Экономика: что дальше?

Опубликовано: 1 декабря 2008 г.
Рубрики:

Углубляющийся экономический спад, рост безработицы, безуспешность попыток правительства оздоровить финансовый сектор — всё это не даёт американцам оснований для оптимизма. Отсюда — недоверие к рынку ценных бумаг и его затянувшееся падение.

Вот что думает об этом положении Фрэнк Гамрат, экономист из Института общественной политики Аллегени в Питсбурге, штат Пенсильвания:

— Я не представляю, когда мы достигнем дна на рынке ценных бумаг, и как далеко это дно. С каждым новым падением нам предстоит удивляться: куда же дальше? Падение остановится тогда, когда люди начнут опять вкладывать свои деньги в акции компаний. Пока инвесторы ни поверят, что вкладывать деньги в компании не только безопасно, но и выгодно, рынок будет идти вниз.

— Всё чаще нынешнюю ситуацию в Америке сравнивают с временами Великой Депрессии. Правомерно ли это?

— Нет, не думаю. По одной причине: сейчас мы социально защищённее, у нас гораздо больше возможностей получить государственную помощь, чем в 30-е годы, когда спасение утопающего было делом самого утопающего. С тех пор важную роль стал играть Федеральный резервный банк — теперь потерявшие работу получают в течение многих месяцев пособие по безработице. Да, многие компании выходят из бизнеса, объявляют банкротство. Что ж, может быть, это не так уж и плохо, потому что всё больше компаний начинают понимать необходимость реорганизации, ибо нынешняя модель ведения бизнеса перестала работать.

— Правительство принимает различные меры по преодолению финансово-экономического кризиса, но пока все эти многомиллиардные денежные вливания и программы стимулирования не принесли результатов. Почему?

— Прежде всего, потому что у нас нет плана. Когда Конгресс принял решение о 700-миллиардном антикризисном пакете для выкупа обесценившихся активов, никто не знал, как получить эти деньги, и получив, как их разумно потратить. В этой неразберихе многие компании могут потерять своё членство в клубе 500 крупнейших и наиболее успешных корпораций, составляющих индекс "Стандарт энд Пурс 500". Изначально никто ни в правительстве, ни в законодательном собрании не представлял себе, как антикризисный пакет будет работать. В результате через месяц министр финансов Полсон заявил, что он изменил своё мнение, и вместо выкупа плохих активов и долгов мы дадим эти деньги банкам для выдачи займов. Конечно, он имеет право менять план действий, но проблема в том, что жёсткого плана не было с самого начала.

— Теперь всё чаще стали говорить о новой опасности — дефляции...

— Дефляция, как известно, это подавление цен, в отличие от повышения цен. Для компаний падение цен на их продукцию сулит нехватку денег для выплаты кредитов и зарплаты рабочим. Дефляция — это результат недавних завышенных цен и завышенной зарплаты. С дефляцией можно бороться регулированием уровня банковской ставки.

Признаками надвигающейся дефляции является падение цен на акции и на нефть. Ожидается, что в декабре Федеральный Резерв вновь пойдёт на понижение базовой ставки.

Между тем, в законодательном собрании США развернулась острая полемика: должно или не должно государство спасать идущие ко дну автомобильные корпорации. Сенаторы-демократы обещали сделать всё возможное, чтобы из 700-миллиардного пакета срочной помощи финансовому сектору экономики отщипнуть для компаний "Дженерал Моторс", "Форд Мотор Компани" и "Крайслер" 25 миллиардов. Но противники этой идеи утверждают, что детройтская тройка автомобильных корпораций — это динозавр, обречённый на вымирание.

Барак Обама в интервью телекомпании Си-Би-Эс заявил, что коллапс автомобильной промышленности в сложившейся ситуации станет катастрофой, что помощь должна быть оказана на определённых условиях.

"Компании исчезают, и на их место приходят другие. Это хотя и болезненный, но естественный процесс. И вытаскивать за уши банкротов, на мой взгляд, неверно, — говорит Ричард Шелби, сенатор-республиканец из Алабамы. — Эти компании испытывают трудности, прежде всего потому, что производят не ту продукцию. В автомобильных корпорациях трудятся квалифицированные рабочие, но, видимо, у них неквалифицированное руководство".

Президент профсоюза автомобилепроизводителей Рон Геттелфингер возмущён тем, что слышны обвинения в адрес непомерных аппетитов профсоюзов, высоких зарплат и разных льгот рабочим автомобильной промышленности:

— Нет сомнений, что многие компании должны были вовремя исправить свои ошибки. Но сейчас дело не в ошибках автомобильных корпораций, а в том, что потребитель не может получить банковскую ссуду, чтобы купить автомобиль, а в результате страдают производители. Я не согласен, что автокорпорациям будет лучше, если они объявить банкротство ради защиты от кредиторов и для реорганизации. Банкротство — это худший путь для нашей промышленности. Потому что за банкротством по параграфу 11-му о реорганизации последует банкротство по параграфу 7-му, то есть ликвидация.

Из-за разногласий вопрос о помощи детройтской тройке может быть отложен до 2009 года, когда решение будет принимать президент Обама. Со временем, как полагают республиканцы, станет очевидной ошибочность и опасность раздачи государственных денег. В связи с этим бывший Спикер Конгресса, республиканец Ньют Гингрич заявил:

— Когда Конгресс раздаёт миллиарды долларов дискредитировавшим себя компаниям, голосовавшие за Обаму 20-летние и 30-летние избиратели, увидев, что они стали платить налогов больше, а зарабатывать больше не стали, могут уже к лету будущего года сильно разочароваться в новой администрации.

Тем временем администрация Буша дала понять, что не планирует использовать весь пакет 700-милллиардной помощи финансовому сектору. По меньшей мере, половина суммы останется в распоряжении будущей администрации.

Пусть Обама решит, полагает администрация нынешнего президента, как распределить остальные 350 миллиардов.