6 лет трагедии 11 сентября

Опубликовано: 16 сентября 2007 г.
Рубрики:
Спустя шесть лет со дня трагедии 11 сентября русскоязычные родственники погибших во Всемирном Торговом Центре собрались в бруклинском парке «Ассер Леви Си Сайд», вблизи Брайтон Бич, в небольшом мемориальном сквере. Три года назад на свои деньги они поставили здесь монумент жертвам терактов — эмигрантам из бывшего Советского Союза.

Пройдя траурным шествием через весь Бруклин, сюда пришли бруклинские бойскауты и гёрлскауты. Говорит их воспитатель Динсент Мангуал:

— Такие «Походы Свободы» устраиваются в эти дни во многих городах Америки. Их участники поминают жертв теракта 11 сентября и чествуют тех американцев, которые воюют сегодня с террористами в разных уголках мира.

Слово четырнадцатилетнему участнику «Похода» Ари Фельдману:

— Мы принесли цветы, чтобы положить их у монумента. Мы не хотим забывать о том, что случилось шесть лет назад, и не хотим, чтобы об этом забывали другие.

Русскоязычные семьи погибших создали свою организацию, которая так и называется «Группа семей жертв 11 сентября». Их объединяет общий язык и общее горе — которое, будучи поделенным на всех, становится чуточку легче. Это с огромной печалью подтверждает Валерий Савинкин, сын которого, 21-летний Владимир, погиб в здании Всемирного Торгового Центра:

— Наша цель — помогать друг другу пережить трагедию, поддерживать память о тех, кто ушёл. Мы хотим, чтобы люди помнили наших близких и пытались предотвратить подобные трагедии в будущем.

На ежегодную встречу ее участники принесли фото погибших. Фотографию 46-летней Людмилы Ксидо держат её муж Феликс и сын Лоренс. Феликс с трудом подбирает слова:

— Такое никогда не забудется... Эта боль не отпустит нас до конца наших дней. Шесть лет — вроде бы большой срок. А несчастье не стало меньше... Мы призываем всех, кто способен действовать и оказывать реальное влияние, усмирить этот фанатизм, этот терроризм, который уже распространяется и в Европе, и в Азии, и в Америке. Просто страшно подумать, что нас ждёт... Надо бороться, нельзя тешить себя надеждами, что вас беда не коснется. Наши родные занимались мирными профессиями — и, видите, все кончилось в один день. Как будто они ушли на войну и не вернулись... Эта боль не уйдёт никогда.

— Лоренс, сколько тебе было лет, когда мамы не стало?

— Девять. Без мамы очень плохо. Я вспоминаю о ней не только в этот день, а каждый день. И грустно каждый день.

На ежегодную встречу семей жертв трагедии пришли родители недавно погибшего нью-йоркского полицейского Рассела Тимошенко. Татьяна и Леонид Тимошенко воздержались от интервью: рана слишком свежа, говорить тяжело. Но они нашли в себе силы и слова поддержки для тех, кто, как они, лишился детей. Татьяна Тимошенко и Нелли Брагинская, две матери, перенесшие страшную утрату, подошли друг к другу и сказали каждая то, что не стал бы фиксировать никакой репортер...

Рассказывает Роман Герцберг, отец погибшей 11 сентября 25-летней Марины Герцберг:

— Шестая годовщина не принёсла никакого облегчения по сравнению с пятой или четвёртой. Прожить еще год — это не совсем то, что принять таблетку и избавиться от боли. Нет лекарства. Поэтому мы пытаемся быть вместе: все-таки немного легче, терпимей, когда понимаешь, что твоя ситуация — не единственная.

Рядом с фотографиями Володи Савинкина, Людмилы Ксидо, Марины Герцберг — ещё одна. Изображенному на нем Александру Брагинскому уже не будет больше тридцати восьми...

Говорит его мама Нелли Брагинская:

— Все разговоры о том, что время лечит... Да, время лечит, когда мальчик поссорился с девочкой, или муж с женой разошлись. Мам, потерявших детей, время не лечит. Это дыра в сердце. Пустота, которую ничто не может заполнить. Я говорю от имени наших мам, потому что мы общаемся ежедневно, в основном по телефону, иногда дважды в день... Ревём, вроде бы ни с того, ни с сего... Ничего не залечивается. В первый год я не хотела ходить в чёрном. Я сказала себе: «Он жив, я не буду ходить в чёрном». А сейчас я из чёрного не выхожу. Не знаю почему... Я открываю шкаф, и всё равно надеваю чёрное. Не могу другое, не получается... Ничего не залечивается, не становится легче. Становится хуже. Потому что... друзья отходят. Оказалось, что кое-какие друзья, ну, хотели быть причастны... Кто-то для карьеры, кто-то для фотографии в газете... А теперь друзья остались просто считанные... Зато настоящие. Вот как Джонатан и Дина Лидер. Он американец, профессор университета «Иешива». Она — эмигрантка, наша. Они с нами с первого дня. Им ничего от нас не нужно. Но шесть лет они от нас не отходят. И помогают, чем могут. Все еврейские праздники мы встречаем у них. Вот сейчас приглашены на Рош-Ашану, еврейский Новый Год... Это совершенно удивительные люди: они пропустили наше горе через свою душу. Такое нечасто бывает. Низкий поклон им.

— Нелли, вы устроили из комнаты сына его музей. Часто ли вы в нее заходите?

— Как же, я только в ней и нахожусь! Я работаю в ней. Там стоит его письменный стол, его компьютер, его все фотографии на стене. Я провожу там всё время. Ночью не сплю и сижу у него за его компьютером. Я слышу его. Мы все слышим своих детей. Причём, стоит мне только подумать о нём, как я слышу его ответ: «Мама, тебе это не надо». И я не делаю. Вы скажете, что я сумасшедшая? Но у других мам так же. Не могут же все быть сумасшедшими. Наверно, когда сильный контакт у родителей с детьми, тогда такое случается. Именно у матерей. Об отцах не могу говорить, не знаю, что чувствуют отцы. А матери чувствуют. Моя жизнь в этой комнате. Только там я и живу...

...На фотографии на фоне американского флага — тридцатидвухлетний Геннадий Боярский. Говорит его мама Белла Боярская:

— Сын работал в компании «Американ Экспресс» на 96-м этаже Всемирного Торгового Центра. Добирался до своего этажа двумя лифтами. Обычно опаздывал. А в то утро сказал, что обязательно должен быть вовремя, потому что получил повышение по службе: стал менеджером. Если бы хоть на полчаса опоздал, был бы жив. Он успел позвонить нам оттуда: волновался за сына, который был в школе. Больше звонков не было. И я поняла, что его уже нет. Связи не было. Мне говорили: может быть, он жив... А я знала, что нет.

— Его останки нашли?

— Нашли одним из первых. Потом опять... И опять... Мы хоронили его по частям. Несколько раз...

Официальная церемония, посвященная шестой годовщине трагедии 11 сентября 2001 года, началась исполнением американского гимна. Выступали с речами политики — члены Городского совета и законодательного собрания штата Нью-Йорк. Призывали не забывать о том, что произошло. Родные и не забывают. К монументу, на котором выгравированы имена погибших, родственники круглый год приносят живые цветы. Они же посадили здесь плакучую иву и поставили скамейку, чтобы было где посидеть и погоревать — ведь у многих погибших нет даже могилы.

На месте их гибели сейчас идет строительство нового Всемирного Торгового Центра.