В жанре фэнтэзи: спасти Россию

Опубликовано: 11 сентября 2022 г.
Рубрики:

– Наполеон Бонапарт перешёл через Неман! – продиктовал директор института по изучению Земли доктор космоисторических наук Бумберр секретарю. Тот простучал на печатной машинке эту историческую фразу и вопросительно посмотрел на профессора.

– Пока всё, – пожал плечами Бумберр. – Откуда мне знать, что будет дальше? – профессор указал лохматым пальцем на большой экран на стене конференц-зала. На экране невысокий плотный человечек со скукой на полноватом лице наблюдал за переправой своей армии через реку.

Дверь резко распахнулась, и в конференц-зал вбежал ещё по-юношески неуклюжий и немного косолапый аспирант-заочник Вабик. Его искусственно наращенная шерсть на голове, как всегда, была растрёпана.

– Профессор! Бонапарт напал на Россию!

– Да, мне это известно, – довольно потирая лапы, сказал Бумберр. – У нас будет много материалов для исследований!

– Боюсь, не будет, профессор, – покачал головой аспирант. – Звонили из академии наук – сюда прибудет наш космический флот. Землю приказано уничтожить!

– Но я ещё не закончил о ней книгу, – запротестовал профессор. – И за что, собственно, её уничтожать?

– Это решение наших аналитиков. Они подсчитали, что победа Наполеона в этой войне повлечёт за собой разгром антифранцузской коалиции и создание единой империи. Без войн и конфликтов лет через двести земляне выйдут в космос и будут угрожать нашей цивилизации.

– Так, может, Бонапарт ещё не победит? – возразил Бумберр.

– Это с такой-то армией? – аспирант в усмешке обнажил острые зубы. – Так или иначе, аналитики рисковать не будут, поэтому и отправили к нам военных.

– Срочно созывайте учёный совет! – заволновался профессор. – Нужно спасать Землю от наших сумасшедших генералов!

 

Совещание проходило бурно. Встревоженные новостями об уничтожении планеты и закрытии института, учёные спорили и местами даже ругались.

Если бы объект изучения зарианских учёных – человек – наблюдал бы заседание совета со стороны, он бы увидел жуткую картину: два десятка белых медведей в причудливых одеждах, сидя на стульях за овальным столом, ревут друг на друга, размахивая мохнатыми лапами.

Во время жаркой полемики под тяжёлым локтем завхоза треснуло блюдце, были разбиты три чайные чашки, а из одной воду случайно выплеснули на почтенного академика Барра. К счастью, старик ничего не заметил, ибо задремал ещё в начале заседания.

Все споры прекратил директор института конкретным предложением.

– Если мы не хотим потерять работу, – веско заявил он, – мы должны помочь землянам!

– Но как?!! – хором спросили члены учёного совета.

– Мы всегда симпатизировали этим славным голокожим существам, – медленно выговаривая слова, произнёс вдруг проснувшийся академик Барр. –Но что мы можем сделать? Мы – учёные – против целого флота?

– У меня есть план, – понизив голос, сказал профессор Бумберр. – Мы должны помочь Бонапарту проиграть кампанию в России!

– Но он тщеславен и вряд ли примет такую помощь, – засомневалась Нарра, миловидная заведующая кафедрой человеческой психологии. – И как же этика невмешательства? Мы не должны влиять на ход истории планеты.

– Мы это сделаем скрытно, – пояснил Бумберр. – Никто и не узнает.

– Но как Наполеон проиграет, если он непобедим? – поинтересовался военный космоисторик Гуур, известный всему институту как неисправимый скептик.

– Вот об этом мы и должны подумать, – директор института устало опустился на стул. – Ваши предложения, коллеги?

 

Глубокой и тёмной ночью во французском военном лагере одна подозрительная личность протянула другой не менее подозрительной личности баночку с пилюлями.

– Это должно попасть в желудок Бонапарта, – хрипло сказал владелец баночки. – Достаточно одной таблетки!

Утром перед решающей битвой Наполеон Бонапарт, раздражённо потирая красный простуженный нос, чихал на своих прославленных маршалов. Те терпеливо ожидали приказов. Но великий полководец продолжал лишь чихать.

– Начинать ли нам сражение, мой император? – наконец, почтительно спросил Ней, стараясь незаметно прикрывать рот, чтобы не заразиться хворью корсиканца.

– Начинайте! Идите и творите историю! – гнусавым голосом велел Наполеон.

За этой сценой из конференц-зала наблюдали зарианские учёные.

– Вы и правда, думаете, что насморк способен изменить ход битвы? – иронически спросил военный космоисторик Гуур.

– Самцы людей весьма болезненно его переносят, – заверил профессор Бумберр.– Вот увидите ¬– Бонапарт проиграет сражение!

Когда панорама великой битвы погрузилась в темноту, работники института растерянно переглянулись.

– Так кто же победил? – высказал вслух всеобщее недоумение доцент кафедры земной рекламы Уухтер.

– Флот продолжает двигаться к нам, – инженер-техник института Лурр переключил канал на экране, и все увидели светящиеся точки. Они медленно, но неумолимо приближались.

 – Значит, аналитики признали победу за Бонапартом, – вздохнув, сказал Бумберр.

Учёные заметно приуныли.

– Ещё не всё потеряно, – утешал профессор коллег, – пусть только французы займут Москву – и мы их выкурим оттуда! Буквально.

 

Спустя месяц в опустевшем конференц-зале за столом одиноко сидел подавленный профессор Бумберр.

Тихо вошел аспирант Вабик.

– Профессор, ваша идея поджечь Москву была гениальна, но армия Наполеона цела и уже покинула город, – с сожалением смотря на учёного, сказал аспирант. – А флот уже близко. Вам надо эвакуировать институт.

– Я так просто не сдамся! – зарычал Бумберр. –Соедините меня с синоптиками!

 

В декабре 1812 года на экране конференц-зала зарианские учёные лицезрели фиаско наполеоновской армии. Опустив обмороженные носы, угрюмые солдаты переправлялись через Неман обратно на запад.

– Браво, профессор! Браво! Наш флот повернул назад! Вы великолепны! – члены учёного совета не скупились на похвалу.

Профессор Бумберр, как и полагалось триумфатору, со скромным выражением лица принимал поздравления коллег.

– Но как вам удалось убедить синоптиков организовать такую суровую зиму? – в этот день даже Гуур, забыв на время, что он скептик, искренне восхищался своим директором.

– Никак, – признался профессор. – Синоптики только составили для меня прогноз погоды, а я отправил его аналитикам. А уж выводы они сделали сами.

И насладившись удивлёнными лицами коллег, профессор Бумберр взял со стола бокал из венецианского стекла и торжественно произнёс:

– Друзья! Хочу предложить тост за землян. Их история продолжается!