Юрий Окунев: цивилизация и евреи. Интервью

Опубликовано: 1 декабря 2010 г.
Рубрики:
Юрий Окунев

Юрий Окунев — человек энциклопедически образованный. Он пишет историко-публицистические книги на русском и английском языках. Но это как бы его хобби. А основная профессия Окунева — теоретическая радиотехника. В России он защитил докторскую диссертацию, организовал и многие годы возглавлял лабораторию передачи дискретной информации — ведущую отраслевую научно-исследовательскую лабораторию СССР в области цифровой радиосвязи, получившую мировое признание за пионерские работы по теории и технике фазоразностной модуляции. В Советском Союзе он опубликовал 14 монографий и учебных пособий по теории модуляции и обработки сигналов.

В 1993 году Юрий Окунев иммигрировал в Америку и с тех пор работает в ведущих фирмах телекоммуникационной индустрии США. Сейчас он работает над проблемами применения микроэлектроники в медицине. В США Юрий получил 25 патентов, опубликовал несколько научных статей и монографию. Научная школа Юрия Окунева получила распространение и развитие во многих странах мира. Он удостоен награды имени Чарльза Гирша за выдающийся вклад в теорию фазовой модуляции и разработку мобильных систем радиосвязи. Когда Юрий рассказывал мне о своей работе, я глубокомысленно кивал, хотя, откровенно говоря, ничего не понял.

В последние годы Юрий Окунев опубликовал несколько книг и большое число очерков в жанре художественной публицистики на русском и английском языках в России, США, Израиле, Канаде, Германии, Болгарии и Австралии. Литературные произведения Юрия Окунева включают, в основном, мемуары и художественную публицистику с акцентированием проблем истории и философии еврейского народа. Одна из его книг получила награду USA Book News в категории "Мировая история".

В эти дни третьим изданием выходит его фундаментальная книга "Ось всемирной истории".

 

— Юрий, как вы, ученый, занимающийся серьезнейшими научными проблемами, стали вдруг публицистом, историком, автором книг, которые очень далеки от вашей основной профессии?

— Побудительным моментом, своего рода импульсом стало то, что мои дети стали меня спрашивать, что меня удивило поначалу, кто были их бабушки, дедушки и прадедушки. И я понял, что я об этом плохо знаю. Вы ведь знаете, как в Советском Союзе относились к предкам. А у меня один мой дед был резником в Белоруссии, другой был раввином в Любавичах. Я написал мемуарную книгу "Письма близким из XX века", где описал историю нашего рода в контексте более широкой истории. Эта книга, к моему удивлению, была с интересом встречена читателями. А потом я написал и другие книги. Это, знаете, затягивает.

— "Ось всемирной истории" — что за этим названием?

— Слова эти принадлежат выдающемуся русскому философу Владимиру Соловьеву. Он писал, что, "проходя через всю историю человечества, с самого начала и до наших дней, еврейство представляет собой как бы ось всемирной истории". Это было сказано в конце XIX века, более ста лет назад, но сегодня слова его звучат еще более актуально в свете тех событий, которые произошли уже после жизни Соловьева — Холокост, создание государства Израиль, все что вокруг этого государства происходило и происходит. Посмотрите, сколько внимания политики, средства массовой информации уделяют Израилю, еврейскому вопросу.

Взять хотя бы сегодняшнюю ситуацию в мире. Ведь терроризм и неофашизм сегодня считают своими главными врагами евреев и сионизм. До Соловьева на протяжении веков высказывались подобные мысли, связанные с еврейским народом. Причем, эта тема в течение тысячелетий влекла к себе как тех, кто был апологетом еврейства, так и тех, кто был его хулителем.

Разумеется, вклад каждого народа в историю уникален и ценен. Но я пишу в своей книге о том, что мы можем представить нашу цивилизацию без вклада какого-нибудь народа. Мы вполне можем вообразить отсутствие на планете какого-нибудь народа Х, можем себе представить, каким был бы мир без этого народа и чем бы этот мир отличался от ныне существующего. Но без истории еврейского народа наш сегодняшний мир нельзя было бы себе представить, как нельзя вообразить вращение без оси. Современный историк Пол Джонсон, который написал, на мой взгляд, самую интересную историю евреев, говорил, что евреи на протяжении истории поднимали все острые вопросы, которые стояли перед человечеством. Поднимали и пытались предложить свои решения в сфере морали, социальной жизни человека, культуры. По его словам — "самое главное — евреи научили нас рационализировать непознанное. Результатом этого явился монотеизм и три великие религии, которые его используют. Вообразить, как бы выглядел мир без них — почти за пределами возможностей нашего воображения".

На протяжении веков и евреи, и неевреи задавались двумя вопросами — почему чуть ли не все народы везде и всегда ненавидят и преследуют евреев, и почему при этой тотальной ненависти и преследованиях евреям удалось выжить на протяжении тысячелетий?

— По этим и другим вопросам, связанным с евреями, высказывались за эти тысячелетия разные люди — великие и знаменитые, невежественные и мало кому известные. Причем высказывания эти очень различны, как будто речь не идет об одном народе, а о совершенно разных. Иногда даже одни и те же люди совсем по-разному на протяжении жизни говорили о евреях. Много подлинных высказываний, много фальшивок. Разные точки зрения существуют, например, насчет слов, приписываемых первому президенту США Джорджу Вашингтону: "Евреи действуют против нас более эффективно, чем вражеские армии. Они в сто раз опаснее для наших свобод и целей. Достойно сожаления, что каждый штат не изловил их как вредных насекомых и как величайших врагов благополучия Америки, каких мы только имеем". Как бы в подтверждение этих слов цитируется и Бенджамин Франклин: "Я полностью согласен с генералом Вашингтоном, что мы должны защищать эту молодую нацию от коварного влияния и проникновения. Опасность, джентльмены, представляют евреи. Где бы евреи ни селились в большом количестве, они оказывают вредное влияние на мораль и единство. Они остаются обособленными и не ассимилируются... Если вы не изгоните их, то менее через 200 лет наши потомки будут работать на полях, чтобы прокормить их, в то время как они будут сидеть в своих офисах. Преду­преждаю вас, джентльмены: если вы не изгоните евреев, ваши дети будут проклинать ваши могилы". Эти слова цитируются в некоторых книгах и статьях. Мне показалось весьма, весьма сомнительным, что они могли так говорить. Но некоторые их считают подлинными. Другие говорят, что это грубая и бессовестная подделка позднейших времен.

— Я пришел к выводу, что оба эти высказывания — фальшивки. Что касается Вашингтона, то все, что там было написано, действительно им было сказано. Но было сказано не о евреях, а о спекулянтах. Замените слово "евреи" на "спекулянты", и вы получите почти точные слова Вашингтона. Это переиначивание слов, совершенно изменяющих смысл высказывания, придумки более поздних антисемитов. Это сделали американские нацисты в тридцатых годах прошлого века. А слова Франклина были придуманы антисемитами от начала до конца. Так что оба великих американца к антисемитизму не имеют никакого отношения, были в этом отношении кристально чистыми людьми. Второй президент Соединенных Штатов Америки Джон Адамс говорил два века назад о создании еврейского государства. Он утверждал: "Я верю, что настанет день, когда Иудея будет построена вновь как независимая страна". "Я настаиваю, что евреи сделали для развития человеческой цивилизации больше, чем любая другая нация".

Третий президент США Томас Джефферсон говорил, что он счастлив быть свидетелем восстановления евреев в гражданских правах. Уже ближе к нашему времени Джон Кеннеди отмечал, что "Израиль был создан не для того, чтобы исчезнуть — Израиль будет стойко держаться и процветать. Израиль — дитя надежды и дом мужества. Он не может быть разрушен несчастьем или деморализован успехом. Он несет щит демократии и облагораживает меч свободы".

— С некоторым изу­млением читал я высказывания Наполеона. Человек, которого называли диктатором и узурпатором, говорил два века назад о евреях такие слова, которые были совсем не характерны для того времени. В соседней с Францией Испании еще существовали инквизиционные суды, в стране практически не осталось евреев, не принявших христианство, а Наполеон говорил о поддержке евреев, о полном равенстве для них. Мало того, он говорил о еврейском государстве еще задолго до Герцля, которого считают основателем сионизма. В своей книге вы называете Наполеона самым выдающимся сионистом из неевреев.

— У Наполеона есть и критические высказывания о евреях, но он очень ценил жизненную энергию и творческое начало евреев и говорил о том, что желал им предоставить все юридические права свободы, равенства и братства, которыми пользовались католики и протестанты. Вот его слова: "Мне хотелось бы, чтобы с евреями обращались как с братьями, как если бы мы все были частью иудаизма. Кроме того, я думал, что это могло бы принести Франции значительные богатства, потому что евреев много и они могли бы переселиться в больших количествах в нашу страну, ибо здесь они получили бы больше привилегий, чем в любой другой стране". Уже находясь в ссылке, он говорил, что для осуществления планов ему помешало поражение при Ватерлоо. Настоящим сионистским проектом является "Письмо еврейскому народу от Бонапарта, главнокомандующего Франции", написанное в 1799 году. Но в то время евреи не были готовы к созданию государства, не было у них лидеров, которые были бы способны повести массы за собой.

Еще до Наполеона близкие к идеям сионизма мысли высказывал Жан Жак Руссо. Он говорил о зависимости личной свободы от национальной, о свободном государстве, школах и университетах для евреев, где они смогут разговаривать и вести споры без оглядки.

— Многие американские политики, общественные деятели, представители культуры очень тепло отзывались о евреях. Не будем говорить о наших временах, когда антисемитские высказывания вызывают, как правило, весьма негативную реакцию в обществе. Мы знаем несколько примеров в последнее время, когда некоторые журналисты были уволены за недоброжелательные высказывания в адрес евреев и Израиля. А если брать старые времена, когда не было еще правил политкорректности?

— Здесь можно было бы привести множество высказываний людей, которые сыграли выдающуюся роль в истории Соединенных Штатов. В Америке, как и в других странах, многие философы, писатели задавались вопросом, как еврейский народ мог перенести все испытания, которые выпали на его долю, как он мог выжить, несмотря ни на что, как сохранил энергию и динамизм?

Великий американский писатель Марк Твен очень ярко, на мой взгляд, писал об истории древнейшего из сохранившихся на земле народов. "Египтяне, вавилоняне и персы поднялись, наполнили мир шумом и блеском, а затем завяли и канули в вечность; греки и римляне пошли по их стопам... и исчезли; другие народы расцвели и подняли высоко свой факел в свое время, но их факел выгорел, и они либо прозябают во мраке, либо вовсе исчезли. Еврей видел всех, победил всех и сейчас такой же, каким был всегда. Он не показывает ни признаков заката, ни старческого бессилия. Его таланты не поблекли, и его бодрость не изменила ему. Все в мире смертно, кроме еврея; все уходит, но он остается. В чем секрет его бессмертия?"

— Примерно таким же вопросом задавался и русский писатель Александр Куприн. "Его (еврейского народа) история проникнута трагическим ужасом, и вся залита собственной кровью: столетние пленения, насилие, ненависть, рабство, пытки, костры из человеческого мяса, изгнание, бесправие... Как мог он остаться в живых?" Вы пишете в своей книге об отражении еврейской темы в русской литературе.

— Как и в других странах, отношение было очень разным. Автор романа "Обломов" Иван Гончаров был одним из образованнейших людей своего времени. Евреев он не любил, писал о них с резкой откровенностью, многих поэтов, к которым не испытывал никакой симпатии причислял к "жидам", писал "они космополиты (жиды, может и крещеные, но все-таки по плоти и крови оставшиеся жидами). Откуда им взять эти драгоценные качества — искренность и задушевность? У их отцов и дедов не было отечества, они не могли завещать детям и внукам любви к нему".

К сожалению, как я пишу в книге, сорвался на еврейской теме и Иван Тургенев. Сорвался грязным и нелепым рассказом "Жид". Этот рассказ писатель послал Некрасову в журнал "Современник". Причем, просил его опубликовать анонимно. Некрасов, не любивший евреев, хотел опубликовать этот рассказ, но цензор не разрешил поначалу эту публикацию. В конце концов Некрасов в борьбе с цензурой победил, и рассказ был опубликован. Под ним не стоит подпись Ив. Тургенев, как обычно подписывался писатель. Может, Тургенев постыдился этого своего рассказа? В нем соседствуют два мира, мир людей благородных и мир людей корыстных и подлых. Так вот, мир людей подлых в рассказе представляют евреи. И все же я считаю, что этот рассказ не характерен для творчества Тургенева.

— Честно говоря, не знал, что Тургенев, вошедший в историю как писатель-гуманист, мог написать такое. Но мне раньше не доводилось видеть этот рассказ Тургенева. Он не был включен в хрестоматии. А вот "Тараса Бульбу" мы изучали в школе. Мне было весьма странно и больно читать совершенно дикие и позорные сцены расправы над евреями. И все это со смехом и прибаутками, как будто делается нечто благородное и заслуживающее поощрения.

— Когда я, пионер-интернацио­на­лист, это прочитал, мне стало дурно. И не только потому, что в книге казаки так жестоко и безжалостно расправлялись с евреями, которых не считали людьми. Нам в школе внушали, что в эксплуататорском обществе царизм намеренно держал население в невежестве, и евреи, и другие нации подвергались гонениям. Меня потрясло другое. Великий русский писатель явно одобрял этих погромщиков, с явной симпатией относился к тому, что казаки убивают евреев, ни словом не заступился за невинных людей.

— Два русских писателя, которых знают все на западе, самые почитаемые и уважаемые, чьи книги издаются на протяжении десятилетий. Федор Достоевский и Лев Толстой. Жили в одно время. Правда, Достоевский был постарше и ушел из жизни значительно раньше Толстого. По многим проблемам имели разные точки зрения, а что касается еврейской темы, то по взглядам были на разных полюсах — Достоевский известен многими жесткими высказываниями о евреях, многие его считают одним из самых известных антисемитов XIX века, а Толстой был почитателем евреев и говорил о них всегда исключительно позитивно.

— Эти два величайших писателя, два классика не только русской, но и мировой литературы в этом вопросе были полярно противоположны. Часто задают вопросы, как могло так получиться с талантливейшими людьми, жившими в одно время. Вопрос о том, почему один гениальный человек антисемит, а другой, не менее талантливый, лишен этой болезни, чрезвычайно сложный. Когда мне задают этот вопрос, то я сам себя спрашиваю — а можем мы объяснить, что один человек жадный, а другой щедрый, что один злобный, а другой добрый?

Может быть талантливый человек жадным, а простой и необразованный щедрым. Юдофобство не зависит от уровня воспитания, образования. Казалось бы, скорее по среде и воспитанию именно Достоевский должен был быть терпимым к еврейству, сочувствовать ему. Достоевский был из очень простой семьи, примыкал в молодости к революционному движению, был приговорен к расстрелу. И только в последний момент его казнь отменили. Он был в ссылке, преследовался правительством, в молодости принадлежал к либеральным кругам. Таким людям было более свойственно, следуя идеалам французской революции, быть терпимее к евреям. А Толстой происходил из высшей аристократии, все его предки по материнской и отцовской линиям принадлежали к высшему сословию, он никогда не был революционером, был человеком порою резко консервативных взглядов. И казалось бы, должен был больше подвержен болезни юдофобства. А все наоборот получилось.

В дневниках Достоевского есть такие антисемитские высказывания, которые, на мой взгляд, на уровне призывов к погрому. Недаром фашисты во времена войны сбрасывали листовки с цитатами Достоевского. У него высказывания не только о роли евреев в российской жизни. У него есть прогнозы в отношении евреев в Америке. Он прочел в журнале "Вестник Европы", что американских негров освободили. "Представьте же себе, — писал Достоевский, — когда я прочел все это, мне тотчас же вспомнилось, что мне еще пять лет тому приходило это самое на ум, именно то, что вот негры от рабовладельцев теперь освобождены, а ведь им не уцелеть, потому что на эту свежую жертвочку как раз набросятся евреи, которых столь много на свете". В те времена в Америке было чуть больше ста тысяч евреев. Причем, в основном они жили не в южных штатах, где процветало рабство, а на севере-востоке страны, и занимались они не ростовщичеством, а ремеслами и торговлей. Я не нашел ни в одном из американских источников никаких подтверждений таких выводов Достоевского. А Толстой стал одним из крупнейших в России защитников угнетенных народов, в том числе и евреев. Он подписал декларацию против антисемитизма, он резко выступал против правительства после кишиневского погрома. Он говорил: "Еврей — это святое существо, он добыл с неба вечный огонь и осветил им землю и живущих на ней. Он родник и источник, из которого все остальные народы почерпнули свои религии и веры. Еврей — первооткрыватель культуры... Еврей — символ вечности. Он, которого ни пытки не смогли уничтожить, ни огонь, ни меч инквизиции не смогли стереть с лица земли, он, который так долго хранил пророчество и передал его всему остальному человечеству, такой народ не может исчезнуть". И подобного рода высказываний у Льва Толстого очень много.