Панихида по русской культуре

Опубликовано: 12 ноября 2022 г.
Рубрики:

Яков Фрейдин написал очередную резко полемическую статью на тему русской культуры. Он оплакивает ее, считая, что она гибнет и, скорее всего, не возродится. Так ли это? Еще один спорный вопрос: нужна ли культура всему народу или только тонкому слою ее «потребителей»? Можно ли согласиться с эпитетами «злобный и рабский народ» в отношении россиян? Редакция считает, что все эти вопросы нуждаются в осмыслении и обсуждении. 

 

В медийном пространстве появляются статьи, где авторы обсуждают проблемы влияния политики на культуру и порой задаются вопросом наоборот: о влиянии культуры на политику. Я и сам как-то приложил руку (вернее, язык) к этой дискуссии, но сейчас хочу задать более принципиальный вопрос: переживёт ли русская культура то, что сегодня происходит в России? 

Одно из многих определений оптимизма и пессимизма звучит так: «Пессимист считает, что сейчас всё так плохо, что хуже некуда, а вот оптимист верит, что нет, будет ещё хуже». В этом смысле я, к великому моему огорчению, оптимист, ибо верю, что вместе с близким концом тысячелетней историей России, великая русская культура тоже стоит на пороге своей гибели. Попытаюсь здесь объяснить свой горький «оптимизм».

Во всём мире всё русское, в том числе и русская культура, даже не имеющая отношения к нынешним событиям, подвергается остракизму. Человек с российским паспортом везде сейчас персона нон-грата, что вполне справедливо. Это легко понять, если принять во внимание массовую поддержку населением этой рабской и злобной страны варварской политики своего правительства.

Русский народ стал народом-изгоем и это надолго. Рикошетом война ударила и по русской культуре. Хотя в чём провинился перед миром, скажем, Чайковский, который по отцу был из запорожских казаков, а по матери вообще немецко-французских кровей, или великий Шостакович, который из обрусевших поляков? В эти этнические тонкости никто не хочет вникать, просто само слово «русский» ныне звучит как название дурной болезни.

С Россией не хотят иметь дел не только иностранцы, но и лучшие люди России. Оттуда, если только есть возможность, бежит каждый творческий человек, у которого есть совесть, и таких оказывается очень много. Исход талантов принял почти эпические размеры. Бегут бизнесмены, учёные, инженеры, артисты, музыканты, художники, писатели и поэты, в результате чего страна глупеет и оскудевает интеллектуально, а её творческий потенциал исчезает.

Как я уже писал прежде, в любой стране культура существует как бы независимо от народа, вне подавляющей массы населения. Она есть тонкий слой, лежащий над огромной аморфной массой «серого» народа. Этот верхний культурный слой, почти плёнка, состоит из малого числа творческих людей, а культура ими создаваемая, потребляется далеко не всем населением страны, а тоже тонким слоем потребителей, или более точно — носителей культуры. К примеру, при жизни Пушкина, его читателями во всей многомиллионной России были от силы несколько тысяч человек.

Так о каком влиянии его великих произведений на общий уровень культуры страны того времени можно было говорить? Замечу, что это характерно не только для России, но и для любой страны мира. Носителей культуры везде относительно немного: в одних странах их больше, в других меньше, но всегда меньшинство. Носителями культуры в прежние времена была аристократия, а в более поздние — образованные люди, причём неважно в какой области человек получает образование, будь то математика, архитектура или литература. Любое качественное образование развивает в человеке подсознательное ощущение гармонии и красоты мира. Поэтому образование есть необходимое условие для существования носителей культуры.

У меня под рукой нет достоверной статистики, но я уверен, что даже в самые благоприятные для восприятия культуры времена (скажем, в годы хрущёвской оттепели или горбачёвской «перестройки») число активно читающих людей вряд ли достигало 1% от всего населения СССР. Остальную массу народа, как и во все исторические времена, интересовали лишь хлеб и зрелища. Интересно, что с музыкальной культурой дела обстояли много лучше (в отличие от активного чтения, она есть пассивная часть «зрелищ» для народа).

При советской власти были замечательные песни таких композиторов, как Богословский, Френкель, Блантер, Шаинский и других. Эти песни знали и пели миллионы. В 50-е годы прошлого века возник невероятно популярный жанр гитарной (бардовской) песни (Окуджава, Высоцкий, Галич, Городницкий, Ким и др.), но с концом советской власти оба эти песенные жанра заглохли. Жанры, как и люди, рождаются и умирают не только в России, но и в других странах. Примерно в те же годы постепенно исчезли со сцен прекрасные французские шансонье и англо-американские исполнители (Синатра, Битлы, Стрейзанд, Миннелли), а другие не появились. Не потому, что вдруг мистически исчезли таланты, а потому, что изменились характер и вкусы потребителей.

Культура любого народа держится не на творцах, а на относительно тонком интеллектуальном слое потребителей-носителей культуры. Без этого слоя культуры в стране не бывает. Фигурально говоря, зачем строить автомобили если не будет ни дорог, ни водителей, ни пассажиров? Как только слой потребителей исчезает, с ним гибнет и культура страны. Тонкая плёнка творческих людей: писателей, поэтов, учёных, художников, артистов может истончаться, а то и вовсе исчезать, но новые таланты всегда возникают в следующих поколениях.

Иными словами, творческий слой имеет естественную способность к самовосстановлению. Он культуру создаёт, но вот для её жизнеспособности абсолютно необходим слой потребителей. Культура страны существует до тех пор, пока число потребителей этой культуры превышает некую критическую массу. А потому, если число падает ниже критической величины, культура в стране умирает, и кто знает сколько поколений и социальных преобразований понадобится для её восстановления? 

Возьмите для примера античный Рим. В 4-м веке н.э. его территорию завоевали гунны и племена варваров, после чего развалилась Империя, а с ней и великая римская культура, даже язык стал исчезать. Последующую тысячу лет он ещё как-то существовал в церквях и университетах, но народ на нём не говорил. А кто сейчас читает по-латыни стихи Ювенала, Марциана или Овидия? Быть может, лишь единицы специалистов.

Из всей античной римской культуры простым смертным доступны только мозаики и скульптуры, которые сохранились в музеях лишь потому, что камень прочнее человеческой плоти. Когда распалась Западная римская империя и возникла Восточная римская империя со столицей в Константинополе, римская культура туда не перебралась, а ушла в небытие вместе с вымиранием её носителей на Апеннинском полуострове. Потому византийская культура не продолжила римскую, а лишь сохранила её артефакты на полках хранилищ. Когда в 15-м веке во Флоренции возник Ренессанс*, несмотря на красивое название, это было никакое не возрождение античной римской культуры, а появилась иная культура для совершенно других носителей, обитающих в итальянских городах-государствах. Так что нет ничего удивительного в том, что национальные культуры умирают и рождаются вместе с исчезновением и появлением их носителей.

В первые годы советской власти из СССР насильно высылали интеллектуалов («философский пароход» 1922 года) и по своей воле за границу бежали тысячи творческих людей. Русская культура беднела, но продолжала жить, поскольку в стране после закрытия границ оставалось довольно большое число творческих и образованных людей. Они поддерживала и воспитывали новые поколения, а потому при советской власти русская культура продолжала жить и в некоторых областях даже расцветала.

Удивительно, что при своей паталогической жестокости Сталин ценил поэзию, много читал, любил театр, балет и традиционную классическую музыку. Его личные вкусы, во многом ограниченные и примитивные, доминировали над культурой страны и на годы определяли развитие советской литературы и искусств. В СССР было широко распространено культурное (хотя часто и однобокое) воспитание молодёжи в творческих кружках, «университетах культуры», любительских театрах, домах культуры, дворцах пионеров. Поэтому даже в кровавые времена сталинского террора слой носителей существовал и культура, хотя и зажатая в прокрустово ложе идеологии, всё же была жива и даже порой создавала шедевры — не вопреки зажимам, а порой благодаря им, ибо сверкающий алмаз родится при сильных давлениях.

В наше турбулентное время из России происходит невиданный в истории исход талантов, несравнимый по масштабу с исходом 100 лет назад. Но это ещё полбеды. Беда в том, что в стране стремительно исчезает слой носителей культуры. Исчезает он по двум причинам: массовый отъезд людей, способных к восприятию культуры, и катастрофическое снижение образования и культурного уровня молодёжи.

Несравненного по красоте поэзии русского языка больше нет, люди общаются на каком-то грубом сленге. Из-за исхода страна лишается талантливых учёных, инженеров, журналистов, учителей. Стало до обидного мало читателей настоящей, а не бульварной литературы, посетителей концертов, музеев и выставок. Возродить этот культурный слой так просто не получится, ибо носители культуры — это не игра природы, они есть результат многолетнего воспитания и образования. На пустом месте они не возникают. Культурные люди страну покидают, а молодое поколение не получает хорошего образования и к культуре не приобщается.

Разумеется, в России пока ещё остаётся некое число образованных и культурных людей, но боюсь, что это число уже не достигает критической величины, а поскольку люди стареют и умирают, слой носителей культуры неизменно будет истончаться и дальше. Новые поколения потеряют культуру своего народа и будут не в состоянии воспринимать культуры других стран. Похоже, что Россия, или то, что от неё останется после распада, скатывается в интеллектуальное средневековье.

Но быть может те, кто покинули Россию, унесли с собой культуру, и она сохранится в изгнании в других странах, а потом вернётся на родину? Да, какое-то время сохранится, но лишь пока живы изгнанники, но не их дети. Последующие поколения станут носителями культур своих стран, а русская культура, как латынь, станет уделом специалистов-историков. К примеру, мои американские дети довольно прилично говорят по-русски, но не читают и не интересуются русской литературой, а внуки вообще не знают русского языка. С этим ничего не поделать — такова жизнь. Потому срок жизни русской культуры за рубежом, как и в самой России, ограничен жизнью одного поколения. Сможет ли русская культура вернуться домой из изгнания, зависит от политических перемен в России, только что-то не верится, что при жизни нынешнего поколения там произойдёт резкий поворот к лучшему. 

Разумеется, осколки и отблески русской культуры ещё долго будут существовать за границей в виде переводов на иностранные языки пьес Чехова, книг Достоевского, будет звучать музыка Шостаковича, Чайковского и Рахманинова, но в самой России это вряд ли останется надолго. Вот такой у меня невесёлый «оптимизм» …

 

* Обычно, говоря об эпохе Возрождения, ее колыбелью называют Тоскану, с центрами во Флоренции и Сиене. Говоря о Ренессансе, нельзя пропустить такую фигуру, как Франческо Петрарка, чья жизнь пришлась на «треченто», ХIV век (прим. ред.)

----------- 

Рассказы Якова Фрейдина можно прочитать на его веб–сайте: www.fraden.com

 

Комментарии

Культура, в частности, литература определяется принадлежностью к языку, а не к государству или к нации. В этой связи русская культура и в частности, литература не является собственностью государства Российская Федерация и поэтому не несёт ответственности за действия его населения и политического руководства. Как например, писатель Ф.Дюренматт начавший свою литературную деятельность как раз в 1943 г. не несёт ответственности за политику третьего рейха, хотя является при этом немецким писателем.
Так и сегодня многие люди в Узбекистане, в Израиле, в Германии, в США да где угодно, пишут на русском языке. Но ответственность за войну на Украине проистекает из их личного выбора, а не от самого того факта, что их язык творчества - русский.
И ещё повторюсь закат имериии, разрушение какого-либо государства не означает гибели литературы на языке этой империи. Испанская литература не погибла после освободительный войн в Лат. Америке, а скорее, наоборот, получила новый импульс развития в новых независимых государствах. Да и литература на той же самой латыни существовала более тысячи лет после гибели Римской империи. Достаточно вспомнить Ф.Петрарку или поэтов-латинистов XVIв из Польши и ВКЛ таких как Н. Гусовский. Евреи не имели своего государства в средние века и новое время. Значит ли это, что не существовало еврейской литературы и культуры?

К сожалению, автор прав. Я послал эту статью нескольким творческим людям в России. Вот, к примеру, ответ моего приятеля профессора московской консерватории М.: "… Полностью согласен. Очень интересное исследование! Очень грустно, но реально, перспективы нет…. Мы это чувствуем на себе… Полное падение культурного уровня и обыдление масс… БРАВО АВТОРУ!… Друзья, которым я переслал, тоже абсолютно согласны…. Это 100 процентно... увы.."

Аватар пользователя Игорь Рейф

Вы пишете: " В любой стране культура существует как бы независимо от народа, вне подавляющей массы населения". Думаю, что ни Толстой, ни Пушкин не подписались бы под этими словами. Та же пушкинская Арина Родиновна, она что, тоже была "серой массой"? И как бы ни был тонок культурный слой, он все-таки существует зависимо от народа. И носителем языка является весь народ, а не только его культурный слой, примером чему может служить блатной жаргон, проникший не только в бытовой язык, но и в художественную литературу. Или возьмите Ивана Денисовича или Матрену Солженицына. Ведь они тоже подпитывали его творчество, а не только Нержин с Костоглотовым. Как тут провести границу? Главное, чтобы сохранялись носители языка и богатства, им накопленные, а культурный слой нарастет сам собой.

1. Пение под гитару никуда не делось. Кроме того, что Городницкий и Ким продолжают писать и петь, Иваси недавно дали концерт аж в Москве, но есть и более молодое поколение, хотя бы Тимур Шаов и Михаил Щербаков. Не слышали?
2. О смерти латинского языка — просто смешно. Нам просто повезло, что в то время было много образованных людей и они оставили по себе память в письменном виде. Язык постоянно меняется, мы с вами не говорим на языке княгини Ольги, и если и читали "Слово о полку Игореве" то скорее всего в переводе. ТОТ русский язык умер, но, по странному стечению обстоятельств, мы современный язык тоже называем русским.
3. О чем речь: о рождении новых культурных произведений в России или о восприятии России за границей, с этим надо разобраться. Если о новых произведениях в России, то они будут. Уж на что сталинизм душил всякое творчество, но русская культура тем не менее восстала из пепла.
4. Сравнивать надо не с Древним Римом, а с нацистской Германией, если говорить о восприятии ее Западом. Да и пост-гитлеровский застой наблюдался, особенно в кинематографе, что не удивительно. Ну да, Вагнера долгое время не исполняли, но это уже прошло. Но оплакивать русскую культуру сейчас, это как если бы оплакивали немецкую культуру в 1943 году. На дворе, и у немцев в первую очередь, стояли более насущные проблемы.

Аватар пользователя Соня Тучинская

Читала, и не верила своим глазам. Обладатель "бойкого пера" Яков Фрейдин на детальном уровне вникает в состав крови русских национальных гениев, чтобы доказать, что "чисто русским" ДНК там фактически и не пахнет. Читая этот постыдный опус, Геббельс посрамленно закуривает в углу. А че, давайте жить по Фрейдину: Жуковского называть великим турецким поэтом, у него мать - турчанка, Герцена - великим немецким писателем и мыслителем, по матутшке-то он - немец, ну, Лермонтова - великим шотландским поэтом, а  Чайковского, соответственно, великим французским композитором. Да, и самую  главную и ненавистную фрейдиными скрепу забыла - Пушкина с его...как ее там...., а вот - имперскостью, отдадим эфиопам. Ну, а сами останемся с фельетонами господ, похоронивших Русскую Культуру, тех, кто думает, что сегодня представляет "Русскую Культуру в изгнании".  И невдомек им, бедолагам,  что в том то и фишка, что все перечисленные им гении, независимо от состава своей крови,  творили во славу того, что называется Русской Культурой, по которой фрейдины уже скоро год, как поют отходную. Не замечая смехотворности и  мохнатой пошлости в том, чтобы из комфорта  и безопасности своего заурядного эмиграционного существования оплевывать ядовитой слюной нечто для себя недосягаемое, автор опуса пробивает дно, илистое болотное дно.   

"Мысли" автора "о тонкой прослойке" потребителей высокой культуры, доступной лишь автору со товарищи, не просто смехотворны, а отвратительны своим чванливым высокомерием, своим ничем не оправданным презрением к миллионам людей, среди которых, запростяк, не существуй The Jackson–Vanik amendment to the Trade Act, мог бы сегодня быть и сам Яков Фрейдин... И хорошо бы ему задуматься, что сказал бы наверняка чтимый им Бродский о том, чем он опростался в этой своей "панихиде". А собственно, Бродский ему, Фрейдину, уже ответил, давно, в стихотворении «Мой народ», которое Ахматова называла гениальным. Вот отрывок из него:

..Пусть возносит народ – а других я не знаю судей.

Словно высохший лист – самомненье отдельных людей.

Лишь народ может дать высоту, путеводную нить,

Ибо не с чем свой рост на отшибе от леса сравнить.

Припадаю к народу. Припадаю к великой реке.

Пью великую речь, растворяясь в её языке.

Припадаю к реке, бесконечно текущей вдоль глаз 

Сквозь века, прямо в нас, мимо нас, дальше нас.

О языке тут уже до меня верно сказал Роман. Редкий случай, когда я с ним согласна на все сто.

.

Мадам Тучинская видимо была отличницей в советской школе: она крепко усвоила язык советской пропаганды, которая злобно клеймила «отщепенцев», вроде Пастернака или Солженицына, не озабочиваясь аргументами, но лишь навешивая ярлыки и выплёвывая хамскую ругань. Вот, к примеру, перлы советского лексикона из комментария Тучинской: «обладатель бойкого пера», «постыдный опус, Геббельс посрамленно закуривает в углу», «автор опуса пробивает дно, илистое болотное дно», «оплёвывать ядовитой слюной», и т.п. Хорошо, хоть пока не делает последний шаг, типичный для сталинско-хрущёвских времён: «расстрелять, как бешеную собаку!».
Хаять и лаять куда проще, чем задуматься и понять, что всё написанное в статье есть логичное заключение из опыта нынешней печальной реальности. Вывод, к которому пришёл автор, не доставляет ему радости, но, как честный врач, он вынужден поставить летальный диагноз. А вам, товарищ Тучинская, уж лучше бы промолчать...

Аватар пользователя Соня Тучинская

Остальной косноязычный демагогический бред оставляю без внимания. (в советское время, любезнейший, не говорили, "нервно закуривает в углу", это мемы 21-го века., и т.д). А вот последней строчкой заинтригована. А почему, господин хороший, "товарищу Тучинской уж лучше бы промолчать"? Это звучит как угроза. Как будто Вы тесемками папки на которой написано "дело Тучинской" теребите. А Бродскому с его стихо и Ахматовой, которая назвала его гениальным,  тоже "лучше бы промолчать"? 

Да уж, с мощной поэзией Бродского не постязаешься — большой был поэт, хотя по своей жизни он к народу совершенно не "припадал" — всё больше припадал к сливкам культурной элиты, да и "пил" не из народного языка, а из того благородного, что создавали сливки русской культуры. Хотя действительно, единицы из которых вышли из низов, но никогда туда больше не ходили.
Но мне в связи с "аргументами" тов. Тучинской против текста Фрейдина вдруг припомнилась басенка дедушки Крылова про слона и моську. С чего бы это?

Сейчас навязать кому-либо какое-либо отношение к ней. Взгляд на русскую культуру это проблема выбора того или иного человека. Если у человека бюсты Пушкина ассоциируются с ракетными обстрелами, оккупацией и другими военными преступлениями, вы не сможете его убедить, русская культура это хорошо. Также если человек, несмотря на всё происходящее, всё равно остаётся верен, что называется, русской культуре, его тоже никто не может заставить отречься от неё.
Так что каждый решает для себя сам что ему делать, и никто никому ничего не должен.
В такой ситуации думающий человек может лишь с пониманием отнестись к тем, кто сегодня сносит бюсты Пушкину и сказать: "Спасибо", тем, кто этого не делает

А ваша проблема, Тучинская, в том, что вы стремитесь именно навязать другим своё мнение, а точнее свою веру в авторитет Пушкина, Солженицына, Аксёнова, Бродского и др. Ах они говорили и делали вот так, значит все должны говорить и делать вот так
Хотя, к примеру часто цитируемый вами В. Жаботинский спокойно отрёкся от Пушкина и от русской культуры, можно сказать разрушил памятник Пушкину в собственной душе, а ведь это похуже, чем снести Пушкину бюст на площади. Жаботинский сказал: «Зная половину Пушкина наизусть, я готов отдать всю модернистскую русскую поэзию лишь за 7 букв квадратного еврейского шрифта».

И это был его выбор, также и уважаемый Яков Фрейдин сделал свой выбор, представив для опубликования данную статью на для публикации в "Чайке" Я с ним не согласен, но я не опускаюсь до оскорблений человека, которого многие считают интересным писателем и незаурядным изобретателем

Аватар пользователя Соня Тучинская

«Всякая любовь, зависящая от каких-либо обстоятельств, уходит, когда меняются обстоятельства. Только беспричинная любовь не исчезнет никогда», – говорится в книге «Пиркей Авот» (Талмуд, "Поучение отцов". Это верно и в случае с ненавистью. Когда она имеет под собой основание – будь то страх или обиду, и неважно, насколько они оправданны, – то со временем конфликтная ситуация может разрешиться, обида ослабнуть, а ненависть – уйти. Но с безосновательной ненавистью справиться невозможно – она стихийна и бесконечна".

Так вот, ненависть к Русской Культуре, да и к России, ставшая в последнее время "модным поветрием", это проявление той самой  "безосновательной ненависти", о которой уже в седой древности знали наши с автором этого опуса предки.

Аватар пользователя Соня Тучинская

"И знай, Копченый, на этот раз рассердил ты меня всерьез..." :))

И потому, хочу поделиться с автором опуса еще кое-чем, касающемся политизации творчества величайших гениев человечества. Ну, вот, основателя и столпа русской изящной словесности, Пушкина, к примеру. И в особенности его "Клеветникам России". 

«Клеветникам России», как, собственно, и все у Пушкина, есть образец совершенной поэзии. - Но, в «Клеветникам России» Пушкин выступает как имперец, оправдывающий зло российского правительства, - возразят мне фрейдины. И поэтому валить памятники ему - дело нужное и достойное. 

А ответ мой на это был бы такой:

- Судить гения позапрошлого века по меркам-оценкам сегодняшнего идеологического мейнстрима – это, братцы мои, недостойно вашего просветленного коллективного разума.  Вы еще не все про Пушкина знаете, но я вам, так и быть, открою  один ужасный секрет. Если кто стоит, то вы сядьте. Пушкин писал князю Вяземскому по поводу польских событий 31-го года: «Все это хорошо в поэтическом отношении. Но все-таки их надобно задушить».

Вот видите, «наше все»  оказалось еще хуже, чем вы, "светлоликие", о нем думали.  А ведь то, что он сказал, прекрасно соотносится с другим его, как раз, очень известным признанием Вяземскому, имевшим привычку укорять Пушкина выражением верноподданических чувств. Кстати, именно его Довлатов в Заповеднике цитирует: «Поэзия выше нравственности. Или, во всяком случае — совсем иное дело. Господи Суси! Какое дело поэту до добродетели и порока? Разве их одна поэтическая сторона!»

Это главные ключевые слова: одна поэтическая сторона. Вот, к примеру, в реальной жизни Пушкину была омерзительна патологическая скупость его отца, но, когда бытовой конфликт со скупердяем родителем был перенесен им на вершины поэзии, то есть, в сферу «нас возвышающего обмана», его Скупой рыцарь приобрел черты красоты и даже величия. Вот так и «Клеветникам России» - лишь красота и величие. Навечно.

Нет, я не путинский клеврет. Я просто Пушкина очень люблю. И мне невыносимо видеть, как ему на шею набрасывают веревку, чтобы стянуть бюст с пьедестала.

Если кому интересно, вот здесь с разных сторон освещен этот болезненный предмет: 

Против войны на Украине? Докажи! Вычеркни русскую культуру из своей жизни!: tuchiki — LiveJournal

Можно разделить эмоции Якова Фрейдина, но трудно согласиться с его выводом. Русская культура будет существовать, пока есть русский народ, существованию которого никто, кроме него самого, не угрожает. Правильно говорил Евтушенко: “Если будет Россия, значит, буду и я.” Никаким критериям по уровню этики, народного образования, благосостояния и т.п. удовлетворять не нужно, как и для прочих сфер деятельности (бизнес, спорт, политика, организованная преступность): полные невежды и законченные негодяи могут быть выдающимися деятелями, а тем более потребителями. Можно ли отъявленных нацистов считать мастерами культуры? Конечно, см. Кнут Гамсун, Мартин Хайдеггер, Лени Рифеншталь (вот только швейцарец Фридрих Дюрренматт тут ни при чем). А отъявленных путинистов? Безусловно, см. Юнна Мориц. Стихи в России, как известно, растут из невесть какого сора, а уж этого материала там всегда хватит.

Другое дело, что в свете развязанной Россией войны, которая вот-вот перейдет в третью мировую, отношение к этой стране и ее народу неизбежно отражается и на восприятии ее культуры. Как можно относиться к тем, кто о причинах войны рассуждает следующим образом (цитирую Соню Тучинскую, “Чайка” от 03/23/22): “А когда правителю самой большой на земле державы с величайшим историческим и культурным наследием, с мощнейшей армией, оснащенной новейшим оружием, говорят, что ты никто, и звать никак, и обсуждать ничего с тобой не будем, и вообще, твое место у параши... Когда так говорят, получают в ответ полномасштабную войну на Украине.” Иначе говоря, все падайте ниц перед военной мощью и культурным наследием нашей империи, а не то мы разбомбим ваши города, станем вас грабить, убивать, пытать, насиловать, и сами будете виноваты, потому что темнота некультурная. Конечно, не все в России так рассуждают, там есть и нормальные, думающие люди, не потерявшие совести, но их круг, как водится, узок, и они страшно далеки от полностью поддерживающего войну народа.

За время войны репутация мощнейшей армии с ее новейшим оружием поблекла. То же самое закономерно происходит и с репутацией российского культурного наследия, которое не избежало частичной мобилизации и оказалось замаранным полностью. Лучше других это выразил поэт Орлуша:

Всем, кто плачет по Пушкину: лучше
Запоститете фото из Бучи.
Или вам это видеть не больно,
Сносом бюстика недовольным?
Хватит рвать на себе волосьё,
Защищаючи «наше всё».
Вы, ломая ручонки, встали
За обрубок на пьедестале?
Знай, потомок интеллигента:
Всё, что «ваше» – вон с постамента,
И пока не умолкли пушки,
Никому не нужен ваш Пушкин,
Да и после-то, если честно,
Будет нужен ли – неизвестно.