Сомнение

Опубликовано: 7 ноября 2022 г.
Рубрики:

Не задавайте вопросов, если не хотите быть обманутыми.

 

У детей бывает период «почемучества», когда они задают вопросы про всё и обо всём. Есть варианты ответов: «подрастёшь – узнаешь», «тебе ещё рано это знать», «почему, почему? По балде и по кочану», «много будешь знать – скоро состаришься». В начале этого периода ребёнок может поверить, что вода в море солёная потому, что там плавает селёдка, а ветер дует оттого, что качаются деревья. Но потом встают более взрослые вопросы и, когда и на какие из них следует отвечать, а не отнекиваться, определить трудно, а порой и невозможно. Когда я своему шестилетнему внуку Артуру на его многочисленные «вот если бы» сказал пословицу «если бы у бабушки была борода и она курила трубку, то она была бы дедушкой». Внук недоверчиво посмотрел на меня: «Она всё равно была бы бабушкой».

Помните, когда Вову Иванова спросили после первого сентября, много ли он узнал нового в школе, Вова честно ответил, что узнал не очень много и что, видимо, придётся сходить в школу ещё раз. И ребёнок сам начинает доискиваться до правильных ответов, и тут многое зависит от источника получения ответов на эти вопросы. 

Дальше я пытался говорить с внуком изречениями и пословицами, чтобы приучать его мыслить кратко и содержательно. И это дало свои плоды. Я выправил некоторые пословицы и обучил им внука: 

«Никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать послезавтра». «Ученье и труд всё перетрут, например, здоровье». 

«Любишь кататься – полезай в кузов». 

«Подальше положишь – быстрее забудешь».

«Сколько волка не корми, а уши у слона всё равно больше». 

«Заставь дурака Богу молиться – он и пол расшибёт».

«Последним смеётся тот, до кого туго доходит».

 «С миру по нитке – голомору верёвка».

 

Ученье не прошло даром – с кем поведёшься, с тем и наберёшься. 

Но не все знания приносят радость. Есть мнение, что знания увеличивают скорбь. Узнав, что всё познаётся в сравнении, человек начинает сравнивать. Результаты бывают очень разные и не всегда радостные. И тут вдруг новое: «всё подвергай сомнению». Узнав об этом, и я стал сомневаться во всём. Это порочное чувство часто одолевало меня и мне не удалось окончательно избавиться от него и сейчас.

Начальные классы я учился в школе-бараке в третью смену. С братом Вовкой, бывшим на год старше меня, у нас были одни валенки, и Вовка учился во вторую смену, а я в третью. Рядом с бараком был «туалет». Третья смена заканчивалась поздно, но иногда – очень поздно. Наша классная дама Анна Михайловна за малейшее нарушение одного из учеников оставляла после занятий весь класс. Нас обучали коллективной ответственности и доносительству. Класс стоял до тех пор, пока кто-то не называл виновника. Обычно это писала кто-нибудь из девчонок на промокашке в своей тетради и Анна Михауловна регулярно проходила вдоль рядов и читала донос. Никто из пацанов никогда не доносил – можно было получить взбучку и презрительную кличку «сиксот» (искажённое «сексот» - секретный сотрудник). Доносительство поощрялось, и около училки всегда было несколько «подлиз». Анна Михайловна была женщиной нервной и во время уроков била нас, нерадивых учеников, и книгами по голове, и линейкой по рукам.

В те времена в школу с собой никаких бутербродов не брали – не было ни бутеров, ни бродов. И стояли мы часами, холодные и голодные, и ждали, ждали … Домой прибегал иной раз уже ближе к полуночи. А от барака до дома два километра, да ещё если мороз прихватывает.

Обучение доносительству, вероятно, было всеобщим, что в итоге привело к наличию в анналах НКВД, ГПУ, КГБ, МВД четырёх млн. «сообщений благожелателей», а это немало.

Взрослея, я раздвигал границы понятий «мало» и «много». Были и промежуточные величины: «так себе», «не очень», «это как посмотреть» и др.

Подливал масла в огонь и брат Николай. Он был старше меня на шесть лет, как потом оказалось, самый умный из нас четверых братьев - и потому самый сомневающийся. Доводя мысль до её логического завершения, чтобы понять её сущность и значимость, он порой приходил к удивительным результатам. Узнав, что одному из столпов марксизма-ленинизма «ничто человеческое не чуждо», Николай обобщил человеческие качества - и в них оказались и ложь, и подлость, и кое-что ещё. Из этого следовало, что и эти качества не были чуждыми одному из основоположников. 

В техникуме, на лекции по электротехнике, нас оповестили, что словосочетание «закон Джоуля – Ленца» следует произносить «Закон Ленца – Джоуля», так как наш российский учёный Ленц первым открыл этот закон и только потом англичанин Джоуль. В действительности они открыли этот закон независимо друг от друга и первым был Джоуль, а наш россиянин немецкого происхождения Ленц – вторым. Да и мало ли у нас в России было иностранцев? Сама матушка-царица Екатерина Великая была чистокровной немкой, пригласившая, по совету Вольтера, французского скульптора Фальконе, который не торопясь, за 12 лет, создал первый памятник Петербурга его основателю Петру Первому. А такие россияне как Трезини, Росси, Кваренги, Монферран, Растрелли, Камерон? Все они созидали на российской земле - и потому мы их смело называем россиянами. И вообще, одно время говорилось, что всё, что сделано лучшего в мире во всех областях и направлениях, так или иначе, сделано россиянами. 

В то время был такой «патриотический» анекдот. Иностранцы углубились в глубь веков на пять метров и там нашли проволоку, на основании чего утверждали, что уже в те времена у них была проволочная связь. Российские археологи углубились в глубь веков на десять метров и ничего там не нашли, что послужило веским доказательством того, что уже в те времена у нас была беспроволочная связь. Потом появилась первая российская микросхема, самая большая в мире с двумя ручками для переноски. А изобретением коммуналки наша семья пользуется уже 80 лет.

На лекции по химии нам сообщили, что миллионам американцев запрещено во время чистки зубов держать открытым кран с водой. И вновь меня «терзали смутные сомнения»: а кто это контролирует? или американцы настолько воспитаны, что сами закрывают краны с водой, не все, а только те, кому запрещено? Странное дело, но я и сейчас закрываю кран с водой во время чистки зубов. Вероятно, сказалась работа на ледоколах, где пресную воду следовало беречь, хотя и полученную опреснительной установкой. Напомню слова песни, первый вариант которой написан женщиной. Песня называется «Раскинулось море широко»: «…напился воды, воды опреснённой, нечистой». А Фёдор Конюхов утверждает, что на его лодке, на которой он в одиночку бороздит моря и океаны, самым главным приспособлением (устройством) является водоопреснительная установка – без неё он, в лучшем случае, пошёл бы по стопам Алена Бомбара*. Как поётся в другой песне: «без воды - и не туды, и не сюды».

И новый «удар»: в техникуме появились новые студенты - старшеклассники - музыканты, исключённые из городской школы «за игру на буржуазных инструментах». Наш техникум был особенным – готовил специалистов для создания атомных бомб, потому у нас учились любые желающие и даже сомневающиеся: было много бывших зэков, бывших студентов других техникумов, любые переростки - двери были открыты для всех «потерпевших в ночи крушенье». Разница в возрасте в нашей группе составляла шесть лет. В каждом потоке было пять групп: химики – аналитики, химики – технологи, механики, КИПиА (контрольно-измерительные приборы и автоматика) и физики.

 Школьники появились полным составом оркестра и значительно украсили нашу студенческую жизнь синкопированными звуками и уменьшенными доминант-септ-аккордами. А вопрос тогда у меня появился простой: разве бывают музыкальные инструменты буржуазными? А если на саксофоне сыграть гимн Советского Союза, а на балалайке мелодию фашистской песни, то следует ли изрубить балалайку на дрова (вместе с балалаечником), а саксофон исключить из списка буржуазных инструментов? 

Году в 1963, работая на ледоколе «Ленин», играя в судовом оркестре на гитаре, я выучил пару мелодий на саксофоне и кларнете. Открывал иллюминатор и оглашал арктические просторы несоветскими эстрадными пьесами. У белых медведей плохое зрение, но запах они чувствуют за 10 миль. Интересно, как у них со слухом? Помнят ли они «Цветущий май» и «I love Paris»? 

Сейчас это кажется откровенной дурью и пещерным невежеством, но в те времена это влияло на судьбы людей, на их жизнь и место в обществе. В один миг можно было получить ярлык, а, точнее, клеймо, низкопоклонника перед западом, несоветским человеком, льющим воду на мельницу империалистов. И ваша будущность была предрешена: вносилась «чёрная метка» в вашу характеристику-анкету, которая сопровождала вас всю земную (а порой и загробную) жизнь, отключая свет на вашем жизненном пути, и даже на пути ваших детей и родственников. И была песня со словами: «Будет людям счастье, счастье на века, у советской власти сила велика». Слова оказались пророческими: силу советской власти испытали на себе миллионы советских людей и один век «счастья» у России уже позади.

И появилось большое количество «настоящих патриотов», которые на ваши вопросы о любых недостатках, отвечали: «В то время, как весь советский народ, вдохновлённый решениями очередного съезда партии, а также решениями сентябрьского, октябрьского, январского и февральского пленумов ЦК КПСС, идёт к новым свершениям по пути к коммунизму, отдельные товарищи своё внимание направляют только на отдельные недостатки, имеющиеся и в нашей стране…». И этот «патриот» «на коне», а вы – на лесоповале.

Тогда появилось суждение, что все жители СССР являют собой единое сообщество «советский народ» и не следует различать людей по национальностям. Были предложения в паспортах в графе национальность писать «советский». Другие предлагали писать «советский татарин», «советский еврей» и т.п. В нашем семействе предки писались «великорусскими Уральскими казаками» и на парадах шли третьими за Донскими и Кубанскими. Лев Толстой утверждал, что Россия создала казачество, а казачество – Россию. Наполеон говорил: «Дайте мне одних казаков - и я завоюю весь мир». Если в графе «национальность» паспортов нашего семейства добавить слово «советский», то в графе не хватит места. И это ещё не всё: Яицкие (Уральские) казаки – наши предки, не переходили на сторону советской власти. Впрочем, я отвлёкся.

Самостоятельное изучение английского языка не только обеспечило моё досье многочисленными доносами, но в некоторых случаях даже помогало мне. В Петербурге я показывал гостю из Лондона ботик Петра Первого, подаренного англичанами отцу Петра Первого Алексею Михайловичу. Ботик очень заинтересовал гостя, и я оставил англичанина наедине с ботиком, присоединившись к группе туристов, которым гид с небольшого возвышения вещал на английском. В паузе гид обратился ко мне: Where do you come from?» – «I’m from Tootation» - «What’s Tootation?» («Вы откуда?» - «Я из Тутэйшн» - «Что такое Тутэйшн» - «Да, тутошний я, тутошний!» Гид остолбенел и потерял дар речи английской, а также русской. Мне пришлось уйти.

Времена менялись, оставаясь прежними по существу. Я знал сотрудника НИИ, которое, во времена Леонида Ильича Брежнева пыталось решить проблему СПР – синхронного правителя речи генерального секретаря. Идея была такова: генеральный секретарь выступая перед микрофоном, произносит «сиськи-масиськи», а из громкоговорителя слышно: «систематически». Задача, следует сказать, не из простых и институт бился над ней не один год, но со временем необходимость в СПР отпала сама собой.

Я никогда не отрицал успехов нашей страны в коллективизации, индустриализации, электрификации, строительстве каналов, железных дорог, разработке полезных ископаемых и т.п., но прежде, чем впасть в эйфорию и патриотический экстаз, всегда просил назвать стоимость этих достижений в количестве человеческих жизней: в тысячах, в сотнях тысяч, в миллионах. 

Не вышло из меня отъявленного патриота – вероятно, я неправильно применял правило сравнения и всё подвергал сомнению, как учили меня мировые основоположники. В русском языке приставка «со» означает объединение чего-то, соединение. Например «согласие» - это когда все голосуют одинаково, согласованно, единодушно. А полное единодушие бывает только на кладбище. А по поводу мнений писал Сэмюель Клеменс (Марк Твэн): «Хорошо, что у людей бывают разные мнения. Иначе нельзя было бы устроить даже скачки – все бы ставили на одну лошадь». Как говорится, «сколько людей – столько и мнений». И потому объединение мнений называется СОМНЕНИЕМ.

----------

* Человек, пересекший Атлантику на надувной лодке (прим. ред.)