Анна Политковская и проблемы Чечни

Опубликовано: 16 июля 2008 г.
Рубрики:

Международный фестиваль документальных фильмов, посвящённых правозащитному движению, завершился показом полнометражной картины об Анне Политковской "Письмо к Анне".

Фестиваль проходил с 13 по 26 июня в кинотеатре Уолтера Рида в нью-йоркском Линкольн-центре.

Перед показом выступили представители кинообщества Линкольн-центра и правозащитники, которые говорили о ценности документальных фильмов, рассказывающих о нарушениях прав человека: "Мы хотим, чтобы ни одно правительство не могло сказать: мы этого не знали!" Выступавшие говорили также, что Анна Политковская — одна из немногих журналистов, освещавших конфликт в Чечне с позиций гуманизма. Она рассказывала об обычных чеченских семьях, она слушала людские истории... Режиссёр и сценарист картины, швейцарец Эрик Бергкраут поблагодарил дистрибюторов, взявшихся показать его работу по всей Америке.

Он рассказал, что Анна родилась в Нью-Йорке, в семье советских дипломатов, и по рождению является гражданкой США.

Потом режиссёр ответил на наши вопросы.

— В фильме вы не даёте никаких намёков на то, кто мог дать приказ об убийстве. Но у вас лично есть своё мнение об этом?

— Я не высказываю своих предположений в фильме и не хочу это делать вне фильма. Я даю возможность зрителям самим строить догадки. Из собранных мною киноинтервью возникает несколько версий того, кто может стоять за этим убийством. Например, генеральный прокурор Юрий Чайка выдвигает в фильме версию вины неких зарубежных сил... У меня высказываются разные люди, а зрители пусть решают, чья версия убедительнее.

— Во время работы над фильмом об Анне Политковской вас не захлёстывали эмоции? Ведь вы знали её лично...

— Да, я знал её. Мы вместе работали, когда я делал фильм о Чечне. При отборе материала для "Письма к Анне" мне было тяжело смотреть кадры, где она говорит, смеётся, печалится, слушает... Иногда я не мог удержаться и плакал. Но когда я монтировал фильм, я преодолел чувства, стал холодным профессионалом, и это помогло мне закончить работу. Старался абстрагироваться. Мои любимые моменты в фильме те, где Анна шутит со своими чеченскими подругами. В эти моменты она — не памятник, не герой, не "Совесть России", как её теперь называют, а живой человек. Я не хотел никого поучать, хотел избежать дидактичности, разоблачений, агитации. Конечно, у меня есть своё мнение, но я не хотел и не хочу его навязывать. Я уважаю зрителя, доверяю его интеллекту.

Что вы считаете наиболее важным в фильме?

— Показ того, какой была Анна Политковская на самом деле. В этом мне помогают и она сама, и её дети, и друзья... Она была сильной женщиной со своими слабостями. Но в убеждениях она была тверда. Считала, что политика Путина плоха и для чеченцев, и для россиян. Русско-чеченские войны — это трагедия обоих народов. Сейчас из России в Чечню идёт огромный поток денег. Это хорошо. Чечня восстанавливается, строится, там есть работа. Но правление там антидемократическое. Власть относится к народу без всякого уважения. Боюсь, рано или поздно, не через пять, так через 10 лет мы станем свидетелями новой войны за независимость Чечни. Если знать историю, если читать Толстого, то можно увидеть, что в Чечне мало, что изменилось. И это очень жаль.

— Разве это только война России с Чечнёй, а не чеченцев с чеченцами?

— Если Анна права, то это типично колониальный конфликт: разделяй и властвуй! Москва сумела столкнуть чеченские кланы друг с другом и устроить "чеченизацию" конфликта, в котором чеченцы сами убивают друг друга.

Кинофильм швейцарско-германского производства завоевал несколько европейских наград, в частности, премию имени бывшего президента Чехии Вацлава Гавела. Вручая премию, Гавел сказал: "Этот фильм без всякого пафоса, без всяких спецэффектов производит огромное впечатление. Чем больше людей увидят фильм, тем лучше. Особенно полезно посмотреть его политикам, которые обнимаются и целуются с российским руководством, дурея от запаха нефти и газа!"

Среди зрителей оказался известный голливудский актёр Арманд Асанте:

— Мне всегда было интересно читать то, что пишет, вернее, писала Анна Политковская. Поэтому я пришёл посмотреть фильм о ней. Я только недавно вернулся из Чечни, где участвовал в Первом международном кинофестивале в Грозном. В Чечне мы были вместе с режиссёром этого фильма Эриком Бергкраутом. Очень хороший фильм он сделал.

— Ваш интерес к России восходит ко временам работы с Андреем Кончаловским над телефильмом "Одиссея"?

— Нет. Наша работа с Андреем — это совсем другая история. Я с детства интересуюсь российской литературой, историей, искусством. Я бываю в России довольно часто. Мне там интересно.

Среди участников фильма не только сын и дочь Анны, не только коллеги-журналисты и друзья, но также и те, кто, может быть, в той или иной степени причастен к убийству.

Подзаголовок фильма "Письмо к Анне" — "История смерти журналистки Политковской". Участники фильма говорят, в основном, на русском языке. Фильм сделан в английском, французском и немецком вариантах. Закадровый текст в англоязычном варианте читает Сюзен Сарандон, во французском варианте — Катрин Денёв...

В фильме сын Политковской — Илья, говорит, что вряд ли мы узнаем, кто отдал приказ об убийстве...

...Анна была убита 7 октября 2006 года, в тот самый день, когда президент Путин праздновал 54-й день своего рождения...