Унижение мужчин

Опубликовано: 1 ноября 2002 г.
Рубрики:

Стива Джоунса хорошо знают в Великобритании и за ее пределами. Он не только известный генетик, университетский профессор, но и блестящий публицист - из числа тех немногих в этом бизнесе, кто, во-первых, пишет о науке со знанием дела, во-вторых, увязывает научные проблемы с проблемами нравственными, общечеловеческими; в-третьих, превосходно владеет словом, обладает писательским даром. Ракурс в его статьях и книгах всегда парадоксален и остр. В них непременно присутствует вызов устоявшимся представлениям - тому самому здравому смыслу, который, по словам Эйнштейна, есть не более чем собрание предрассудков, устанавливающихся к 18-ти годам.

Сейчас вся страна обсуждает новую книгу Джоунса с интригующим названием: Y: The Descent of Men. Уже в названии - типичная для автора игра слов. Смысловая часть названия - "Унижение мужчин". На первый взгляд кажется, что можно прочесть его и как "Происхождение мужчин". Но не получается; множественное число не пускает; у Дарвина было The Descent of Man, and Selection in Relation to Sex, "Происхождение человека и половой отбор"; тут - единственное число, man (человек), а не men (мужчины), заставляющее и слово descent читать по-иному. Далее, смысловой части названия предшествует у Джоунса буква Y, которая делает два дела: во-первых сообщает названию привкус вопроса (Y произносится так же, как why, почему), во-вторых, тут же дает и ответ на этот вопрос, притом научный. В генетике Y - обозначение мужской хромосомы (женская, соответственно, обозначается через X); все дело в этой проклятой хромосоме, она унижает мужчину!..

Текст книги тоже перенасыщен игрой смыслов. Из одной и той же научной посылки выводится несколько смысловых линий. Например, антимарксистская. Забудьте о классовой борьбе, говорит нам Джоунс. Все дело в мужском половом гормоне, тестостероне. Он, а не смена экономических формаций, определял ход мировой истории.

Джоунс вообще интересуется марксизмом, советским периодом российской истории, советскими вождями. Этих последних он расставляет в шахматном порядке по наличию растительности на голове: Ленин лыс, Сталин волосат, Хрущев лыс, Брежнев волосат, Андропов лыс, Черненко волосат, Горбачев лыс, Ельцин волосат. Чет и нечет, так сказать. И при этом (кажется Джоунсу) лысые были, по своему типу, реформаторами, а волосатые - реакционерами. Путин не вполне вписывается в этот черно-белый ряд. Он только-только начинает плешиветь. И дело тут не в возрасте; Ленин пришел к власти, будучи на год моложе Путина (в 47 лет). Дело тут, можно сказать, обнадеживающее: все-таки большевизм закончился на Ельцине; все-таки Путин не является и (если логика Джоунса верна) не будет вождем тоталитарного государства. Слабо ему. Оттого и волосат.

Но что с реформаторами и реакционерами? Прав ли Джоунс? Точно ли Андропов вынашивал реформы, да не успел их осуществить? Иные возразят: Сталин, истинный создатель тоталитаризма, был тоже своего рода реформатором - и каким! Реформировал весь старый мир, создал вместо него нечто очень новое, небывалое. Реформы ведь не всегда к лучшему. Может, под реформаторством Джоунс имел в виду либерализм? Но и тут многие не согласятся, скажут: Ленин был не либеральнее Сталина, только его властью не обладал, а Ельцин - не реакционнее Горбачева, всего лишь выпивоха. Словом, в этом построении - больше игры и острословия, чем истины, выверенной наукой... Зато уж если Джоунс прав, то как тут не вспомнить, что на Западе все народные избранники последних десятилетий были как на подбор весьма косматыми мужчинами? То есть - реакционерами. Америка не видела лысого президента со времен Эйзенхауэра (в должности с 1953 по 1961). В Великобритания все главы правительств (мужчины) были с шевелюрой после Алека Дуглас-Хьюма (премьерствовал в 1963-64). Вождь ведь должен нравиться домохозяйкам, иначе они не проголосуют. А лысые мужчины - на любителя.

Кстати, о мужчинах. Книга, собственно, о них: снижении их роли в обществе. Сейчас трудно даже вообразить, что исторически еще совсем недавно женщина и человеком-то не считалась. Во многих европейских языках человек и мужчина - синонимы. Русский - счастливое исключение (правда с привеском в форме пословицы: "не бьет - значит не любит" и соответствующей традиции). Мужское начало было главным, правильным, естественным; женское - второстепенным, искаженным, противным природе. Даже низким и злым. Недаром античный философ, женившийся на низенькой женщине, говорил, что выбрал наименьшее из зол.

Теперь, полагает Джоунс, всему этому конец. Эволюция поворачивается спиной к мужчине. Преимущество, соприродное женскому естеству, заявляет о себе во всеуслышанье. Собственно, это преимущество было заложено изначально, оно только наукой выявлено недавно. И как раз вовремя: рост и физическая сила не играют в обществе прежней роли, в результате чего в социальном смысле женщина начинает теснить мужчину.

Мужчины предстают в книге Джоунса сущими недотепами. Они состоят из одних недостатков, которые вынуждены преодолевать всю свою жизнь. А получают они от этой жизни (от самых драгоценных, как думают некоторые, мгновений жизни) мало - меньше даже, чем... большинство самцов в классе млекопитающих. Почему? Согласно Джоунсу, у большинства представителей этого класса позвоночных детородный член снабжен костью, а бедные мужчины вынуждены полагаться на одну гидравлику...