Гибель в Нью-Йорке

Опубликовано: 1 апреля 2007 г.
Рубрики:

В воскресенье, 18 марта, в бруклинском похоронном доме I.J.Morris Нью-Йорк попрощался с 19-летним добровольцем вспомогательного состава полиции Евгением Маршаликом.

Женя был убит вечером в среду 14 марта в манхэттенском Гринвич-Вилледже, недалеко от Нью-Йоркского Университета, в котором он учился. Он изучал политологию и экономику. Мечтал потом поступить на юридический факультет и стать прокурором. А пока, учась, подрабатывал лифтёром-швейцаром в многоквартирном доме на Пятой авеню. Окончив курсы добровольных помощников полиции, патрулировал район со своим напарником Николасом Пикиэйро, начинающим писателем. Их обоих застрелил некий Дэвид Гэрвин, 42 лет, бывший морской пехотинец, открывший огонь в пиццерии «ДеМарко» на углу Бликер Стрит и Салливан Стрит. Женя и Николас, патрульные добровольного вспомогательного состава, не обязаны являться к месту происшествия, поскольку они не настоящие полицейские, а всего лишь волонтёры — добровольные помощники, окончившие специальные курсы. Хотя они во время патрулирования носят полицейскую форму, им не положено оружие. У большинства нет даже пуленепробиваемого жилета. У них есть лишь полицейская рация и дубинка. Однако Маршалик с напарником бросились к месту происшествия, чтобы помочь пострадавшим. Когда разъярённый убийца, застреливший до этого официанта в пиццерии, увидел бежавших к нему людей в полицейской форме, он открыл по ним огонь, и оба были убиты. Позднее Дэвида Гэрвина в перестрелке убил полицейский в гражданской одежде.

Глава Нью-Йоркской полиции Рэймонд Келли назвал Юджина (Женю) Маршалика героем. А мэр Блумберг объявил, что город оплатит всю стоимость похорон. Хотя по правилам, город обязан выделить не более 6 тысяч долларов на похороны внештатных полицейских и добровольных помощников.

Женя Маршалик с семьёй приехал в Америку из России 14 лет назад. Ему было тогда 6 лет. Родом семья из города Ананьев под Одессой. Оттуда они, в поисках лучшей жизни, переехали в Пятигорск. А из Пятигорска они уехали в Америку, поскольку Чеченская война была слишком близко. Приехали сначала в Бруклин. Позже переехали в богатый пригород на Лонг-Айленде. Благодаря редким способностям, Женю приняли в лучшую нью-йоркскую школу «Стайвесент» для особо одарённых детей.

Во вспомогательном составе полиции он прослужил больше года. Его мать, Мая Маршалик, рассказывает, что Женя не хотел её волновать и несколько месяцев скрывал, что помогает полиции на улицах города. А когда всё же рассказал, то попытался успокоить маму: «Не волнуйся, последний раз убили добровольца 13 лет назад». Отец Жени — уважаемый в русскоязычной общине врач-педиатр Борис Маршалик.

Похороны проходили со всеми полицейскими почестями. Ранним морозным утром, в воскресенье 18 марта, за два часа до начала похоронной церемонии десятки полицейских автомобилей нескончаемым потоком съезжались к еврейскому похоронному дому в Бруклине. В небе кружились полицейские вертолёты. Дул холодный северный ветер. Полицейские согревались горячим кофе, которым угощали их из автофургона нью-йоркского отделения «Красного креста».

На церемонию прощания шли и полицейские, и добровольцы из вспомогательного состава — Auxiliary, и раввины, и священники, и родители с детьми, которых лечил отец погибшего, и местные политики.

Депутат городского совета от Бруклина Майкл Нельсон сказал нам, что это страшная потеря и для русскоязычной общины Нью-Йорка, и для всего города, не говоря уж о трагедии для семьи Маршалик.

Депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк Дов Хайкин рассказал, что он вместе с сенатором штата Марти Голденом и двумя депутатами Городского совета подарил вспомогательной полиции 24 пуленепробиваемых жилета:

— Это, конечно, чисто символический жест. Мы категорически не согласны с тем, что добровольцам, которым выдают полицейскую форму, не дают пуленепробиваемых жилетов. Да, они могут их купить за свой счёт, уплатив почти 700 долларов. Без жилетов они, в полицейской форме, — живые мишени для сумасшедших или для закоренелых преступников.

После гибели Жени и его напарника конгрессмен Мито Фосселла пообещал добиться дополнительных фондов для того, чтобы весь добровольный вспомогательный состав (это 4,800 человек) получил пуленепробиваемые жилеты. Кстати, Николас Пикиэро был в жилете, но это его не спасло.

На похороны пришли мэр Майкл Блумберг и глава нью-йоркской полиции Рэймонд Келли.

Блумберг сказал:

— Ровно 14 лет назад семья Маршалик прибыла из России в Нью-Йорк. Они эмигрировали с другого конца планеты в нашу страну, считая её лучшей в мире, и вдруг здесь от руки злодея гибнет их сын. Очень часто по-настоящему ценят эту страну те, кому есть с чем сравнивать. Евгений хотел принести пользу этой стране, сделать жизнь людей в Нью-Йорке лучше, безопасней.

Блумберг сказал, что для него большая честь — иметь право говорить о Жене Маршалике.

А начальник полиции Нью-Йорка Келли назвал Женю Маршалика идеалистом и энтузиастом и рассказал, что его последней курсовой работой в Нью-Йоркском университете был проект координации действий полиции разных городов Америки в случае общенациональных чрезвычайных происшествий. Келли рассказал также, что в декабре Юджин получил разрешение водить автомобиль добровольной службы, но он предпочитал патрулировать пешком, чтобы быть в непосредственном контакте с жителями города. Он отдавал добровольной службе по шесть часов трижды в неделю.

Выйдя из похоронного дома, мэр Блумберг и полицейский комиссар Келли встали на улице в почётный караул возле флагов. Под звуки трубы полицейские вынесли гроб, обёрнутый в зелёно-белый флаг полиции. Многие не могли сдержать слёз. Среди них и первый русскоязычный депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк от Бруклина Алек Брук-Красный. Флаг, снятый с гроба, был аккуратно сложен в треугольник и передан матери погибшего, Майе Маршалик. Затем медленно двинулась похоронная процессия. Впереди шёл традиционный ирландский полицейский оркестр волынщиков и барабанщиков.

Хотя Евгений Маршалик не был настоящим полицейским, почести ему воздали как офицеру полиции, погибшему на своём посту. Вдоль всего пути похоронной процессии стояла стена из полицейских разных служб, отдававших честь погибшему.

Оплату похорон городские власти на этот раз взяли на себя, но бенефитов, положенных семьям полицейских, погибших при исполнении служебных обязанностей, семьи добровольных помощников, даже носивших полицейскую форму, не получают. Не положено. Блумберг объявил, что семья получит многотысячную денежную компенсацию, хотя понятно, что никакими долларами не окупить потерю жизни, которая только начиналась. Женя Маршалик не дожил двух недель до своего двадцатилетия...