Сомневаюсь значит существую. Незагадочная жизнь и загадочная смерть Рене Декарта

Опубликовано: 17 октября 2003 г.
Рубрики:

Если, будучи в Париже, вы забредете в Латинский квартал и там заглянете в церковь Сен Жермен де Пре, то в маленькой часовне у входа, в сумраке мерцающего пламени оплывших свечей, вы увидите небольшое надгробье из черного мрамора, на котором на латыни высечено имя: Ренатиус Картезиус. Под именем, как и положено, даты рождения и смерти: 31 марта 1596 год, деревня Лехайе, в Турени и 11 февраля 1650 год, Стокгольм. Это место последнего успокоения великого французского мыслителя и ученого Рене Декарта. Многие, кто, может быть, никогда не слышали о его существовании, знают и повторяют его изречение: “Cogito ergo sum”, или по-русски: “Сомневаюсь значит существую”.

Рене Декарт родился в глубокой провинции, в семье, которую сегодня отнесли бы к верхнему слою среднего класса. Его отец был юристом и судьей, человеком достаточно состоятельным. Мальчик был любознательным, тяготел к серьезному чтению, за что отец прозвал его “маленьким философом”. Когда ему исполнилось 8 лет, его отдали в одну из лучших школ Франции, в колледж, основанный королем Генрихом Четвертым в Лафлеше. Его учителями были иезуитские священники, а его наставником стал отец Шарло — человек обширных знаний, обладатель светлого и пытливого ума. Десять лет, проведенных в колледже, Рене посвятил изучению греческих и латинских классиков, трудов Аристотеля и комментариев к ним средневековых теологов. Он также изучал математику и астрономию, музыку и сценическое искусство. Как в те времена требовало истинно хорошее воспитание, он занимался фехтованием, верховой ездой и танцами. После окончания колледжа, Рене поступил в университет в Пуатье, который окончил в 1616 году с дипломом юриста. Однако юридической практике, вопреки возлагавшимся на него ожиданиям, молодой Декарт предпочел занятия математикой, физикой, философией. Но оторванное от жизни затворничество, которому предавались ученые умы, его тоже не удовлетворяло. Ему не терпелось получить знания (или “Знание”, как он говорил) “путешествуя и наблюдая”, погружаясь в изучение “Книги мира”, иными словами живой жизни.

В 1618 году в Европе разразилась война, впоследствии названная Тридцатилетней. Сначала это была религиозная война между католиками и протестантами, потом последовали завоевательные походы Швеции и Франции, погрузившие Европу в глубочайший кризис. Как истинный мужчина, Декарт пошел на войну. Но не во имя отстаивания оружием религиозных истин и не для присоединения новых земель к французской короне, а чтобы в горниле испытаний открыть для себя “правду и мудрость бытия”, обитающую за стенами ученого кабинета.

В 1619 году Декарт, оставаясь солдатом, пишет свою первую работу “Музыка”. Вскоре после этого, находясь с французским войском под Ульмом (Германия), Декарт увидел три вещих сна. В первом он узрел самого себя: хромым, ищущим приюта в храме. Во втором на него обрушился сильный шторм. А в третьем ему приснилась книга, и он прочитал: “Какой путь ты изберешь для себя?” Сны произвели на Декарта очень сильное впечатление. Размышляя о том, что ему пригрезилось, он пришел к заключению, что его цель в жизни — найти универсальную систему знаний, которая вмещала бы ответы на все волновавшие его вопросы.

Декарт расстался с военной службой и стал искать место, где бы он мог спокойно жить и работать. Во время военных походов он часто наезжал в Париж, однако жизнь столицы Франции представлялась ему слишком суетной. Философ двинулся на север, в Голландию. Там он прожил 20 исключительно плодотворных лет, написал все свои основные сочинения, которые снискали ему как горячих поклонников, так и завистливых врагов.

Не все, им написанное, Декарт решался опубликовать. В тайне держал свой труд “Мир”, законченный в 1633 году, в котором была высказана идея: “Земля вращается вокруг Солнца”. Как раз тогда папская церковь предала проклятью Галилея за подобные утверждения. Рене Декарт, оставаясь рьяным католиком, не желал ссориться со святым престолом и предпочел не публиковать свои соображения на этот счет. Однако такая осторожность не спасла его от гнева церкви.

Основную свою философскую идею о смысле сомнения он изложил в “Рассуждении о методе”, определив Сомнение, как универсальный метод познания. Если я ничего не принимаю без Сомнения, значит, я мыслю. А если я мыслю — я существую. Философ предложил четыре универсальных правила, которыми, по его убеждению, должен руководствоваться каждый исследователь:

Никогда ничего не принимай на веру.
Дели сложное на простые части.
Решай проблему, начиная с простейшей ее части.
Внимательно проверь все выводы, убедись, что ничто не пропущено.

Просто, как все гениальное. Но “гениальное” вовсе не означает одобрение высшими земными инстанциями. “Рассуждение о методе” было занесено папской церковью в число запрещенных книг.

В Голландии Декарт бы счастлив и в личной жизни. Женитьба не представлялась ему даже отдаленно возможной при его самодостаточности и постоянной погруженности в размышления, чтение, работу. Простая служанка по имени Эллен стала его постоянной подругой и внесла в его жизнь порядок и покой, в котором ученый так нуждался. Она родила ему дочь — предмет его бесконечного обожания. Но девочка умерла в пятилетнем возрасте, оставив в душе Декарта незаживающую рану.

Церковный запрет и папская неприязнь к ученому, тем не менее, не уменьшили число почитателей Декарта, среди коих оказалась и королева Швеции Кристина. Да, да, та самая королева Кристина, о которой в Голливуде в 30-х годах был снят замечательный фильм, где заглавную роль сыграла великая Грета Гарбо.

Кристине было всего шесть лет, когда умер ее отец — шведский король Густав Второй Адольфус. Несмотря на нежный возраст, девочку провозгласили королевой, назначив регента, который и правил страной до ее совершеннолетия. Кристина росла в сельской местности. Ее воспитывали, скорее, как будущего короля: она скакала на лошади, увлекалась охотой, изучала “мужские” науки. Благодаря такому подходу, молодая королева получила хорошее образование. Став полноправной правительницей Швеции, она приложила немало усилий, чтобы украсить свой двор художниками и музыкантами, приглашенными из Италии и Германии. В 1649 году она пригласила в качестве придворного ученого Рене Декарта, с которым несколько лет до этого состояла в переписке.

Хотя Декарт считал королеву “блестящей и искренней” корреспонденткой, ехать в Швецию ему очень не хотелось. Он откладывал свой выезд, ссылаясь, то на нездоровье, то на не отпускающую его от стола работу, но, в конце концов, уступил настояниям Кристины, погрузился на судно, отправлявшееся, по его словам, “в страну медведей, мешанину из скал и льда”.

Декарта встретили в Стокгольме со всеми подобающими почестями, но жизнь в шведской столице как-то сразу не задалась, не пришлась ему по вкусу, и родилось желание как можно скорее оттуда выбраться. Прежде всего, Декарт ощутил себя в интеллектуальном вакууме. Как говорится в таком случае: не с кем слова сказать. К этому добавлялся непривычный и непривлекательный режим. Занятия с королевой назначались на 5 утра. Всю свою жизнь ученый привык вставать поздно, или подчас и вовсе не вставать, а лежа в постели, читать размышлять. Ранние вставания его очень тяготили, и он чувствовал себя не в своей тарелке. А тут еще накатила зима — свирепая, беспросветно холодная...

Короче, через четыре месяца после приезда в Швецию, Рене Декарт тяжко заболел и 1 февраля 1650 года умер. Официальная версия причины, приведшей к смерти, гласила: пневмония.

Декарт был католиком, посему в протестантской Швеции его похоронили за кладбищенской оградой, там, где хоронили некрещеных младенцев. На камне, положенном на его могилу, французский посол распорядился начертать: “Он искупил атаки соперников невинностью своей жизни”. Каких соперников? Темно и непонятно.

Сразу же после смерти Декарта стал распространяться слух: философа отравили, никакой пневмонии не было, попросту отравили — и все. Королева Кристина всячески старалась нейтрализовать эти слухи. И они, действительно, недолго витали в европейском воздухе. Возможно, их подавила другая сенсация еще большей взрывной силы. Всего через несколько месяцев после смерти Декарта королева Кристина рассорилась со своим парламентом. Народные избранники настаивали на том, чтобы она вышла замуж и подарила Швеции наследника. Наперекор оказываемому давлению, Кристина объявила наследником своего кузена Карла. А еще через четыре года, в возрасте 28 лет, перешла в католичество. Отреклась от трона и уплыла в Италию. (В упоминавшемся фильме причиной столь странных действий королевы был ее роман с испанцем. Но в жизни никто не мог ответить на вопрос, почему королева Кристина предпочла Рим Стокгольму). Она дважды приезжала в Швецию, так сказать, по делам, ибо после отречения владела на родине кое-каким имуществом, дававшим ей средства к существованию (то есть, на содержание королевского двора в Риме). Кристина так и не вышла замуж и не одарила мир потомством. Весело и счастливо дожив до 65 лет, она умерла в Вечном городе.

В 1666 году Франция, наконец, затребовала у Швеции останки своего блестящего сына. Они прибыли в медном гробу и были похоронены в церкви святой Женевьевы в Париже, где и покоились до Французской революции, пока революционные деятели, жаждавшие все изменить в доставшейся им Франции, не добрались не только до живых, но и до мертвых. Гроб с останками Декарта был снова вырыт из земли и помещен в Пантеоне, где ему надлежало пребывать в теплой компании покойных мыслителей и писателей. Но недолго праздник длился. В 1819 году гроб Декарта снова был потревожен и многопретерпевшие останки перенесли в церковь Сен-Жермен де Пре. Перед окончательным захоронением гроб открыли. И о, ужас!.. В гробу лежал скелет без головы (простите, без черепа). Самое удивительное, что череп Декарта вскоре отыскался на одном из аукционов в Швеции. К нему была приложена записка: “Череп Декарта. Взят и бережно сохранялся Израилем Хэнстромом с 1666 года”. Как можно предположить, череп был вынут из гроба перед тем, как останки мыслителя перевезли на родину. Кто такой Израиль Хэнстром, и как он завладел черепом, дознаться не удалось. В конце-концов, череп был передан Франции, и с 1878 года он хранится в Париже в Музее Человека, который находится как раз напротив церкви Сен-Жермен де Пре. Оба здания разделяет лишь Сена.

Однако и на этом не заканчиваются пляски смерти вокруг Декарта. Через 330 лет после его кончины, в 1980 году, немецкий ученый Айке Пиис, просматривая корреспонденцию одного из своих предков, выдающегося врача 17-го столетия Вильяма Писо, нашел письмо, относящееся к обстоятельствам ухода из жизни Рене Декарта. Письмо было написано личным врачом королевы Кристины Иоганном ван Вулленом и адресовано Писо. Оно начиналось так: “Как Вам известно, несколько месяцев назад Декарт приехал в Швецию, чтобы выразить свое почтение ее Высочеству королеве. Сейчас за четыре часа до восхода солнца он сделал свой последний вздох. Королева хочет видеть это письмо до того, как я отправлю его Вам, чтобы прочитать, что именно я пишу друзьям о смерти Декарта. Она настоятельно просила меня позаботиться, чтобы это письмо не попало в чужие руки”. Далее шло подробнейшее описание болезни Декарта, день за днем, все десять дней. “Но почему, — спросил себя Айке Пиис, — королева проявила желание быть цензором своего врача и беспокоилась, чтобы письмо не попало “в чужие руки”, чтобы посторонний глаз не прочел его?

У Пииса закралось подозрение, что нежелательная огласка была опасна для шведского двора именно из-за описания хода болезни ученого. Он сделал копии с письма, и, удалив даты и имена, разослал их нескольким криминологам-патологоанатомам с просьбой ответить, симптомами какой болезни (возможно, пневмонии?) являются симптомы, описанные в письме. Во всех ответах пневмония отвергалась, а течение болезни определялось, как тяжелое отравление мышьяком.

Но кто отравил Декарта? Кому мог помешать он, далекий от дворцовых интриг, претендовавший лишь на то, чтобы ему не мешали думать и работать?

Возможно, отравителем (отравителями) были придворные завистники, которых раздражали почести, оказывавшиеся королевой философу. Но нельзя исключить и вмешательство церковных авторитетов. Королева Кристина тайно тяготела к католицизму, состояла в переписке с Папой Римским, принимала его секретных эмиссаров. Можно только вообразить, какой страх рождало ее поведение в протестантских прелатах! Не исключено, что католик Декарт оказывал на нее влияние в этом направлении. Как говорится: “Есть тайны. Знать их не дано”.