Дело Любарского

Опубликовано: 16 декабря 2007 г.
Рубрики:

11 декабря Бруклинский федеральный суд должен вынести приговор 61-летнему Валерию Любарскому, арестованному 18 июля прошлого года за обналичивание ворованных чеков. 7 марта этого года Любарский признал себя виновным в преступном сговоре с целью совершения банковского мошенничества.

Приговаривать Любарского будет федеральная судья Дора Иризарри, которая в январе 2008 года вынесет приговор Борису Алексеееву (Боре Афганцу), проходившему по делу бригады Абрамова. Как я уже сообщал, прежний приговор Афганца был отменен как чрезмерно строгий, и Иризарри должна его несколько смягчить.

Занимавшуюся Любарским следственную бригаду возглавлял Алексей Абрахамс, работающий в ФБР немногим больше трех лет, но уже много успевший. Он сотрудник С-24 - спецгруппы, которая борется в Нью-Йорке с "русской и евразийской преступностью" и которая состоит из ментов и фэбээровцев.

Возглавляемая Абрахамсом бригада разрабатывала в Бруклине преступную группу, которая похитила и обналичила чеки на общую сумму примерно 350 тысяч долларов. Следствие полагалось на помощь тайного агента, которого ФБР обозначило в судебных документах как CW-1. Это владелец расположенной в Бруклине на Кони-Айленд авеню конторы, которая занимается обналичиванием чеков.

29 января 2004 года владельца этой конторы CW-1 допросили сотрудники спецгруппы С-24. Он сообщил им, что потерял около 140 тысяч долларов в результате обналичивания чеков, которые принесли ему два человека, чьи имена власти пока скрывают. Впоследствии оба перешли на сторону правосудия и получили кодовые обозначения CW-2 и CW-3.

По словам CW-1, с июня 2003 он обналичил принесенные ими чеки на общую сумму 194 тысячи долларов. Чеки были депонированы в банках Sterling National и Community Capital Bank GCBT, LLC. Впоследствии его известили, что банки, чьи чеки он депонировал, отказались платить примерно 140 тысяч долларов, так как чеки были похищены и не попали к законным владельцам.

Но CW-1 уже заплатил CW-2 и CW-3 за принесенные ему чеки. Так он потерял вышеуказанные 140 тысяч. Впоследствии он подсчитал, что всего эти люди принесли ему чеков более чем на 300 тысяч. Следствие установило, что все принесенные CW-2 и CW-3 чеки были крадеными.

На владельца конторы по обналичиванию чеков CW-1 навесили магнитофон, и 27 февраля 2004 года он записал свой разговор с CW-3, который предложил ему принести еще чеков и заявил, что они "краденые... но они хорошие... они пройдут" (обратный перевод с английского).

Завербовав CW-2, следователи узнали от него, что летом 2003 года они с CW-3 задумали раздобыть ворованные чеки и их обналичить. Источником чеков стал Любарский, который брал 40 процентов их лицевой стоимости. CW-2 и CW-3 получали столько же, а владельцу конторы по обналичиванию CW-1 доставались оставшиеся 20 процентов.

Любарский встречался с CW-2 на Брайтон-Бич и передавал ему чеки. Некоторые из них были выписаны на клиники. В общей сложности 2-й и 3-й заработали на этих чеках 60 тысяч долларов.

В мае 2006 года следователи снова допросили CW-2, который поведал, что Любарский доставлял им чеки, украденные в основном на Лонг-Айленде и в Бруклине. Бруклинские чеки были выписаны страховыми компаниями медицинским офисам, играющим сейчас в жизни наших аферистов такую же центральную роль, как когда-то бензоколонки.

Любарский говорил ему, что у него есть "бригада" ("crew" в судебных документах), которая ворует чеки на Лонг-Айленде.

CW-2 "идентифицировал конкретный чек, - пишет в судебных документах Абрахамс, - который Любарский вручил непосредственно ему. Чек на сумму свыше 16 тысяч долларов, датированный 11 июля 2003 года, был выписан со счета в банке Chase Manhattan, принадлежавшего конфиденциальному информанту CS".

Последний подтвердил, что выписал этот чек. Он выслал его адресату, но тот сообщил, что так его и не получил. CS обнаружил, однако, что чек прошел, а его банковский счет уменьшился на соответствующую сумму. Он заявил об этом в банк, тот провел расследование и вернул ему деньги. Абрахамс был уверен, что чек украли из почтового ящика Любарский с его "бригадой".

В октябре и ноябре 2004 года спецгруппа С-24 сняла показания с CW-3 и нашла их заслуживающими доверия. Он подтвердил, что они с CW-2 занимаются обналичкой ворованных чеков на Кони-Айленд авеню с лета 2003 года, и что чеки доставляет им некий Валерий. Ему предъявили фотографию Любарского, которого он опознал как этого Валерия.

CW-3 сказал, что не раз присутствовал на Брайтоне при том, как Любарский передавал CW-2 конверты с ворованными чеками.

Между августом 2005 и июлем 2006 года следователи с разрешения CW-3 записали ряд его телефонных разговоров с Любарским, в которых те договаривались о том, чтобы встретиться на Брайтоне на предмет передачи ворованных чеков.

Например, 2 марта 2006 года CW-2 позвонил Любарскому, чтобы условиться об очередной встрече. Тот согласился встретиться и сделать то, что "мы делали раньше". 21 марта Любарский встретился на Брайтоне с CW-3 и сообщил ему, что хозяева пункта, обналичивающего чеки, арестованы. Поэтому ему нужен новый источник обналичивания.

11 мая CW-3 встретился на Брайтоне с Любарским, который сказал ему, что у него есть краденые чеки на 5 тысяч долларов. Треть, по его словам, пойдет его "бригаде", которая их похитила, а они с CW-3 поделят остальное. Тот сказал, что принесет деньги на следующей неделе. Тогда Любарский положил на ограду рядом с CW-3 небольшой сверток, завернутый в бумажное полотенце. Осведомитель нашел в нем чеки на 5.211 долларов и 67 центов и передал их сотрудникам С-24.

18 мая 2006 года CW-3 связался с Любарским и договорился встретиться вечером на Брайтоне. Следователи снабдили его 2600 долларами, которые CW-3 вручил Любарскому и сказал, что это его доля за чеки, принесенные 11 числа.

23 мая Любарский позвонил ему и спросил, может ли тот взять новую партию чеков, выписанных на клиники. 15 июня они встретились, Любарский вручил CW-3 свернутую газету и сказал: "Они там". В газете оказалось пять краденых чеков на сумму 7.618 долларов и 71 цент. В следующий раз, сказал Любарский, он принесет целую гору чеков.

Следователи забрали полученную партию товара и снабдили CW-3 3800 казенными долларами, которые тот отслюнявил потом Любарскому.

Наконец, 3 июля они встретились снова, и Любарский опять протянул своему собеседнику газету, в которой были 26 чеков на 35.285 долларов и 60 центов. Это была обещанная им "гора". После встречи CW-3, как положено, отдал "гору" следователям.

Для того, чтобы попросить у суда ордер на арест Любарского, следователь Абрахамс выбрал 13 июля 2006 года, оказавшееся для Любарского несчастливым, хотя и не очень.

18 июля Любарского арестовали, но тут же выпустили под залог. А 20 сентября прошлого года его бесплатная защитница Хайди Сезар уже просила судью Кийо Мацумото разрешить ее клиенту посетить родственников в Нью-Брунсвике, штат Нью-Джерси (то есть за пределами Нью-Йорка), чтобы отметить с ними Рош Хашану и Йом Кипур.

По словам прокуратуры, уже 25 июля Любарский встретился с ее сотрудниками и поведал им о своей преступной деятельности.

Любарский носит легендарную в Бруклине бандитскую фамилию: днепропетровец ("днепровец") Вячеслав Любарский, по кличке Овощник (у него была зеленная лавка рядом с бывшим рестораном "Кавказ" на Брайтоне), был видным деятелем старой "русской мафии". Он подзалетел в Чикаго на крупной афере, отсидел и, в конце концов, был убит у себя на лестничной площадке вместе с сыном Вадимом. В убийстве обвиняли Моню Эльсона, но его судебные документы засекречены, и я не знаю, сознался ли Эльсон в этой мокрухе.

В разговоре со мной, он ее отрицал, призывая в свидетели вдову Любарского Нелли, которая присутствовала при убийстве мужа и сына. Нелли обсуждать со мной эту тему отказалась и правильно сделала.

Я не имею понятия, родственник ли Валерий Любарский указанным лицам, но счел нужным о них упомянуть, поскольку кто-то неизбежно спросит.

Прокуратура насчитала, что Валерий Любарский нанес банкам убыток в сумме 360,302 доллара и 8 центов. Чем больше сумма, тем больше срок, и последняя защитница Любарского Мишель Геллернт оспорила эту калькуляцию, добившись, чтобы прокуратура резко снизила свою оценку ущерба - до 92,158 долларов и 8 центов.

Она писала судье 22 октября этого года, что ее клиент приехал в Америку в 1974 году и имеет американское гражданство. Он прожил в Нью-Йорке больше 30 лет и работал мясником, развозчиком и таксистом. Ему 61 год. Он отец двоих детей, страдает подагрой в острой форме, артритом и простатитом. У него также больное сердце. Любарский принимает аллопуринол, кольчисидиен, селебрекс и ураксотрал, что подтверждается копиями рецептов, которые он представил суду.

Защитница описывает симптомы простатита, которые я опущу, отметив лишь, что как явствует из имеющейся в деле справки урологического центра, находящегося рядом с моим домом (мир тесен), Любарскому нужно ходить по малой нужде каждые 35-40 минут.

Доктор Рена Ханукаева докладывает суду, что в связи с подагрой Любарский нуждается в специальной диете и должен принимать аллопуринол всю оставшуюся жизнь.

Как водится, адвокат приложила к своему ходатайству положительные отзывы о Любарском, в частности, письмо Пэт Сингер, основательницы и директора Brighton Neighborhood Association. "Валерий является весьма ответственным семьянином и активно участвует в жизни общины, - пишет эта добрая женщина. - Я всегда находила его весьма красноречивым, сообразительным и приятным человеком".

Владелец фирмы A-Z Home Improvement Contractеr (sic!) Ленни Тескер написал судье, что Любарский работал у него с 2002 по 2005 год и зарекомендовал себя как "надежный, честный, ответственный и трудолюбивый человек. М-р Любарский работал 4-5 дней в неделю и всегда приходил вовремя. Он всегда предлагал своих помощников (очевидно, "помощь" - В.К.). Я могу удостоверить, что он очень порядочный человек, полностью преданный семье и работе, и крайне миролюбивый".

В общей сложности, из-за аферы пострадали 9 финансовых учреждений. Это важная цифра, потому что за 10 и больше потерпевших Любарскому по закону набавили бы срок. А так прокуратура требует, чтобы ему дали всего от года до полутора.