Промедление смерти подобно

Опубликовано: 3 октября 2002 г.
Рубрики:

      Годовщина 11 сентября прошла в Америке под знаком оранжевого цвета (предпоследняя степень опасности и готовности к ней после желтой и перед красной — непосредственного нападения).

      И — чрезвычайной охраны президента и хования его зама вице-президента Дика Чейни неведомо где, на случай неубережения верховного главнокомандующего. Под Вашингтоном к бою изготовились ракеты класса «земля-воздух» на случай, если понадобится сбить захваченные террористами лайнеры, над основными городами барражировали F-15 и F-16 с той же целью.

      Весь день было траурно. 3025 фамилий, произнесенных вслух. Десятки тысяч свечей. И сотни раз повторенные кадры, ставшие «киноклассикой» — таран второго самолета Южной башни, женский крик «O, my God!», лица, глаза, рты закрытые руками, чтобы не видеть и истошно не кричать.... А потом — все сильнее полыхающие огни, полеты десятков (!) людей в последнем акте обретения свободы, ужасные звуки падающих с высоты чуть ли не полкилометра тел, тянущиеся к небесам черные огромные руки дыма, которые были видны и засняты видеокамерой аж из космоса (на международной станции), стремительное оседание одной, затем второй башни. И апофеоз — невероятные, инфернальной величины валы дыма и пыли, врывающиеся со скоростью курьерского поезда в расщелины улиц между небоскребами Манхеттена и толпы людей, пытающихся убежать от настигающего их черного морока. Когда он догонял оператора, все погружалось в ночь, вокруг наставала тьма египетская. Да что рассказывать — все видели.

      В тот же поминальный день 11 сентября по каналу Fox news проводил беседу резкий и язвительный ведущий Билл О'Райли. Беседу он проводил с лидерами мусульманских общин США. Райли уязвлял их перстами и в разных формах задавал один вопрос: почему исламские общины США резко не отмежевались от терактов, почему в них праздновали нападение 11 сентября, и почему от лидеров исламских общин Америки нет резкого осуждения террористов? Те отрицательно трясли бородами, оглаживали их ладонями, воздевали одну руку вверх (вторая — на бороде) и бормотали, что как же, они осуждали, они против убийств мирных людей, и они не праздновали 11 сентября.

      — Вот как! — воскликнул яростно Райли, — тогда как вы объясните, что среди 19 участников теракта 11 сентября, и 129 человек, ныне осужденных за причастность к тому теракту, — все до единого мусульмане?!

      Почтенные улемы только смущенно развели руками, наконец-то оторвав их от своих холеных бород.

      Рефреном происходящего в день годовщины были слова: «Помним. Не забудем». Подразумевалось: не простим. Преступники частично уже наказаны. И будут наказаны все.

      Второй лейтмотив тоже был связан с памятью. Вернее, с пониманием. Он звучал так: никто до прошлогоднего 11 сентября не мог себя представить, что возможно столь невероятное злодейство. Потому и не придавали значения многочисленным предупреждениям разведки. Сообщения агентов о том, что Осама бин Ладен замышляет нанести ужасающий удар с мощью самолетов. Что он командировал сколько-то своих ассасинов-шахидов в летные школы США.

      Вот характерное место из интервью бывшего президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера (Richard von Weizsaecker) журналу «Bild» (Германия) в годовщину трагического юбилея:

      «Мне было трудно поверить в то, что я увидел. В голове у меня было только одно: это фильм! Отталкивающий, безответственный, ужасно негодный фильм! Я находился у себя дома в Берлине-Целендорфе, в гостях у меня как раз были старые школьные товарищи. Мы сидели, как прикованные перед телевизором, и думали: это совершенно невероятно!»

      Меня, в свою очередь, всегда удивляла вот эта прекраснодушная невозможность поверить в некие злодейства. Вся история мира говорит, что нет таких злодейств, которые бы не были совершены, коли имеется техническая, финансовая и организационная возможность их произвести.

      Еще раз назову некоторые — только самого последнего времени.

      Коллективизация, массовые расстрелы и сталинские трудовые концлагеря. Нацистский Холокост. Ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Увы, тут требуется маленькое пояснение — с политико-военной точки зрения эти удары были оправданы, ибо поставили милитаристскую Японию на колени и сохранили до миллиона жизней американских солдат. Но с гуманистической точки зрения удары по гражданскому населению городов, где даже не было военной промышленности (немного было в Нагасаки), в связи с чем эти города ранее не бомбились (и потому туда бежало окрестное населения из других городов) есть, безусловно, злодеяние огромного масштаба. Далее, культурная революция (от 15 до 90 миллионов жертв), полпотовский коммунизм и, наконец, массовая практика шахидов-самоубийц в Израиле.

      После первых разоблачений СМИ по поводу того, что высшее руководство не раз информировали о подготовке ужасных терактов Буш выразился: «Да кто бы мог такое подумать! Да у меня и в мыслях не было, что такое возможно!»

      Вот это и плохо. Что не было в мыслях. Ведь идея камикадзе уж кому-кому, а американцам была известна очень даже хорошо. Дело дошло до того (после 11 сентября), что военные попросили голивудских спецов по придумыванию кинокатастроф сочинять для них (и за террористов) разные планы учинения зла.

      Но профессионализм — дело наживное. Особенно политический.

      И вот Буш выступил 1 июня 2002 года перед курсантами академии Вест-Пойнта, главной кузницы офицерских кадров США. Напомню, что закончил ту речь Буш в блестящем стиле чемпиона, сказав, что Соединенные Штаты не только будут в одностороннем порядке использовать свои вооруженные силы в упреждающих акциях там и тогда, где и когда они этого пожелают, но что нация также накажет тех, кто занимается терроризмом и агрессией, и будет стремиться к тому, чтобы навязать всему миру ясную мораль добра и зла.

      Так как по одну строну с Америкой были названы (или подразумевались) все страны, кроме арабских (и еще Ирана, Северной Кореи и Кубы), то враг определен ясно. Но арабский мир в целом — это слишком много.

      Кроме того, навязать шахидам и террористам «ясную мораль добра и зла» — дело очень сомнительное. Это не те савлы, которые преобразуются в павлов. Они по своей программной начинке вообще не люди, а aliens, «чужие». Жить с ними вместе в рамках политкорректности — все равно, что подмигивать по дружески бледной спирохете или вирусу СПИДа. Так что придется их разбирать на части.

      За время, истекшее после обнародования новой военной доктрины США, определили цель первого удара — Ирак. Саддаму Хусейну никогда не удастся мирно внушить ясную мораль добра и зла: Xусейну, который развязал войну с Ираном, унесшую более полмиллиона иракцев, а потом перестрелял половину своей родни и столько же (половину) своего офицерства и генералов, применял отравляющие газы по отношению не только к врагу (Ирану), но и по отношению к собственному курдскому населению, терять нечего.

      И вот Буш 11 сентября 2002 года говорит народу:

      «Вместе с союзниками мы должны также предотвратить возрастающую угрозу со стороны режимов, которые поддерживают террор, стремятся к обладанию химическим, биологическим и ядерным оружием и строят баллистические ракеты. В этом вопросе последствия бездействия могут быть катастрофическими».

      Обезвреживать террористов нужно не неопределенно долго, а быстро и решительно. А в США полгода укрепляли двери кабин самолетов. Столько же отменяли инструкции, согласно которым экипаж и пассажиры должны беспрекословно выполнять команды террористов, захвативших лайнер. Год понадобился для того, чтобы Конгресс принял решение о праве экипажа самолетов на ношение во время полета оружия.

      Уже полгода говорят о скором нападении на Ирак. Дескать, вот-вот. Сейчас. Завтра. На той неделе. В следующем месяце. До конца года. В начале следующего.

      12 сентября Буш выступил с долгожданной речью на генеральной ассамблее ООН. И — снова не было ультиматума Ираку. Все то же, что уже говорилось много раз. Американский президент сказал, что за последние десятилетия, прошедшие со времен войны в Заливе, Саддам Хусейн не выполнил ни одного своего обещания, ни одной резолюции Совета Безопасности ООН: не были выданы пленные, есть сведения, что Ирак располагает компонентами для производства биологического оружия и имеет мощности для производства оружия ядерного, продолжает изготовлять ракеты большой дальности. «Ирак нарушил все обещания, — эта фраза несколько раз повторялась в выступлении Буша, — Саддам Хусейн — это угроза всему миру, которую мы не можем игнорировать».

      Он назвал режим Хусейна смертельно опасным для всех. Что он, не задумываясь, применит оружие массового поражения. Что в течение года у Саддама будет атомная бомба. Что США были более, чем терпеливы, что они даже предоставили Хусейну план «Нефть за продовольствие», но тот упорно готовил страшное оружие.

      Однако никакого срока, никакого ультиматума предъявлено не было.

      Конечно, можно вдарить и так, без ООН и без его Совбеза. И так даже лучше, ибо удар нанесен как бы в неопределенности отношения к этому удару со стороны Совбеза и ООН. Ударяли же так по Югославии. Хотя там была большая поддержка друзей из стран НАТО. И это несмотря на то, что Милошевич — образец и выставочный экземпляр демократа по сравнению с Саддамом. Что за загадка? А простая: с той стороны — миллиард мусульман.

      С той стороны — шатающийся от внутренних смут Пакистан и генерал Мушарафф, слезно умоляющий не вовлекать его в это дело, а еще лучше — не ударять. А то, ненароком, сметут.

      23 сентября США Джордж Буш направил конгрессу текст проекта резолюции с требованием предоставить ему полномочия применить военную силу против Ирака. Текст гласил: «Санкционирование использования вооруженных сил США. Президент уполномочивается использовать все средства, которые он считает необходимыми, включая силу, для проведения в жизнь упомянутых выше резолюций Совета Безопасности ООН, для защиты интересов национальной безопасности Соединенных Штатов от угрозы, исходящей от Ирака...»

      И вот, наконец-то, 26 сентября США устами Кондолизы Райс официально предъявили Саддаму Хусейну самое безотказное в рамках новой американской политики превентивного удара обвинение из всех, до сих пор против него выдвигавшихся.

      «Нам известно о давних контактах между высокопоставленными иракскими чиновниками и «Аль-Каидой», — заявила в интервью телекомпании Пи-Би-Эс помощник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс. — Ирак ознакомил террористов с технологией создания химического оружия, а некоторые боевики «Аль-Каиды», бежавшие из Афганистана, нашли убежище в Багдаде». Об этом, по словам Кондолизы Райс, американцы узнали в ходе допросов пленных боевиков «Аль-Каиды», относящихся к верхушке этой организации. «Впрочем, — добавила помощник президента Буша, — никто сейчас не говорит, что Саддам Хусейн стоит за терактами 11 сентября. Мы не хотим заходить так далеко в своих утверждениях». Заходить дальше и не надо. Пособничество в терроризме, притом самой кошмарной организации Аль-Каиде, — это приговор.

      В этот же день, 26 сентября в американском сенате разразился скандал: лидеры демократического большинства обрушили на президента Буша массу упреков. Главный из них — Белый дом и Республиканская партия якобы политизируют ситуацию вокруг Ирака, с тем чтобы набрать очки перед выборами в конгресс 5 ноября.

      Но давление Америки таково, что даже Китай начал сдавать своего традиционного «друга».

      Китайский правительственный «официоз», англоязычная газета «Чайна дейли» (вторая по значимости и влиянию после рупора компартии «Жэньминь жибао»), выступила с редакционной статьей, обращенной напрямую к иракскому президенту. Саддам Хусейн должен выполнить свое обещание о сотрудничестве с инспекторами ООН, сказано в ней. «Для Хусейна это последний шанс не дать американцам легального повода осуществить акцию против Ирака», — отмечает газета.

      Увы, дипломатия — вещь вихлеватая. А политика и вовсе искусство возможного. И все-таки, прав был Наполеон, воскликнув: «Сначала нужно ввязаться в серьезный бой, а там — видно будет!»

      Сотни раз прокрученные кадры трагедии 11 сентября возбуждают эмоции, на то и расчет был. Будет ли решение ООН, Совбеза, нет ли — обезвредить бандита, дать ему по руке, которая потянулась в карман, где лежит пушка, палящая атомными ядрами. И промедление действительно — смерти подобно.

      За Наполеоном было 40 веков, смотрящих на него с высоты замшелых пирамид. За Бушем — всего 226 лет демократической страны, которая в полном-то смысле демократической стала только в 1963 году и все еще продолжает ею становиться. Как говорил Перикл на похоронах воинов Марафона, потомки будут удивляться тому, что нам удалось сделать для победы нашей демократии в битве с персами.

      Америка находится ныне в состоянии войны с «миром». Однако, с поправкой. Не со всем миром, а только с миром стран-террористов. Но! Вначале эту войну объявил Америке мир террора. Сделал это 11 сентября Бeн Ладен, засевший в пещерах Торо Боро в Афганистане. Произошла полная аналогия с Перл Харбором.

      Или — с 22 июня 1941 года. Именно после этого тов. Сталин для подъема морального духа приказал пробомбить Берлин.

      Для меня странным является только то, что ответные удары запоздали. С Афганистаном более-менее адекватно. А вот с Ираком — поздно. Сие можно объяснить только тем, что начиная с войны Ирака-Ирана 1980-88 годов, США поддерживали Ирак, надеясь найти в нем вторую после Израиля страну-союзник. Видя в нем наиболее прозападную часть Ближнего Востока (девицы могли купаться в бикини). А также с тем, что нынешний вице-президент Дик Чейни имел в Ираке очень успешный и богатый нефтяной бизнес. Хотя до того такой надеждой был Иран, но Хомейни с революционными студентами поломал все надежды.

      Таким образом, нынешнее право на превентивный удар, который заявлен как право сильного, есть не более чем возвращения должка. Можно как угодно хныкать, что, в конечном итоге, все гордиевы узлы разрубаются мечом, но лучше отмокать в джакузи и щуриться на огромный плазменный экран, чем сохнуть на колу под звонкое пение ваххабитского муэдзина и ловить заходящее солнце пустыми глазницами.