или просто влиянье погоды? 


      КАТАРИНА 

Лица мы видим выраженье 
Как бы в зеркальном отраженье 
Лесного чистого пруда, 
Холодно-ясного всегда. 
Но, как в изменчивом стекле, 
Вдруг отразится на челе 
Смятенье чувств, как в некой драме 
Между улыбкой и слезами, 
Меж феей сказочно-воздушной 
И дамой строго-равнодушной. 


      ПУТЕШЕСТВИЯ 

В колеснице бога Феба 
Я хочу взлететь на небо 
И увидеть, словно рай, 
Наш земной, чудесный край, 
Где повсюду, там и тут 
Чудо яблони растут. 
И висят на ветках их 
Гроздья яблок золотых. 

Как бы мне попасть, не знаю, 
В край волшебный попугаев? 
Там, где кружатся стрекозы, 
Где в горах пасутся козы 
И следят за Робинзоном 
Они взглядом удивленным, 
И где Крузо строит бот 
Далеко не первый год. 

С бородою и усами 
Я б поплыл под парусами 
По волнам вперед туда, 
Где Востока города 
Солнечным теплом согреты 
Мне покажут минареты, 
Медресе, дома, мечети, 
Где в пыли резвятся дети, 
Где верблюды на базары 
На горбах везут товары 
И в оазисах пустыни 
Вырастают чудо дыни. 


Я еще попасть желаю 
В сказку древнего Китая, 
Где я со стены Великой 
Мир увижу многоликий, 
Где песчаные барханы 
От стены на север прямо. 
Вид на юг не столь суров - 
Много шумных городов. 

Может, я открою скоро 
Африканские просторы. 
Там леса стоят, наверно, 
С нашу Англию размером. 
На лианах обезьяны 
Не спеша, жуют бананы. 
Рядом негры без помехи 
С пальм швыряют вниз орехи. 
Там лежат в разливах Нила 
Неподвижно крокодилы 
И фламинго красноперый 
Рыб глотает без разбора. 

В джунглях Индии кочуя, 
По возможности, хочу я 
Видеть, как бенгальский тигр 
Предвкушает страшный пир. 
Жаждет крови не овечьей, 
Не коровьей - человечьей. 
Видеть, как в одеждах белых, 
Погоняя слуг несмелых, 
Их богатый господин 
Залезает в паланкин. 

Видеть средь песков пустыни 
Чьи-то древние святыни. 
В них застыли навсегда 
В вечной спячке города. 
И ни шороха, ни крика. 
Спят от мала до велика 
Средь барханов и холмов 
Обитатели домов. 
И когда опустит тьма 
Плащ свой черный на дома, 
Не зажжется в окнах свет. 
Никого, увы, там нет. 

Вот когда я стану взрослым, 
Сильным, мужественным, рослым, 
Эти самые края 
Посещу, конечно, я. 


      МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА 

Когда я остаюсь один, 
Себе судья и господин, 
То, стоит мне закрыть глаза, 
Вмиг уплываю в небеса. 
Надолго убываю я 
В игры волшебные края. 
Там лилипутами страна 
Чудесная населена. 
Там клевер, словно лес густой, 
Там лужи с море глубиной 
И листья по таким морям 
Плывут подобно кораблям. 
Над маргаритками пыля, 
Жужжа натужно, 
Летит громадная пчела, 
Как шар воздушный. 

Когда вхожу я в этот лес, 
То вижу множество чудес. 
Вот муха с пауком, а вот 
Команда муравьев несет 
Поклажу весом тяжелей, 
В сто раз, чем каждый муравей. 
С коровкой божьей стол деля, 
Сижу в раздолье щавеля. 
На самый верх залезть могу 
В травинки колосок 
И пить, приникнув к роднику, 
Росы прохладный сок. 

Сквозь этот лес смогу пройти 
При этом, встретив на пути, 
И маргаритку ростом с дом 
И муху, что гремит, как гром, 

И сквозь волшебное стекло 
Себя я вижу самого. 
И лужа плещется у ног, 
На землю падает листок 
И я всхожу на этот бот 
И устремляюсь вдаль, вперед. 
Вдоль берегов лежит листва 
И маленькие существа 
Глазами полными значенья 
Меня буравят в удивленьи. 
Одни - в сверкающей броне, 
Как бы готовые к войне, 
Другие скрыты в пестроте, 
Иные видят в темноте, 
А кто-то носит золотой 
Наряд, а кто-то голубой. 
Расправят крылья лишь - и вот 
Уже отправились в полет. 

Лишь стоит мне раскрыть глаза, 
Вмиг исчезают чудеса, 
Большие стены, скучный пол, 
Дрова, камин, огромный стол, 
Большие люди в стульях с дом 
Понятны мне с большим трудом. 
О, как несносны их слова! 
А моя память так жива 
Вся в этой сказочной стране, 
Что только что приснилась мне, 
Где клевер, словно лес густой, 
Где лужи с море глубиной... 

Когда я ночью лягу спать, 
Я буду в той стране опять. 


      БОТИНКИ 

                      Том Робинсон 

Ботинки моего отца 
Прекрасны и мягки. 
Хотел бы я их поносить, 
Да жаль, что велики. 

И у братишки-малыша 
Ботинки тоже есть. 
Хотел бы я их поносить, 
Но не могу в них влезть. 

Коль не могу я меньше стать 
И больше тоже быть, 
Ботинки, видимо, свои 
Придется мне носить.