В защиту маленького Гитлера

Опубликовано: 1 февраля 2009 г.
Рубрики:

Маленькому голубоглазому Гитлеру недавно стукнуло три годика. В середине января социальные работники явились с полицейским эскортом в дом к Гитлеру и увезли его, прихватив заодно его сестричек, которые тоже носят скоромные имена.

Одну зовут Джоселинн Арьян Нейшен, а вторую — Хонзлинн Хинлер Джинни. Вторая якобы названа в честь Гиммлера, хотя без подсказки догадаться об этом невозможно. Ее отец, который собирает ножи и штыки вермахта и носит немецкие сапоги (в одной газете написано, что они "принадлежали нацистскому солдату", но даже немецкая кожа, я думаю, столько не держится), говорит, что, согласно литературе, правильнее писать "Хинлер", а не "Гиммлер".

Что до первой дочери, то "Арьян нейшен" — это "Арийская нация". Имя "Арийские нации" носит известная ультраправая организация, которую обвиняют в пронацистских симпатиях.

Что в Нью-Джерси проживает маленький Гитлер, стало широко известно в середине декабря, когда в местном магазине "ШопРайт" отказались написать на пироге "С днем рождения, Адольф Гитлер!".

Никто бы об этом не узнал, если бы Кэмпбелл не обратился за защитой в местную газету. Он наивно считал, что она мобилизует общественное мнение в его поддержку. На самом деле, он пожал бурю негодования и глумления.

"Другим детям пироги дарят! — возмущался отец Гитлера Хит Кэмпбелл, живущий с семьей на пособие. — А ко мне придираются. Это несправедливо по отношению к моим детям. Разве имя может быть оскорбительным?"

На самом деле, может. Примеров сколько угодно, но я не буду их приводить, чтобы никого не обидеть. С другой стороны, у нас, как принято считать, свобода слова, которая по идее должна распространяться и на имена.

Очень легко разрешать приятные тебе высказывания, но истинная свобода там, где разрешают и неприятные. Перефразируя Вольтера, "мне ненавистно то, что вы говорите, но я готов умереть за ваше право это говорить".

Америка, в отличие подавляющего большинства других стран, всегда исповедовала почти абсолютную свободу слова. Исключения можно пересчитать по пальцам. Классический пример — нельзя всуе кричать "Пожар!" в переполненном зале.

Правда, в последние десятилетия многие вузы США ввели списки запретных слов, произносить которые на публике считается неполиткорректным. Но это в стенах вузов, а не в обществе в целом.

Если в Австрии и ряде других стран можно сесть в тюрьму за отрицание Холокоста, то в Америке его можно отрицать, сколько угодно. Например, отец маленького Гитлера отрицает Холокост и украсил дом свастиками. А также машину, но потом передумал, потому что на него начали косо смотреть.

Нацистов он, впрочем, не хвалит и говорит, что "это были плохие люди", но добавляет: "Дети у меня еще малые. Они такими не вырастут". Да хоть бы и выросли: нацистская партия у нас не запрещена, хотя членство в ней может сильно затруднить трудоустройство. Как и имя Адольф Гитлер. Сначала сынишку звали Антонио Адольф Гитлер Кэмпбелл, но потом родители сократили его за счет Антонио.

Не все страны признают право родителей нарекать детей, как им заблагорассудится. В Новой Зеландии одни, например, назвали девочку Talula Does The Hula From Hawaii, Талула Танцует Хулу С Гавайев. Я не шучу.

В ЗАГСе сказали решительное "нет". Там также забраковали имя 4Real (то есть ForReal — в моем художественном переводе, "В Натуре"), заявив, что в именах нельзя употреблять числительные. Это, на мой взгляд, чистый произвол.

Не дают также называть детей Сталиным и, разумеется, Гитлером. В Швеции нельзя назвать ребенка "Бадвайзером" или "Металликой" по названию рок-группы.

Но Америка — это не Новая Зеландия и не Швеция. Здесь свои традиционные понятия и традиция почти все разрешать, за что и любим.

Местные власти утверждают, что отобрали у Кэмпбеллов детей не за имена, а за что-то другое, но подробности сообщить отказываются, ссылаясь на законы об охране детства.

Заботиться о малолетних свойственно многим народам, но в США охрана детства возведена в культ и иногда использовалась для оправдания всяческих безобразий. Был период, когда ряд воспитателей посадили за растление малолетних, но потом освободили по невиновности. Одним из худших зверств в американской истории был штурм скита "Ветви Давидовой" под техасским городом Уэйко.

Дело было в 1993 году. Власти знали, что сектанты под предводительством Дэвида Кореша вооружены до зубов, но в Техасе это в порядке вещей. Арсенал секты, тем не менее, не давал федералам покоя, поскольку дело было при Клинтоне, и они выдвинули предлог, что сектанты обижают своих детей. Под этим соусом ФБР осадило коммуну "Ветви Давидовой", а потом пошло на штурм. Деревянные здания загорелись. На пепелище нашли 54 взрослых трупа и 21 детский.

Власти отменно защитили детишек секты. Это был один из вопиющих актов тирании в американской истории. Поскольку, опять же, дело было при Клинтоне, никто из убийц не понес наказания, и об этом неловком эпизоде предпочитают не вспоминать. Сейчас у идиотов Кэмпбеллов отняли детей.

Полиция говорит, что ни о каких родительских грехах у нее сведений нет: маленьких нацистов вроде не били и не растлевали. Конечно, давая детям фашистские имена, родители не облегчили им жизнь, но черная певица Тони Брэкстон назвала своих Деним (то есть Джинса) и Дизель. И ничего. Американские знаменитости вообще склонны называть детей идиотскими именами, и никто не лишает их родительских прав.

И я уверен, что в США полно маленьких Ильичей, привезенных из Латинской Америки. А мэра Вашингтона, попавшегося потом на крэке, звали Мэрион Шепилов Бэрри. То есть левые родители назвали его именем одного из сталинских приближенных. Никто и не пикнул.

Руки прочь от маленького Гитлера!