Срез времени Американский эксперт о прекращении договора ПРО

Опубликовано: 17 июня 2002 г.
Рубрики:

В США сторонников прекратившего свое действие договора ПРО (противо-ракетная оборона), практически не осталось. Во всяком случае их голоса не слышны. Но в Америке понимают, что решение о выходе из договора несет в себе определенный риск.

Так считает Джон Кэри из арлингтонской Группы консультантов по вопросам обороны.

- Мистер Кэри, остались ли какие-то недомолвки, неясности в связи с прекращением действия договора?

- Думаю, остался некий горьковатый привкус у российской стороны. В то же время Россия, видимо, понимает, что прекращение договора не породит новую гонку вооружений и не явится угрозой безопасности обеих сторон.

- Что США теряют, и что приобретают с выходом из договора ПРО?

- Будет ускорен процесс создания нового поколения ракет-перехватчиков. Этому процессу раньше препятствовали ограничения, указанные в договоре ПРО. Теперь можно свободно проводить эксперименты с более обещающими системами защиты от баллистических ракет. В то же время после объявления о выходе США из договора возникло немало противоречий с нашими европейскими союзниками и с Россией. Поначалу этим был нанесён некоторый ущерб нашему престижу и влиянию. Но после терактов 11 сентября сомнения отпали. Люди во всём мире увидели, что есть некие злые силы, способные нанести удар по Соединённым Штатам и любой стране, и эти силы ищут пути приобретения баллистических ракет и оружия массового уничтожения. И совершенно естественно, что США и другие государства стремятся создать систему противоракетной защиты.

- Как быстро США создадут такую систему?

- Уже в субботу (15 июня) на Аляске начнётся строительство полигона для испытаний ракет-перехватчиков. Сколько времени уйдёт на создание усовершенствованной системы - зависит от технического уровня и выделяемых на это средств.

- Есть ли у этого плана серьёзная оппозиция в самих США?

- Оппозиция, практически, исчезла после 11 сентября. Даже если есть какие-то ворчуны, подавляющее большинство в Сенате и в Палате Представителей поддерживает план президента Буша.

- А что, по-вашему, приобретает и что теряет Россия с прекращением действия договора ПРО?

- Россия, совершенно очевидно, получает немалую выгоду. Прежде всего, в области сотрудничества с США в области оборонной техники. Обе стороны могут многому научиться друг у друга в установлении систем противоракетной обороны. У России накоплен большой опыт в том, что касается перехвата и радарных систем. И администрация Буша предложила России работать вместе над установлением противоракетной защиты. Что Россия потеряла при этом? Думаю, ничего. Президент Путин после 11 сентября дал ясно понять, что Россия встала на сторону Америки в общей борьбе с международным терроризмом. Путин увидел, какие широкие возможности для его страны несёт сотрудничество с США. Администрация Буша может много потерять, если не оправдает надежд России. Сейчас Россия в ответ на уступки ждёт от США больше экономической помощи, расширения торговых связей, увеличения закупок российской нефти и промышленных товаров. В этом, думается, долговременная стратегия президента Путина. Худшее для США и для России, что может случиться, это если через год или два уступки со стороны России не приведут к положительному эффекту в улучшении российской экономики и в отношениях с США. В этом случае в адрес правительства Путина посыпятся обвинения в том, что Россия много отдала со времени окончания холодной войны, но ничего не получила взамен. Если Путин не продемонстрирует существенные достижения в российской экономике, то правительство Путина ожидают тяжёлые времена, а это плохо и для президента Буша. Оба лидера взяли на себя большой риск, один - выйдя из договора ПРО, а другой - позволив это сделать. Теперь обоим необходим прогресс в российской экономике, иначе на смену Путину придут сторонники жёсткой линии.

Новое министерство безопасности

На наши вопросы о новом министерстве внутренней безопасности отвечает сотрудник Вашингтонского фонда "Хэритедж" Майкл Скардбэлл.

- Мистер Скардбэлл, в Америке говорят "Не нужны новые законы, если точно выполнять старые". Так и новое министерство не понадобилось бы, если бы существующие службы более добросовестно выполняли свою работу...

- В идеальном смысле это верно. Мы могли бы осуществлять политику внутренней безопасности и без изменений в федеральном правительстве. Но президент Буш предложил новое министерство ради повышения эффективности системы внутренней безопасности. Например, и у ФБР, и у Министерства торговли есть службы безопасности киберпространства, занимающиеся, практически, одним и тем же. Или в Министерстве Юстиции и в Министерстве Здравоохранения и трудовых ресурсов есть службы содействия штатам, городам и районам в оказании срочной помощи населению, пострадавшему от террористических актов. Все эти дублирующие службы будут объединены, что позволит сэкономить деньги, сократить бюрократический аппарат и повысить эффективность.

- Насколько будет сокращён бюрократический аппарат, если в новом департаменте будут работать почти 170 тысяч человек?

- Важно заметить, что в системе нового министерства почти не будет новых людей. Работники будут, в основном, переведены из других служб и ведомств. Хорошие, ценные сотрудники останутся. Кто-то потеряет работу. Например, при слиянии нескольких отделов по введению данных в компьютерную память понадобится только один менеджер, остальные будут уволены. Это позволит взять на работу лишних аналитиков разведданных и профессиональных агентов безопасности. Со временем мы увидим, что и общие расходы на внутреннюю безопасность не возрастут, а может быть и уменьшатся. В бюджет нового министерства перейдут части бюджета из разных департаментов. Впрочем, в первые несколько лет у министерства будет много проблем, потребуются расходы на модернизацию и трудно предсказать на что.

- Конгресс должен одобрить предложение президента. Но далеко не все члены Конгресса согласны с проектом.

- Я думаю, что препятствий в Конгрессе не будет. Может быть, предложение пройдёт не так быстро, как хочет президент, потому что возникнут споры о функциях министерства, о деталях, будут предложены поправки. Оппоненты создания министерства внутренней безопасности опасаются, что, в борьбе с дублированием, будет создан департамент, дублирующий работу ЦРУ или ФБР. Другие стоят на страже бюрократии. Третьи, например, главы различных комиссий и подкомитетов Сента и Палаты Представителей не хотят поступиться своим влиянием. Начнется борьба за власть в новой Комиссии конгресса по внутренней безопасности, которая, наверняка будет создана за счёт сокращения других комиссий. Но в целом нынешняя реорганизация окажется более гладкой и быстрой, чем та, что проходила в 1947 году, когда был реорганизован аппарат национальной безопасности, и было создано Министерство Обороны.

- ЦРУ и ФБР были созданы независимыми друг от друга, чтобы не было в США единого очень мощного государственного органа вроде КГБ в Советском Союзе. Создаваемое сейчас Министерство внутренней безопасности (МВБ) не станет ли подобием того, чем было в СССР Министерство Внутренних Дел (МВД), которое затем было преобразовано в Комитет Государственной Безопасности (КГБ)?

- Не думаю, что президент Буш имеет это в виду. Большинство функций, которые возьмёт на себя новое министерство, уже выполняются другими службами: это таможня, береговая охрана и т.д. Разведка и слежение будет иным, чем в КГБ. Министерство не будет вести собственные расследования, не будет располагать тайной агентурой, не будет подслушивать и подсматривать. Оно, практически будет не собирать информацию, а впитывать, отбирать, суммировать, анализировать. Будет создан крупный аналитический отдел, обрабатывающий информацию, поступающую из ЦРУ и ФБР, и предлагающий, так сказать "второе мнение". Это как в медицине: хирург предлагает операцию, и тогда пациент обращается к другому хирургу, чтобы услышать его рекомендации. Так президент США будет обращаться к Министерству Внутренней Безопасности, когда захочет получить второе мнение.