Кем держится русская земля

Опубликовано: 1 ноября 2009 г.
Рубрики:

12 октября 2009 года в возрасте 50 лет умер Михаил Калатозишвили, внук знаменитого режиссера Михаила Калатозова, снявшего фильм "Летят журавли". Внук тоже был режиссером, не так давно на канале "Культура" прошел его фильм "Дикое поле", заставивший нас задуматься о судьбе России и ее людей, злодеев и праведников...

Эта заметка — в память ушедшего режиссера.


Посмотрела фильм "Дикое поле" режиссера Михаила Калатозишвили — и в голове словно замкнулась электрическая цепь: вот он ответ еще одному человеку с грузинскими корнями, Александру Браиловскому.

Статья Браиловского "Страна подкованных блох", с абсолютным отрицанием того, что в России есть что-то хорошее, и главное — с полным отождествлением российских верхов и народа — лежала до поры в своем углу, тревожа, вопрошая, напрягая...

Ответить на нее было чрезвычайно трудно. Кто из нас, бывших советских, не видел, что в России жизнь человеческая не ставится ни в грош, что воюем испокон веку кладя в подножие победы гекатомбы человеческих жизней, что были в России жесточайшие и кровавые Иван Грозный, Петр Первый и Сталин, которых некоторые россияне не прочь сделать "именем России", что подвластные Российской империи народы подвергались русификации и репрессиям, как наравне с "титульной" национальностью, так и по своим особым "национальным" каналам, что "качество жизни" простых россиян — их быт, жилье, дороги — всегда невозможно было и сравнить с таковым же у европейских народов.

Правда, правда, правда...

И вот картина Калатозишвили. Фильм — притча, рассматривающая ситуацию с несколько иной стороны. Дикое поле и среди него полуразвалившееся каменное подворье с развевающимся над ним флагом с изображением красного креста. На месте этой развалюхи, как мы узнаем из дальнейшего, была когда-то современная больница, а сзади стоял, хоть и маленький, но самолет. Но в то время, когда происходят события фильма, то есть по всем приметам, в наши с вами дни, — великолепие это позади. Перед глазами на экране полуразвалившееся подворье, собака, высокий, мужественного и чуточку грузинского вида юноша-врач, которого кличут уважительно, по имени-отчеству, — и дикое поле на сотни верст вокруг. Врач, заброшенный даже не в медвежий угол, а в безлюдную песчаную пустыню, окруженную каменистыми холмами, лишенный нормальных условий жизни, лекарств, технических средств, — лечит людей: на наших глазах спасает жизни человеку, который беспробудно пил сорок дней, корове, проглотившей какую-то дрянь, молодой "туземной" женщине, получившей выстрел в живот...


Что мы успеваем узнать об этом красивом человеке с момента, когда камера показывает нам его сортирующего пучки с травами и до последней сцены, когда спустившийся с холма чумазый и безглагольный туземец, его "ангел", как считает юноша, не нанесет ему смертельного удара острой заточкой? Занесет спустя минуту после того как руки этого человека обмыли его рану и наложили на нее повязку. Узнаем мы о нем не так много. Одинок, но есть невеста, чей портрет стоит в его каморке на столе и за письмами от которой он гоняет на мотоцикле к неизменно пустому почтовому ящику, одиноко висящему среди степи. Эта девушка приедет к нему на краткий срок, чтобы после счастливого свидания сообщить, что вышла замуж, и пропасть из виду вместе с перевозящим овец грузовиком.

Скудный быт, походные условия жизни — и книги на полках. Важная и очень значимая подробность. Врач демонстрирует поразительное умение лечить с помощью минимальных подручных средств: алкоголика возвращает к жизни, полоснув по животу раскаленным железом, корове дает большую дозу слабительного, рану девушки зашивает жилами молодого барана. Вот только себе помочь не сможет, получив удар — отвернется от зрителя и уйдет во двор, чтобы лечь на землю и умереть. Страшный и очень знакомый конец.

В притчевой форме нам показали то, что из века в век происходит в России: жизнь и смерть "обыкновенного" праведника. Ими и сильна Россия. При всей тяжести и несвободе существования всегда в ней находились люди, честно и достойно делающие свое дело, что в условиях "дикого поля", — всегда подвиг. Да, во все времена была улюлюкающая толпа, готовая на разбой и на погром, но были люди, живущие по законам совести — учителя, врачи, писатели, крестьяне и ремесленники. Такими людьми всегда была сильна русская нация.

Вот один из выводов, на который навел меня прекрасный фильм российского режиссера с грузинскими корнями Михаила Калатозишвили.