Ночные страдальцы

Опубликовано: 24 января 2003 г.
Рубрики:

То, о чем пойдет здесь речь, — это, пожалуй, единственная вещь, совершаемая людьми в ночное время, о которой никто не желает говорить. Даже в шоу Опры Уинфри и Геральдо Риверы, где, как известно, не стыдясь, говорят абсолютно обо всем, называя все вещи своими именами.

Ибо речь пойдет сейчас о храпе, отвратительном звуке, который одни сравнивают с шумом мчащегося товарного поезда, другие — со скрежетом мельничных жерновов, третьи — с ревом сверхзвукового реактивного самолета, торнадо или землетрясения. Словом, сравнений вполне достаточно. Люди-источники этих чудовищных звуков пребывают в блаженном неведении и ни о чем таком даже не подозревают. Зато для других, обретающихся в той же комнате, об заснуть, как говорится, не может быть и речи. Да что там в той же комнате — на том же этаже или даже в том же доме! А иногда храп достигает такой фантастической мощи, что не могут спать и соседи на улице, в доме которых открыты окна, и они вынуждены запирать их наглухо, посылая на несчастную голову храпуна самые жестокие и изощренные проклятия.

И вот нашлось единственное место, где ночные страдальцы — и те, кто храпит, и те, кто не может спать из-за этого храпа, — собрались поплакаться на свою горькую судьбу и выслушать мнения и советы специалистов по этому поводу. И происходило это недавнее необычное сборище в актовом зале медицинского факультета Пенсильванского университета.

Очень скоро выяснилось, что это малоприятное явление (я имею в виду храп) имеет две стороны — комическую и драматическую. Оказалось, например, что в некоторых случаях громкое храпение может расцениваться как нарушение закона, то бишь преступление. Некая женщина из города Дэвис в Калифорнии рассказала собравшимся, что ее арестовывали дважды в начале этого года: ее храп нарушал закон о соблюдении гражданами ночной тишины. Другие могут и не входить в конфликт с законом (в конце концов, еще не учреждены специальные полицейские патрули по борьбе с храпом), но нежелательные звуки, издаваемые их носами, ртами, гортанями и прочими частями тела, — это источники бесконечных страданий для них самих.

Дуайт Гофман, 30-летний сотрудник министерства обороны, живущий в Брике, Нью-Джерси, рассказал присутствующим: «Я обычно спал в одной комнате с моим старшим братом. Оказывается, в течение долгих лет он швырял в меня свернутые в клубок носки и орал мое имя. Таким способом, утверждал он, ему удавалось приостановить мой храп и разбудить меня. А я никогда и не подозревал, что он делает это. И уж совсем не имел понятия о том, что я храплю».

Выступает Дэйв Олим, 57-летний дерматолог из Эмблера, Пенсильвания. Его жена, грустно сообщает он, сравнившая его храп с «работой старого грузовоза на дизельном топливе», перебралась в другую спальню два года назад, когда несчастный Дэйв начал храпеть. Она пыталась сначала противостоять мощному храпу с помощью затычек для ушей, но это было все равно, что пытаться приглушить этими затычками шум Ниагарского водопада. Она пользуется затычками даже теперь, в отдельной спальне.

Джералд Розенберг, аптекарь из Черри-Хилл, НьюДжерси, и тоже бывший сотрудник министерства обороны, вспомнил время тренинга в специальном лагере Пикетт в Вирджинии. «О, сколько раз я просыпался утром, обнаружив, что лежу на полу, плотно прикрытый сверху матрасом. Ребята просто сбрасывали меня с койки, а я и не подозревал, что храплю во сне».

Это, положим, было еще не самое страшное из случившегося с ним. Несколько лет спустя Розенберг с одним из сослуживцев отправился самолетом в служебную командировку. Под равномерный гул турбин он, естественно, задремал. «Я храпел так, что люди из задней секции самолета решили, что взорвалась одна из турбин, и что нам грозит авария. Когда я проснулся, пилот и пассажиры толпились вокруг меня, показывали на меня пальцем и хохотали. Сослуживец, с которым я летел, почувствовал себя глубоко оскорбленным, пересел на другое место и не разговаривал со мной до конца полета. Он и сейчас все еще дуется на меня».

Когда ночные страдальцы облегчили в выступлениях свои истерзанные души, слово взяли врачи. Конечно, говорили они, рассказанные примеры выходят, так сказать, за рамки обычного, но они весьма характерны: ночной страдалец-храпун ни о чем не подозревает и готов на все, чтобы не причинять неудобств своим жертвам; жертвы же, тоже ночные страдальцы, звереют от бессильной ярости, хоть и знают, что храпун делает свое черное дело не нарочно. «И если вы попросите кого-нибудь описать этот шум, его действительно опишут самыми ужасными красками, — сказала Рошель Голдберг, директор сердечно-легочной клиники Центра исследований нарушений сна (ЦИНС) медицинского факультета Пенсильванского университета. — Это один из тех шумов, о которых говорят "у меня всегда есть для этого под рукой несколько старых туфель"».

И это отнюдь не частная проблема. Статистика говорит, что 20 процентов женщин и 30 процентов мужчин храпят постоянно; 40 процентов женщин и 50 процентов мужчин храпят периодически. А если перейден 60-летний возрастной рубеж, храпение становится значительно громче, и ему подвержены 40 процентов женщин и 60 процентов мужчин. «На практике эти числа многократно больше, — с уверенностью заявил Ричард Шваб, также один из клинических директоров ЦИНС. — Просто каждый думает про себя: "Я храплю? Вздор! Кто угодно, только не я!". Но не будьте, господа, столь самоуверенны».

Эндрю Голдберг, ото-рино-ларинголог (ухо-горло-нос) больницы при Пенсильванском университете: «Практически храпят все. Пусть понемножку, пусть едва слышно, но — все. Для этого лишь требуется определенная поза и некоторые другие факторы. Разумеется, тот кто храпит, этого не слышит, зато прочие вкушают это в полной мере. Вот почему супруги являются ко мне обязательно вдвоем: супруг храпуна желает быть уверенным, что тот действительно обратился к врачу, а не только сделал вид».

Статистика не знает, как много разводов происходит на почве храпения одного из супругов, но социологи и врачи не имеют ни малейших сомнений, что это одна из серьезнейших причин распада семей. «Я знаю множество супружеских пар, которые не спят в одной комнате именно по этой причине, — говорит Голдберг. — У нас имеется особая профессиональная классификация храпа, и тот, который именуется "героическим храпом", чаще всего и разрушает интимное единство супругов».

Поскольку, как уже было сказано, интенсивность храпения растет с возрастом, описанный негативный социальный эффект наиболее часто наблюдается у пожилых супругов. «Я, — замечает Шваб, — знаю многих пожилых людей, которые спят раздельно на протяжении 10-15 лет и говорят: "Конечно, это было бы славно — спать рядом, но..."»

Но этот социальный остракизм, это взаимное отчуждение вовсе не единственное зло, причиняемое храпом. Есть кое-что не менее важное — здоровье. «Люди привыкли посмеиваться над этим, — продолжает Шваб, — а между тем здесь вовсе не до смеха: речь идет о нарушении некоторых важных функций организма. Храп может быть первым сигналом, что где-то что-то не так».

Наиболее вероятным расстройством, на которое может указывать храп, говорят специалисты, — это «апноэ», опаснейшее болезненное явление, заключающееся в том, что у человека в течение ночи сотни раз происходит кратковременная остановка дыхания. «Для многих это может проходить незаметно и без последствий, — поясняет Фрэнк Марлоу, — отоларинголог больницы университета Ханеманна. Но зачастую мягкий вариант апноэ приобретает умеренную или даже тяжелую форму, и тогда без вмешательства врачей не обойтись». Опасность апноэ заключается в том, что из-за него в организме может резко понизиться количество кислорода, а это, в свою очередь, ведет к повышению кровяного давления, к возможности инсульта или инфаркта. Но даже и без апноэ храпение может привести к нежелательным результатам, помимо удара локтем в бок со стороны возмущенного супруга, лежащего (а по статистике — чаще лежащей) рядом. Дело в том, что храпуны, хоть и не слышат собственного храпа, просыпаются от него несколько раз в течение ночи, и потом утром встают невыспавшиеся и утомленные. «Сами-то они не понимают в чем дело, — поясняет Рошель Голдберг, но мы, проводящие исследование причин, нарушающих нормальный сон, мы отлично всё понимаем».

Явление, имеющее столько различных последствий самого разного характера, — храп, сам по себе имеет причину чисто физиологическую. Или, если хотите, аэродинамическую. Храп раздается тогда, когда вибрирует какая-либо мягкая ткань верхних дыхательных путей, или когда на пути вдыхаемого и выдыхаемого воздуха появляется какое-то препятствие. Если этого нет дыхание легко и бесшумно, как майский ветерок.

Что способствует появлению храпа? Среди основных причин — ожирение (75 процентов храпящих), ненормально маленькая или скошенная нижняя челюсть, непроходимость носовых полостей или неправильное расположение носовой перегородки; а у детей это чаще всего увеличенные аденоиды или миндалины, или чрезмерно большой язык. Но есть и иные причины нарушения ночной тишины — причины более простые и прозаические: обычная простуда, обильная еда и питье алкоголя перед сном, и прием лекарств (антигистамины и снотворное), расслабляющих мышцы полости рта. И, как бы странно это ни звучало, — физическое переутомление.

Если уж такое случилось что храпите либо вы сами, либо тот, кто находится рядом с вами, — в один голос заявили проводившие встречу специалисты, — не следует предаваться отчаянию и думать, что вы обречены терпеть это до гробовой доски. К счастью, имеется целый ряд средств против этого несчастья — от уходящих корнями в седую древность (садануть локтем в бок) до самых передовых (лекарства и лазерная хирургия). Правда, предупреждают специалисты, хирургию все-таки постарайтесь оставить в качестве самого последнего средства. И даже перед употреблением лекарств попробуйте для начала прибегнуть к средствам практическим:

- Если вы чрезмерно поправились, немедленно постарайтесь сбросить лишний вес.
- Если вы привыкли перед сном пропустить рюмочку-другую, отвыкните.
- Устраиваясь на ночь, используйте такую подушку, которая бы максимально отдаляла ваш подбородок от груди. Доктор Марлоу называет это «позицией глубокого дыхания», предельно увеличивающей емкость ваших дыхательных путей.

- Если ваш супруг невыносимо храпит, сделайте то, что доктор Голдберг деликатно именует «переменой позиции»: поскольку абсолютное большинство храпунов отравляют другим жизнь лежа на спине, переверните его на бок или на живот. И чем с меньшей нежностью вы будете это делать, тем лучше.
- Существует и некое профилактическое средство. В пижаму храпящего (на спине) вшивается теннисный мяч, или покупается специальный «мяч для храпунов» (Snore Ball) на прищепках. Как только возмутитель ночного спокойствия вознамерится лечь спину (в позу храпения, так сказать), он тут же автоматически перекатывается обратно на бок.

Ну и конечно, глушители. Ушные затычки, продающиеся в аптеках, и машины, производящие так называемый «белый шум» — например, вентиляторы. Или ухитряйтесь так устраиваться, чтобы ложиться и засыпать еще до того, как начнется ваша пытка храпом.

На симпозиуме было объявлено о публикации в апрельском (2002) номере журнала Нью Сайентист сообщения: американские ученые изобрели дешевое и безболезненное средство-вакцину против храпа. Называется эта вакцина снорпласти. Впрыснете ее в гортань — и вы другой человек. Оказывается, это средство разрушает некоторые ткани с образованием «рубцовой ткани», которая придает упругость мягкому небу, чем и снижает силу вибраций.

Этот препарат, если верить исследованию, понижает уровень звука от храпения с одиннадцати децибел до 2 децибел, в чем видят громадный прогресс. Сегодня стоимость одного курса лечения — 35 долларов. Но, последовало разъяснение, всё это похоже на подтяжку дряблой кожи: некоторое время все в порядке, а потом снова раздается ликующий храп. Посему приходится обращаться к иным средствам.

Среди антихраповых приспособлений я бы упомянул два:

— Особое приспособление, которое можно достать у зубных врачей. Оно выдвигает нижнюю челюсть вперед, чем и предотвращает западание языка назад. Нельзя сказать, чтобы лик спящего при этом поражал своей ангельской красотой, но из двух зол всегда приходится выбирать наименьшее.

— Маска CPAP (Continuous Positive Airway Pressure — т.е. для постоянного положительного давления в верхних дыхательных путях). Доктор Шваб характеризует это как прекрасное средство и от апноэ, и от храпения. Это маска, надеваемая на ночь поверх носа и подсоединенная к миниатюрному вентилятору. Она значительно увеличивает объем воздуха, проталкиваемого в верхнюю часть трахеи. Ее достоинства — высокая эффективность и замена собой лекарств. Недостатки — некоторая громоздкость и медленное привыкание к ней.

Конечно, можно исходить из того, что храпение, в конце концов, не такая уж трагедия, чтобы из-за него подвергаться всем этим многочисленным неудобствам. Но это уже дело взгляда. Джералд Розенберг, представивший себя на описываемой встрече как «храпун-ветеран», почувствовав, что он дошел до предела и, вняв уговорам друзей, отправился в ЦИНС и попросил, чтобы его проверили и научили пользоваться маской CPCP. Он провел там ночь, после которой тамошний техник уважительно сказал ему: «Доброе утро, мистер Розенберг! Вы славно поспали: дверь вашей комнаты была закрыта, но мы отлично слышали вас двумя этажами выше». Его обучили пользоваться маской, и он спит в ней с тех самых пор.

«И знаете что? — сказал он присутствующим с сияющей улыбкой. — Я женат вот уже 42 года. И моя жена не только спит теперь рядом, но и говорит, что она впервые за сорок два года вообще спит нормально!»